ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не дожидаясь ответа, он покинул кабинет. Алекс пошел проводить Кемаля до дверей.

– Я постараюсь звонить тебе каждый день, чтобы постоянно быть в курсе дела. Ты должен оставить свою лень и найти наконец Ирмака.

– Но я и так сбился с ног. – Резковатый тон Алекса слегка удивил Кемаля, но потом он понимающе улыбнулся: – Не сердись. Я тут ни при чем. Это все статуэтка, из-за нее она так оживилась.

Алекс знал, что Кемаль прав. Но, черт побери, Кэтлин никогда раньше не смотрела на него так отчужденно и враждебно.

– Не понимаю, о чем ты. Я рад, что идея с Танцующим Ветром сработала.

– Для тебя это оказалось болезненным. Ничего, все устроится со временем.

И Кемаль закрыл за собой дверь.

– Мы что, в самом деле завтра отправляемся? – спросила Кэтлин, стоя в дверях кабинета.

– Конечно.

Он лишь мимоходом взглянул на нее, отправляясь в свою комнату.

Ревность. Боже, в нем бушевала ревность. Он ревновал к Кемалю, к проклятому переводу, к Танцующему Ветру. Никогда раньше он не испытывал ничего подобного.

Ему вдруг захотелось взять и встряхнуть ее. Если бы она хоть раз посмотрела на него так, как в те их первые дни в Париже! Рассудком он понимал, что это нереально, нужно было набраться терпения, как рекомендовал Кемаль. Но чувства не подчинялись доводам рассудка. Он так хотел помочь ей, а она все больше уходила в себя, отгораживаясь от него. Нет, подумал он горько, не надо лгать хотя бы самому себе. Помочь ей – это не все, к чему он стремился. Он тосковал по ее телу, вспоминая, как трепетало оно в его объятиях, как мгновенно отзывалось на его ласки, он тосковал по ее дружескому участию, помощи, поддержке – по ее любви.

Кэтлин перевернула следующую страницу и положила ее рядом с собой на покрывало.

– Спи лучше, – сказал Алекс. – Завтра тебе придется карабкаться по горам.

– Мы же пойдем коротким путем. – Кэтлин все никак не могла оторваться от перевода.

– И тем не менее я бы не хотел тащить тебя на себе.

Она подняла глаза.

– Тебе не придется тащить меня, я смогу идти сама. – Она вдруг усмехнулась. – Это не мои слова. Так ответила Ясинта Андросу.

– Что?

– Когда они покидали Трою. – Она задумчиво смотрела на огонь. – Ясинта сказала, что сможет идти так же быстро, как и он. Ты знаешь, Андрос был из народа шардана, и я думаю, что и надпись могла быть на их языке. Мне почему-то кажется, что это именно Андрос сделал надпись на статуэтке после того, как покинул Трою. Может быть, он хотел, чтобы потомкам стала известна его история.

– Почему ты так думаешь?

– Ни в одной из первых легенд о надписи ничего не говорится. Дается только детальное описание статуэтки.

– Возможно, о ней просто забыли упомянуть.

– Почему же тогда традицией семьи стало вести свою историю от Андроса – об этом пишет Катерина в своем дневнике. И все же… – Кэтлин вдруг нахмурилась. – Странно…

– Что?

– Андрос был воином, а не мыслителем, не таким человеком, который стремится сохранить для потомства память о себе.

– Откуда ты знаешь, каким он был?

– Прочитай эти легенды, я думаю, ты согласишься со мной.

– Возможно, завтра я это и сделаю. Кто были эти шарданы?

– О них слишком мало известно. Они держали в тайне свои законы и обычаи и не оставили никаких документов. Древние египтяне считали их морскими разбойниками. Они устрашали противника в битвах своей силой и ловкостью, одно время они атаковали и побережье египтян, но позже многие из них стали наемниками у фараонов. Никто не знает, почему из врагов они превратились в слуг.

– Надеюсь, ты не собираешься посвятить выяснению этого вопроса сегодняшнюю ночь? – Алекс отвернулся от нее, застегивая «молнию» на своем спальном мешке. – Спи!

– Еще минуту.

– Немедленно.

В его голосе было столько свирепости, что это изумило ее. Читая историю Андроса, она забыла обо всем на свете и не чувствовала растущего напряжения Алекса. Только теперь она заметила, что он еле сдерживает себя. Не стоило доводить дело до ссоры. К тому же он прав, ей надо быть в форме завтра.

