ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не поручусь, что это так, – рявкнул Бен-Рашид, рывком открывая дверцу и падая на сиденье водителя.

Машина зарычала, выпустила облако газа и рванулась со стоянки. А Гектор остался стоять с открытым ртом.

– Похоже, твой Дэвид серьезно осложняет ситуацию, – ухмыльнулся Бен-Рашид. – Если я правильно понял, ему не нравится, когда ты встречаешься с другими мужчинами. Хотя, может, эта Анжелина ублажает его, когда тебя нет? Насколько я могу судить, такие тройные связи сейчас популярны.

Сабрина уже успела забыть, как не правильно интерпретировал Донахью ее отношения с Дэвидом, а тот не преминул доложить обо всем Алексу, при этом сильно сгустив краски.

– Вообще-то это не ваше дело, – огрызнулась Сабрина. – Но если уж на то пошло, то должна сказать, что до вас, мистер Бен-Рашид, мне далеко. Я предпочитаю старомодные отношения.

– Рад слышать, – улыбнулся Бен-Рашид. – Это как раз то, что мне нужно. И Дэвид теперь может быть свободен, а от меня ты никуда не уйдешь. Да ты и сама не захочешь, стоит тебе хоть раз побыть со мной в постели.

– И чем же таким необычным вы собираетесь меня поразить в этой самой постели? – съязвила Сабрина.

– Могу гарантировать, разочарована ты не будешь. И не вспомнишь даже о своем Дэвиде.

Эти слова Алекса заставили Сабрину улыбнуться. Кажется, она нащупала слабую сторону Бен-Рашида. Его бесило, что другие мужчины могут получать от нее то, чего он еще только хотел. На этом и надо строить свою игру. Она уже было собралась сказать ему, какие на самом деле у нее отношения с Дэвидом, но не стала его переубеждать. Пусть думает, что Дэвид ее любовник, может быть, хоть тогда поймет, что ему рассчитывать не на что. Чем больше преград будет между ними, тем лучше. Сабрину тошнило от одной мысли оказаться в одной постели с Бен-Рашидом.

– Дэвид любит меня, – сказала она.

И это была правда.

– «Любовь» – слово для детей, Сабрина. Я собираюсь научить тебя куда более интересным вещам.

– Каким же это? Чем ты можешь удивить. Похотью?

Бен-Рашид улыбнулся, не сводя глаз с ее губ.

– Для начала хотя бы и так.

– Я предпочитаю старомодные понятия – любовь, дружба, верность, – заявила она. – Вряд ли я буду хорошей ученицей.

– Интересно, – усмехнулся Алекс. – Свободный стиль жизни и старомодные понятия. Ты не видишь здесь противоречий? Как же тебе удается совмещать то и другое?

– Запросто, – холодно ответила она. – И, может быть, теперь, когда мы поняли, что наши взгляды на жизнь прямо противоположны, вы меня наконец отпустите?

Он покачал головой.

– Не на того напала. Я так просто не сдаюсь. Я собирался поужинать с тобой. А раз я так решил, значит, так оно и будет. Ты увидишь, что на самом деле я простой, доступный и безобидный человек.

Сабрина скептически покосилась на него. Он был таким же безобидным, как оголенный провод под напряжением, и так же прост и доступен, как компьютер последней модели. Оглядевшись по сторонам, она заметила, что машина едет в сторону моря.

– Могу я хотя бы узнать, куда мы едем? – подозрительно спросила она. – Ведь меня фактически похитили? Вы хоть когда-нибудь спрашиваете разрешения перед тем как что-то взять?

– Зови меня Алекс, – перебил он ее. – И хватит этого высокомерия, а спрашивать разрешение я умею так же вежливо, как и любой другой. – Он покосился на нее, усмехнувшись. – Но я спрашиваю разрешения только тогда, когда заранее уверен, что получу положительный ответ.

Сабрина упрямо помотала головой, сжав губы.

– Так куда же мы едем? – настойчиво переспросила она.

– К морю. Поскольку ни ты, ни я не одеты для ужина в ресторане, я решил устроить небольшой пикник на пляже.

– Не слишком ли примитивно для такого пижона, как ты? – усмехнулась она.

Взгляд, которым Алекс посмотрел на нее, был даже более интимным и откровенным, чем поцелуй. Этот взгляд скользнул по лицу Сабрины, затем вдоль шеи и вниз по всему ее телу, словно Алекс хотел хорошенько запомнить ее облик во всех подробностях.

