ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тогда он прикажет сжечь меня вместо нее. – Парадигн продолжал любоваться Пегасом. – Налей себе кубок вина, я хочу кое-что обсудить с тобой.

– Что ж, говори. У пленника нет другого выбора, как только подчиняться победителю. Я слушаю тебя.

– Боюсь, что ты неправильно настроен по отношению ко мне.

– О да, ты – исключение. Я всегда недоумевал, почему ты заступился, когда твой брат осудил меня на смерть.

– Я подумал, что ты можешь пригодиться мне. Ты смелый человек, и у тебя есть понятие о чести. – Парадигн закончил протирать статуэтку и отодвинулся назад, любуясь ею. – Во имя Зевса, разве это не изумительная красота?

– Ее надо убрать, – сурово сказал Андрос. – Я согласен, она слишком прекрасна, чтобы превратиться в бесформенный слиток, но ты должен хотя бы спрятать ее. Твой брат считает, что она обладает магической силой и именно эта сила заставила Траянора предать свой народ.

– Мой брат далеко не всегда оказывается прав. Еще в детстве я замечал, что мой брат действует, повинуясь не рассудку, а страсти или алчности. – Он поморщился. – Я мог бы стать царем по праву первородства, если бы не мои изуродованные болезнью ноги… и вполне возможно, что мы не сидели бы теперь за стенами осажденного города, с минуты на минуту ожидая гибели.

Андрос в задумчивости потягивал вино из кубка. Ему хотелось, чтобы Парадигн скорей прекратил эти пространные рассуждения и прямо сказал, зачем вызвал его к себе из тюремной клетки. Уже не в первый раз брат царя посылал за ним, удостаивая своей беседой и предлагая кубок вина. Но теперь, когда город с минуты на минуту ждал вторжения врага, это казалось странным.

– Рано или поздно каждому придется умирать. Но незачем дразнить смерть, разжигая гнев твоего брата.

– Однако ты не слишком боялся его, когда он допрашивал тебя с плетью в руках. – Парадигн улыбнулся. – Ты мог бы открыть ему то, что он хотел, и получить свободу.

Неожиданная вспышка веселья озарила лицо Андроса.

– Куда бы я ускакал на его коне? Я человек моря, а не суши и не похож на вас.

– Нам это хорошо известно, – сухо заметил Парадигн. – Ваши корабли плавают вдоль побережья и налагают дань на города еще со времен отца моего отца.

Андрос пожал плечами.

– Все государства не прочь повоевать и пограбить, когда чувствуют, что это им удается. Моему народу это удавалось лучше всех остальных.

– И следствие этого – огромные сокровища, собранные на вашей земле. – Парадигм тоже налил себе кубок вина. – Понятно, почему мой брат так стремился узнать местонахождение твоей родины. Ты верно сказал, мы не прочь пограбить. Враг, осадивший сейчас наши стены, кричит о мести. Но и он хочет сокровищ и рабов. Тебе крупно не повезло, что твой корабль разбился у наших берегов.

Андрос сжал кубок.

– Мне нет дела до греков, но я не хочу покорно ждать гибели в осажденном городе. – Он улыбнулся, обнажив сверкающие зубы. – Дай мне меч и увидишь, как я сумею пробить себе дорогу к свободе.

– Я не сомневаюсь в твоей храбрости. Скажи мне, в твоей стране тоже много таких прекрасных предметов, как в моей сокровищнице?

Андрос снисходительно улыбнулся.

– У нас такие сокровища, что тебе даже трудно представить. Они слишком драгоценны, чтобы их можно было с чем-нибудь сравнить.

– Тогда зачем же ты хотел грабить нас?

Андрос замер в молчании.

– Ты не можешь ответить на такой простой вопрос? – улыбнулся Парадигн, поднося кубок к губам. – Что за таинственный народ вы, шарданы? Появляетесь из ниоткуда, разрушаете и грабите, как обычные морские разбойники, а затем ваши корабли бесследно тают в тумане, и мы вновь должны довольствоваться только слухами и предположениями. Я начинаю сочувствовать своему брату.

– Посочувствуй лучше моим людям, которых твой брат принес в жертву Посейдону. – Андрос стиснул зубы. – Это были честные и храбрые люди.

– Но они были врагами.

