ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Энн из Зелёных Крыш
Севастопольский блиц
Прошлое должно умереть
Большая книга японских узоров. 260 необычных схем для вязания спицами
Как вырастить сильного и счастливого ребёнка: 45 занятий для детей и родителей
Рождественские истории. Как подружиться с лисёнком
Найти Кайлера
Любовь на всю жизнь
Я блогер
A
A

– Мариза… – Челси встряхнула головой. – Черт, даже лежа на больничной кровати, она умудряется руководить мной. Она что, звонила тебе?

– Два дня назад. – Джонатан взял ее за локоть и повел через холл к выходу. – Мы чудно поболтали. Еще когда я впервые увидел ее, то сразу был пленен ее мягким обаянием и в то же время уже тогда почувствовал ее внутреннюю силу и решимость. Она же твоя дочь, Челси. – Джонатан усмехнулся. – И тоже упряма как черт. Была вежлива со мной не хуже какого-нибудь дипломата, но твердо дала понять, что я непременно должен лететь в Стамбул и приглядывать за тобой.

– Я вовсе не нуждаюсь, чтобы за мной приглядывали.

Джонатан открыл дверь такси, ожидавшего на стоянке.

– В таком случае ты присмотришь за мной. – Он расплатился с носильщиками и уселся рядом с ней. – «Хилтон», – сказал он шоферу.

– Я собираюсь остановиться в «Шератоне».

– А я выбрал «Хилтон».

– Вот поэтому я и собираюсь остановиться в «Шератоне».

Джонатан встряхнул головой.

– Я хочу, чтобы ты была со мной.

– Это невозможно. Я говорила тебе.

– Я помню все, что ты говорила мне, но обстоятельства переменились.

– Не до такой степени.

– Я не собираюсь спорить с тобой, Челси. – Он взял ее руку. – Я бы все равно приехал в Стамбул независимо от тебя. Питер был моим другом. Он не заслуживал такой участи. Ледфорда необходимо остановить.

– Ему надо отрезать голову, а тело облить бензином и бросить в огонь.

Джонатан улыбнулся: в этом вся Челси!

– Алекс и Кэтлин сейчас здесь, в Стамбуле. Мы можем остановиться у них.

– Но у меня нет их адреса. Алекс боится за безопасность Кэтлин и не хочет, чтобы каким-то образом просочилась информация об их местонахождении. Мы договорились встречаться в «Хилтоне».

Возразить больше было нечего, и, отводя глаза в сторону, Челси лишь спросила:

– Надеюсь, у нас будут разные номера?

Джонатан улыбнулся.

– Разные номера на разных этажах.

Челси с облегчением откинулась на сиденье.

– Это выручит нас на какое-то время, несколько дней мы можем позволить себе быть вместе, но не больше.

Джонатан нагнулся и поцеловал ее в щеку.

– Поговорим об этом позже.

Было три часа ночи. Кэтлин с торжествующим видом взглянула на Алекса, развалившегося в кресле посреди студии.

– Получилось! Я почти уверена в этом.

Он подскочил в кресле.

– В самом деле?

– Я слишком много раз ошибалась, чтобы быть абсолютно уверенной. Включи принтер.

Она задала команду и затаив дыхание ждала, пока компьютер передаст ее.

Алекс стоял у принтера, с нетерпением ожидая распечатки.

– Что там? Он прочитал:

– «Я, Андрос Шардана, салют вам и…» Кэтлин подскочила к принтеру.

– У нас получилось, мы добились этого.

Алекс усмехнулся и, подхватив, закружил ее по комнате.

– Да, ты права, черт побери.

Она вырвалась от него и склонилась над принтером, изучая продолжение послания.

«Я, Андрос Шардана, салют вам и благословение богов каждому, кто читает эти слова. Сидя здесь, я боялся, что варвары приведут этот мир к гибели быстрей, чем кто-то сможет прочитать мою табличку. Битва – это сильное искушение для такого воина, как я, всегда послушного ее зову и оставляющего обильную жатву на полях, но варвары любят сражаться еще сильнее, чем хранители Танцующего Ветра. Это не значит, что они сражаются лучше, они лишь больше наслаждаются кровью и убийством. Возможно, Великие Правители Шарданы излишне усердствовали, пытаясь усмирить зов к насилию в наших душах. Я всегда думал, что мы призваны охранять их тайны, а не учиться прощать своих врагов.

