ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не намерена ни с кем воевать. Как только доберусь до своей квартиры, тут же покидаю вещи в чемодан и уеду подальше из Нью-Йорка.

– И куда же ты направишься?

– Понятия не имею! – деланно улыбнулась Мэлори. – Сяду в автобус и буду ехать до тех пор, пока не окажусь достаточно далеко, чтобы до меня не долетали комья грязи. И останусь там до тех пор, пока обо мне не забудут.

– Тебя не так просто забыть. Именно поэтому наша любимая прокурорша вцепилась в тебя, как клещ, и так усердствует. Еще бы, ей представился шанс подняться до одного уровня с «Уайт энтерпрайзез» и заполучить жертву, лицо которой известно не менее чем лицо Моны Лизы.

Они шли по забитому народом коридору, направляясь к выходу из здания суда. Джеймс заботливо поддерживал Мэлори под локоть.

– Надеюсь, ты дашь мне знать, когда немного придешь в себя. Ведь Герда меня со свету сживет, если я брошу тебя на произвол судьбы.

– Вы с Гердой спасли мне жизнь, – с благодарностью произнесла Мэлори. – Извинись за меня за то, что я не смогла с ней попрощаться. Сделаешь?

– Непременно. – Джеймс остановился у выхода. На его лице появилось отсутствующее выражение, будто он решил повнимательнее рассмотреть каменные ступени, которые начинались прямо за стеклянными дверями и спускались к улице. – Приготовься, – проговорил он, – твое такси стоит у тротуара, однако нас от него отделяют три телекамеры и как минимум десяток репортеров, столпившихся на лестнице. Придется пройти сквозь строй.

Мэлори проследила за взглядом Джеймса и непроизвольно вздрогнула. Репортеры кружили на лестнице, как голодные тигры в клетке, с нетерпением дожидаясь их появления.

– Все позади. – Рука Джеймса ласково сжала локоть Мэлори. – Ты беги, а я приму основной удар на себя. Но учти, возможно, нам не удастся отразить их атаку. – Адвокат помолчал, а затем продолжил:

– И, главное, помни, Мэлори: все уже позади.

– Все позади, – кивнула женщина и распахнула дверь. Она торопливо начала спускаться по ступеням, но в ту же секунду ее захлестнул поток двуногих, извергавших лавину вопросов.

– У мисс Тэйн нет никаких комментариев, – выкрикивал Джеймс, пробиваясь сквозь толпу распоясавшихся папарацци. – Она счастлива в связи с тем, что восторжествовала справедливость, однако вы должны понимать, что последние три недели явились для нее тяжким испытанием, и теперь она чувствует себя совершенно измученной.

От тротуара Мэлори отделяло всего несколько шагов. Оттолкнув от своего лица очередной микрофон, она преодолела их и оказалась возле такси.

В этот момент серо-голубые глаза блеснули на нее с загорелого лица.

Ноги Мэлори словно вросли в асфальт, и через секунду вокруг нее снова вился рой репортеров. Однако она была не в состоянии отвести взгляд от высокой, крепкой фигуры мужчины возле длинного темно-синего лимузина, припаркованного на противоположной стороне улицы. Мэлори впервые увидела Уайта стоящим в полный рост. Он был без малого двух метров и мускулист, как портовый грузчик.

Бен и Сэбин и не должны были походить друг на друга, поскольку приходились сводными братьями, и все же контраст, существовавший между ними, поражал. Мэлори не встречала более мужественного юношу, нежели Бен, которого в то же время отличало какое-то подкупающее мальчишество. Что же касается Сэбина, то он был матерым, являл собой воплощение мужского начала и, похоже, нисколько не стремился внушить кому-либо симпатию к собственной персоне. Его лицо казалось высеченным из камня, глаза, глубоко посаженные над широкими скулами, излучали грубую, не знающую преград силу и, похоже, обладали гипнотическими способностями. Тонкие солнечные лучики золотистыми нитями вплетались в темно-каштановые волосы мужчины, и Мэлори заметила, что, хотя Уайту было всего тридцать четыре, виски его уже посеребрила седина.