– Это я был врагом, – сказал Андрос. – А они – всего лишь моими людьми. – Он осушил до дна свой кубок. – Их можно было сделать рабами, а не убивать. Боги не хотели этой жертвы. – Он повернулся к Парадигну. – Но не собираюсь враждовать с тобой, старый человек. Я наслаждался часами, которые мы проводили вдвоем. Что ты хочешь от меня? Может быть, удара кинжалом в сердце, чтобы избежать насильственной смерти от руки врага?

– Нет. – Парадигн кивнул на статуэтку. – Что ты знаешь о Танцующем Ветре?

– Ты говорил, что ваши враги дали ее в качестве подкупа Траянору, чтобы он открыл им Западные ворота. Солдаты ворвались и чуть не захватили город.

– Да, еще одна такая вылазка, и город падет. Но болезни и страх, царящие в городе, могут разрушить его еще быстрей, чем предательство. Траянор не был храбрым человеком, но ценил прекрасное и знал, что за красоту порой приходится платить жизнью. Знаешь, о какой последней милости он попросил перед смертью?

Андрос отрицательно покачал головой.

– Увидеть Танцующий Ветер. – Парадигн усмехнулся. – Неудивительно, что мой брат вообразил, будто в статуэтке заключена магическая сила. Мой брат умеет только сражаться, он не понимает величия прекрасного. – Он взглянул на Андроса. – А ты понимаешь. Я наблюдал, как ты смотрел на Танцующий Ветер. Это было восхищение, а не алчность. – Парадигн помолчал. – Я не хочу бросать статуэтку в огонь и не желаю, чтобы она снова вернулась в руки врага. Следовательно, ты должен унести ее отсюда, не дожидаясь следующей атаки.

Внешне Андрос сохранял спокойствие, но в его сердце загорелась надежда.

– Я не ослышался? Ты действительно сказал это? Ведь город окружен.

– Это очень старый город. Его брали и разрушали много раз. – Парадигн, хромая, добрался до дальней стены и отогнул ковер, показывая небольшую деревянную дверь в стене. – Этот ход уведет тебя далеко от гибнущего города.

– Твой брат знает о нем?

Парадигн кивнул:

– Но он не воспользуется им. Его голова полна мыслями о славе, чести и ненависти. Он предпочтет умереть здесь, а не бежать.

– Ему видней. Но я не настолько глуп. Я с радостью возьму Танцующий Ветер и уйду отсюда. – Андрос подошел к статуэтке. – Но мы можем бежать вместе.

– Я остаюсь.

Андрос посмотрел на него в изумлении.

– Этот город – мой дом. – Парадигн скривил губы в усмешке. – Возможно, я так же глуп, как и мой брат. – Он нагнулся и взялся за железное кольцо, чтобы открыть дверь: – Но ты пойдешь не один. Твой спутник уже ждет тебя в туннеле с мечом, фонарем и запасом еды на первое время… – Он прервался, услышав лязг металла и крики во дворе. – Враг атакует стены! Поторопись. На этот раз они прорвутся. – Парадигн бережно передал ему статуэтку. – Положи ее в этот ларец и беги.

Андрос повиновался и, уже взявшись за кольцо, спросил:

– Кто ждет меня в туннеле?

– Ясинта.

Андрос застыл на мгновение и покачал головой.

– И ты тоже поддался ее чарам, старый человек?

– Тут совсем другое. – Парадигн пожал плечами. – Я спасаю ее, как спасаю Танцующий Ветер. Красота не должна погибнуть.

Андрос помедлил.

– Идем с нами, здесь тебя не ждет ничего, кроме смерти. Я смогу помочь тебе.

– Ты потащишь меня на своей спине? Нет, я предпочитаю умереть здесь, среди моих сокровищ, чем в чужой стране. Пусть боги хранят вас обоих. – Он прислушался к звону мечей и шуму голосов во дворе. – Спеши, ты должен быть подальше от стен, когда они подожгут город, иначе дым проникнет в туннель, и вы задохнетесь.

Не дожидаясь ответа, он быстро захлопнул дверь и опустил на нее ковер, оставив Андроса в темноте.

Языки пламени вздымались в ночное небо, казалось, что они уже пожирают звезды.

Андрос стоял на холме, не отрывая взгляда от этой величественной и страшной картины.

– Он был храбрым человеком, – сказала стоявшая рядом Ясинта. – Я всегда сочувствовала ему.

– Ты говоришь о Парадигне?

– О ком же еще? – Она стояла, прислонившись к серой скале, с ужасом глядя на гибнущие стены. – Никто, кроме него, в этом несчастном городе не заботился обо мне.

66
{"b":"8032","o":1}