– Ты все еще отвергаешь меня, Сабрина, – мягко произнес он. – Я буду таким, как ты пожелаешь. Я правда могу быть очень простым.

У Сабрины вдруг перехватило дыхание, и она почувствовала, как краска заливает лицо. Что это с ней? Один пристальный взгляд глубоких черных глаз – и она уже вся дрожит, словно школьница. Чтобы не выдать свои чувства, Сабрина опустила глаза.

– Как ты меня нашел? – спросила она, нервно кусая губы.

– Клэнси пришлось позвонить в «Новелтиграмз» и вычислить, где ты. – Он нахмурился, – А ты не наврала насчет того, что действительно исполняешь свой стриптиз два или даже три раза в день. Я не мог поверить, пока сам не увидел, как ты выкручивалась перед этими старыми козлами. Черт побери, если б ты знала, как это меня завело! Пришлось выйти, иначе бы я не сдержался и вытащил тебя из ресторана посреди танца за твою рыжую гриву.

Глаза Сабрины вспыхнули.

– Только посмел бы! – огрызнулась она. – И в моем танце нет никакого стриптиза. Я думала, что восточный человек, а ты ведь из Седихана, знает разницу между танцем живота и стриптизом.

– Хорошо, беру свои слова обратно. Стриптиза действительно нет. Есть высокое искусство. – Он лукаво посмотрел на нее. – И все-таки признайся, твой танец заводит покруче всякого стриптиза. Вряд ли ты не понимаешь, что все в этом кабаке думали только об одном, глядя, как ты крутишь своими бедрами.

– Не все мужчины думают только о сексе.

– Больше тебе не придется за деньги крутить задницей для всяких старых идиотов, – заявил он тоном, не терпящим возражений. – Об этом я позабочусь.

Сабрина чуть не раскрыла от удивления рот. Нет, у этого человека железные нервы! Собравшись с духом, она произнесла:

– Кто дал тебе право говорить в таком тоне о моей работе и вообще вмешиваться в мою жизнь? Я этого никому не позволяю. Запомнил? Если ты это поймешь, я буду тебе очень признательна.

Алекс бросил на нее взгляд, полный ярости, но затем, помолчав с минуту, произнес:

– Послушай, я не собираюсь с тобой ссориться. Не об этом я мечтал прошлой ночью, лежа без сна. Увидев тебя вчера, я потерял над собой контроль. Я понимал, что говорю и делаю все не то, но я не мог остановиться. Не бойся, я не собираюсь тебя насиловать. Я так не поступаю.

«Он действительно не будет этого делать, – подумала Сабрина, – несмотря на то, что он легко может со мной справиться».

– В таком случае, может быть, мы развернемся и ты отвезешь меня домой? – спросила она.

Он нахмурился.

– Да расслабься же ты! Мы едем на пикник, едем развлекаться. Кто знает, может быть, к концу вечера ты наконец поймешь, что я вовсе не такой уж злодей, каким тебе показался.

– Я понимаю, что у меня нет выбора?

– Никакого. Так что заключим что-то вроде перемирия. – Он лукаво вскинул бровь. – Хорошо?

– Ладно, – вздохнула она. Выбора у нее действительно не было, но, в конце концов, что уж такого страшного в пикнике? Всего пара часов на свежем воздухе, и после этого она целая и невредимая вернется домой.

– Вот и отлично, – кивнул Алекс.

Они свернули на побережье, проехали мимо людного пляжа и наконец остановились в пустынном местечке в нескольких милях от дороги.

Алекс выключил двигатель и вновь окинул Сабрину с ног до головы откровенным ласкающим взглядом.

– Ну что, чья взяла? – ехидно произнес он. – Удалось тебе меня отбрить на этот раз?

Сабрина огляделась вокруг. Место было совсем безлюдным, и это снова поселило в ее душе тревогу.

Алекс лениво, словно нехотя, вылез из машины и так же лениво пошел открывать дверцу для Сабрины. Двигался он медленно, и под его черной рубашкой играли литые мускулы.

– Выходи, Сабрина, – сухо приказал он. – Не бойся. Я не собираюсь сейчас потакать никаким чувствам, кроме голода. В багажнике ты найдешь рюкзак с едой.

Его слова успокоили Сабрину. В самом деле, чего она так испугалась?

Она выбралась из машины и помогла ему расстелить на песке большую скатерть. Затем на скатерти появились жареный цыпленок, картофельный салат, хлеб, свежая клубника и бутылка красного вина.

7
{"b":"8033","o":1}