Хватит, я уже достаточно сказал. Я воин, а не ученый, и писать для меня так же тяжело, как проигрывать в битве. Это сводит меня с ума. Почему варвары никогда не изобретали…»

Принтер остановился.

– Ты заметила, что он говорит о хранителях Танцующего Ветра во множественном числе? Разве не ему единственному вручил Парадигн статуэтку? К тому же он еще говорит обо всем так, как если бы… – Алекс запнулся, его глаза сосредоточились на послании. – Кажется, он рассматривает весь мир, за исключением Шардана, как варварский. Как будто он не знает, что самые высокие цивилизации на земле были созданы к тому времени греками, троянцами, египтянами… – Он снова повернулся к компьютеру. – Возможно, ключ окажется в следующих табличках.

– Нет! – почти вскрикнула Кэтлин. Алекс обернулся и уставился на нее.

– На сегодня достаточно, – уже спокойнее попыталась объяснить она. – Это и так гораздо больше того, на что я рассчитывала. Мне необходимо время на обдумывание.

Он внимательно всмотрелся в ее лицо.

– Чего ты боишься?

Она сама не понимала, но что-то в словах Андроса вселило в нее тревогу.

– Продолжим завтра.

– Очень хорошо. – Он выключил компьютер. – Начнем с утра. Идем спать.

Она погасила свет и пошла вслед за Алексом из студии. Но уже в дверях она снова обернулась на принтер, объятая страхом и любопытством. Одна мысль не давала ей покоя.

Кто были эти правители Шарданы?

Солнечные лучи лились через стекла, зажигая золотые искры в каштановых кудрях Кэтлин, сгорбившейся в большом кресле у окна.

Заглянув в дверь, Алекс увидел, что она закончила очередную страницу и отложила ее на стопку других.

Алекс улыбнулся ей.

– Не могла подождать?

– Я пыталась заснуть, но безуспешно. – Она виновато посмотрела на него. – Я не собиралась делать что-то втайне от тебя, просто мне не терпелось узнать, что же дальше. Как будто кто-то звал меня продолжить работу.

– Ну что ты, я и не думаю обижаться. – Он пересек комнату и очутился с ней рядом. – Это твой кроссворд. Ты уже нашла ключ к табличкам?

– Ко всем, кроме одной. Она кажется очень личной, и скорее всего в ней мало информации. – Кэтлин встряхнула головой. – Это невероятно, Алекс.

– Шардана?

– Да. Это культура абсолютно ни на что не похожая. Шардана находилась на одном из вулканических островов в Средиземном море. Этот остров был окружен высокими скалистыми утесами так, что со стороны он казался необитаемым. Цивилизация развивалась в совершенной изоляции. Разглашение тайн Шарданы считалось самым тяжким грехом. Виновному грозило вечное изгнание, что для жителей Шарданы было равносильно смерти. Торговля почти не велась за исключением редких случаев.

– Очевидно, заниматься таким низменным делом считалось приличествующим лишь варварам, о натиске которых столько распространялся Андрос.

– И все же они кое-чем занимались, – сказала Кэтлин. – Они были целителями и верили, что достичь удовлетворения в жизни можно лишь путем поддержания здоровыми тела и духа.

– И?..

– Целая культура держалась на этой философии. Каждый мужчина и женщина Шарданы считались избранными и учились искусству врачевания, самым достойным присваивалось звание Великого Правителя. Чтобы получить этот титул, нужно было найти путь излечения какой-нибудь из существовавших болезней или предложить способ продления человеческой жизни.

– И каков был возраст этой цивилизации ко времени Андроса?

– Пятьсот лет. – Кэтлин встретила его взгляд. – И каждое поколение давало по крайней мере одного целителя с титулом Великий Правитель.

– И каждый Великий Правитель давал по крайней мере одно открытие или способ излечения болезни?

– Больше. Средний жизненный возраст в Шардане достигал ста пятидесяти лет. Ко времени Андроса они уже умели излечивать порок сердца, рак, диабет, оспу, полиомиелит, проказу… – Кэтлин сделала беспомощный жест. – Названы такие болезни, о которых я даже никогда не слышала. Ты понимаешь, что это значит? Они далеко превзошли уровень современной медицины, их целители умели излечивать болезни, в наше время считающиеся смертельными.

– Ты говоришь с таким восторгом, как будто открыла их существование в реальной жизни.

– Не думаю, что это возможно. Планета стала слишком мелка для такой цивилизации. Но некоторые их знания могли сохраниться. Помнишь, что говорил Андрос о секретах Великих Правителей?

74
{"b":"8032","o":1}