Подъем оказался гораздо более трудным, чем это представляла себе Кэтлин. Не удалось дойти до пещеры даже после полудня. Узенькая тропинка местами обрывалась и совсем пропадала, и им приходилось шагать по ямам и валунам.

Когда же наконец их взорам открылась широкая впадина из известняка, Кэтлин чувствовала себя так, будто карабкалась уже много дней, а не часов. Рюкзак оттягивал ей плечи и весил, казалось, целую тонну.

Алекс обернулся и протянул ей руку, помогая взобраться на выступ.

– Все в порядке? – Впервые за время подъема он заговорил с ней.

Она кивнула, тяжело дыша и вытирая шарфом пот со лба.

– Стой здесь. Я должен проверить, что там внутри. Он исчез в глубине пещеры.

Она постояла немного, отдышалась и двинулась за ним.

Свет проникал в пещеру со стороны входа. Свод над головой Кэтлин поднимался в высоту до тридцати футов, но не чувствовалось ни сквозняков, ни холода. Было почти жарко внутри. Кэтлин видела очертания булыжника и валунов и мерцание фонарика Алекса, шедшего к ней.

– Ты, как всегда, не считаешь нужным подчиняться моим инструкциям.

– Как далеко в глубину уходит пещера?

– Ярдов на четыреста. Здесь так тепло потому, что в глубине есть горячий источник. – Он шутливо улыбнулся. – Но я не заметил никаких древних символов или надписей на стенах.

– Я на это и не рассчитывала. – Кэтлин стащила с плеч рюкзак и бросила его на землю. – Здесь поблизости нет никаких деревьев, мы не сможем разжечь огонь. Хорошо, что в пещере так тепло. Давай разобьем здесь лагерь. Поиски можно будет начать с рассветом.

– Я удивлен, что ты не хочешь начать их прямо сейчас. Она проигнорировала его язвительный тон.

– Если пещера действительно так мала, как ты говоришь, это будет несложной задачей. Думаю, за день мы с этим справимся. – Она встала на колени и принялась расстегивать рюкзак. – Я хочу успеть прочитать следующую легенду в дневнике, пока не наступили сумерки. – Она обернулась лицом ко входу и, избегая встречаться с ним взглядом, продолжала: – Прошлым вечером я готовила еду, теперь твоя очередь.

Прихватив перевод из рюкзака, Кэтлин двинулась к выходу из пещеры и удобно устроилась снаружи, облокотившись на известковую бугристую выпуклость стены.

Долина простиралась перед ней – мрачная, безжизненная, освещенная поздними лучами солнца.

Она слышала шаги Алекса в пещере, и ей хотелось совершенно отгородиться от него, погрузившись в чтение дневника. Но не успела она пробежать и трех страниц, как Алекс вышел к ней.

– Дай мне прочитать первую легенду.

Она подняла глаза.

– Сейчас?

– Ты же хотела, чтобы я прочитал. – Он сел с ней рядом и взял первые страницы. – А что мне еще остается теперь делать?

Алекс перелистывал отпечатанные страницы с невиданной быстротой, и Кэтлин вспомнила, как он рассказывал ей о своем методе скорочтения в ее лаборатории в Вазаро.

Она попыталась сосредоточиться на легенде, говорившей о прибытии Андроса и Ясинты в Александрию, но это ей удавалось с трудом. Слишком сильно чувствовалось присутствие Алекса, читавшего главу о последних днях Трои. Она сама уже дважды читала этот текст, и теперь содержание легенды вставало перед ней как на экране.

Андрос, Ясинта и Парадигн.

И Танцующий Ветер.

15

Золотая статуэтка Танцующего Ветра была восемнадцати дюймов в высоту, и каждый ее дюйм был истинным совершенством. Дивные зеленые глаза из изумрудов чистейшей воды, изящные филигранные крылья, взметнувшиеся за его спиной, как от порыва ветра. Жемчужины поблескивали перламутром на легких облачках, по которым он бежал, а основание статуэтки украшали четыреста сорок семь бриллиантов.

– Что скажешь, Андрос? – Парадигн протирал мягким кусочком ткани изящную поверхность крыла. – Неужели такая красота должна умереть?

– Я думаю, ты сумасшедший, – резко сказал Андрос. – Царь приказал тебе бросить эту статуэтку в огонь, чтобы она превратилась в бесформенный кусок металла. Что будет, если он узнает о твоем непослушании?

65
{"b":"8032","o":1}