Мэлори снова ощутила на себе его загадочный взгляд. В нем по-прежнему читался невысказанный вопрос, к которому она уже успела привыкнуть. Он стоял в расслабленной, почти небрежной позе, опираясь на лимузин, однако Мэлори не сомневалась, что это всего лишь видимость. Мужчины этой породы никогда ничего не делают просто так, и она знала, в чем состоит сегодняшняя цель Сэбина Уайта. Своим присутствием он хотел дать ей понять: вне зависимости от того, какое решение принял суд, для него не все еще закончено.

* * *

Как только такси, уносившее Мэлори Тэйн, отъехало от тротуара, Сэбин быстро открыл дверь лимузина. Забравшись внутрь, он успел захлопнуть ее как раз вовремя, чтобы избежать атаки тех самых репортеров, от которых только что отбивалась Мэлори. Слава Богу, в лимузине были тонированные стекла. Сэбин видел, что делается снаружи, но он сам и Кери, сидевший рядом в машине, оставались невидимыми.

– Поехали отсюда, – приказал он шоферу, поудобнее устраиваясь на сиденье.

– Весьма аппетитная дамочка, – заметил Кери Литцке. – Я видел ее пару раз в эпизодических ролях, но даже не думал, что она настолько соблазнительна в жизни. Когда видишь кинозвезду «живьем», в большинстве случаев испытываешь разочарование. Тут же все наоборот. Неудивительно, что Бен до такой степени потерял от нее голову. – Он искоса взглянул на Сэбина. – Она была бледной, как смерть, ты заметил? Видимо, несладко ей пришлось за весь этот год – с тех пор, как убили Бена.

– Ты хочешь, чтобы я ее пожалел?

– А почему бы и нет. – Кери откинулся на спинку мягкого кожаного сиденья. – Журналисты, законники и публика едва не разорвали ее на мелкие кусочки. Не кажется ли тебе, что для нее это достаточное наказание?

– Нет.

Кери вздохнул:

– Она крепкая женщина, Сэбин, а тебя всегда восхищало это качество в людях. Почему бы тебе не дать ей передышку?

– Потому что она ее не заслужила.

– Ты же сам утверждал, что не веришь в то, будто она убила Бена. Он задолжал кучу денег всяким подонкам. Ведь ты сам все это выяснил, проведя независимое расследование.

– И еще он потратил целое состояние, делая Мэлори Тэйн дорогие подарки. – Сэбин смотрел прямо перед собой. – Он получил наследство, когда ему исполнился двадцать один год, и всего за три года промотал все до последнего цента. Откуда, по-твоему, он брал деньги, которые тратил на нее?

– У тебя, – мягко напомнил Кери. – Он брал их у тебя. Я сам, если помнишь, выписывал чеки. Только в первые полгода после их свадьбы ты дал ему больше двухсот тысяч долларов, а потом вдруг твоя помощь прекратилась.

– Мне не по душе швырять с трудом заработанные деньги на всякие глупости. – Лицо Сэбина оставалось непроницаемым. – Вот я и сказал ему, что больше он от меня благотворительности не дождется.

– А я вот никак не возьму в толк, почему ты ему вообще что-то давал. – Кери задумчиво смотрел на собеседника. – Ты же поклялся не иметь с ним ничего общего после того, как он растратил деньги со счетов нашей лондонской фирмы.

– Мы вместе выросли, – покачал головой Сэбин. – Возможно, если бы в своем завещании отец распределил между нами компании поровну, вместо того чтобы передавать большую часть мне, Бен не стал бы…

– Завистливым ублюдком, которому все сходило с рук, – закончил за него Кери. – Ты, похоже, вконец раскис, если жалеешь, что не расстался с половиной «Уайт энтерпрайзез». Ты не хуже моего знаешь, что Бен быстренько угробил бы компанию, а потом смылся с оставшимися деньгами.

На лице Сэбина появилась вымученная улыбка, которая, впрочем, тут же растаяла.

– Может, и так. Я признаю, что не был в восторге от этого засранца, но того, чтобы превратиться в жалкого, вконец одуревшего раба Мэлори Тэйн, он не заслужил. Возможно, она и не стреляла в него, но именно из-за нее он пошел за деньгами к бандитам после того, как я перестал его подкармливать.

– Ты не можешь быть уверен в том, что Бен делал ей дорогие подарки. Он хвастался этим в компании друзей, но обвинению так и не удалось обнаружить ни один из них.

Губы Сэбина сложились в узкую полоску.

– Я их видел.

2
{"b":"8034","o":1}