ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дверь гулко захлопнулась за его спиной.

* * *

– Ты выглядишь такой же взъерошенной, как и Сэбин, – заметил Кери, оглядывая Мэлори, приближавшуюся к нему по садовой дорожке. – Какие-то проблемы в раю?

– Кандрахан не рай. – Мэлори опустилась рядом с ним на скамейку, стоявшую в тени деревьев. – Да и в Сэбине особой святости не наблюдается.

– Это верно, – вежливо улыбнулся Кери. – Но в то же время он и не Мефистофель. Он обычный человек. По-моему, он не знает, что с тобой делать, и оттого злится как черт.

– Могу подсказать, что со мной делать. Отпустить на все четыре стороны.

– Он отпускал слишком многих, когда был ребенком, и поэтому теперь не любит отступаться от своего.

– До тех пор, пока не решит дать им пинка и вышибить из своей жизни.

– Что я могу на это сказать! Я не собираюсь тебе врать, утверждая, что Сэбин верит в долговременные отношения. Честно говоря, не припомню, чтобы хоть один из его романов длился дольше, чем три месяца.

Необъяснимая боль острой иглой впилась в сердце Мэлори. Но почему? Ведь это же глупо – реагировать подобным образом, если ты сама не хочешь вступать во взаимоотношения, у которых нет будущего.

– Конечно, не надо врать, – тусклым голосом проговорила она. – Просто мне не хочется становиться новой безликой строчкой в списке побед Сэбина. По-моему, я способна дать ему гораздо больше, чем он сам хочет получить. – Мэлори повернулась и заглянула в лицо Кери. – Ты поможешь мне уехать сегодня?

Он отрицательно помотал головой.

– Нет, Мэлори. Сэбин не только мой работодатель, но и друг. Я не хочу ставить под удар наши с ним отношения. – Он накрыл ладонью руку Мэлори, лежавшую на скамейке. – Поверь, он запутался не меньше твоего. Никогда раньше он не чувствовал ничего подобного ни к одной женщине и поэтому теперь – зол и растерян. Дай ему шанс.

– Не могу я дать ему шанс. – Она вскочила на ноги и схватила со скамейки сценарий. – Хватит репетиций. Я уже выучила эту роль вдоль и поперек.

– Не сомневаюсь. Я, кстати, тоже. Чем же мы займемся?

– Ничем. С обязанностями придворного шута вы справились, и теперь я вас отпускаю, Кери. – Она развернулась на каблуках и бросила через плечо:

– А сама отправляюсь на прогулку в пустыню.

Кери вздернул брови:

– В пустыню? Зачем? Почему бы не погулять по саду? Ты не представляешь, что такое оказаться в пустыне в такую жару.

– Поверь, мне жарко вовсе не от солнца. Я отправляюсь в Марасеф.

Глаза ее собеседника испуганно раскрылись.

– Ты не сделаешь этого.

– Еще как сделаю! Я пыталась быть милой, покладистой Мэлори. Настала пора действовать, а не ждать у моря погоды.

– Не делай глупостей! Я не… Господи, я правда хотел бы помочь тебе, но…

– Я бы тоже этого хотела. Но поскольку ты этого сделать не в состоянии, придется мне помогать себе самой.

С этими словами женщина пошла прочь по тропинке.

* * *

– Куда, черт возьми, ты собралась?

Сэбин резко нажал на тормоза. Взвизгнув, его джип остановился возле Мэлори. Женщина даже не оглянулась, продолжая упрямо шагать по дороге, всматриваясь в очертания песчаных дюн, колыхавшихся в жарком мареве далеко впереди.

– Угадай. В Марасеф, куда же еще! А ты, Сэбин, поезжай домой.

– Никуда я без тебя не поеду. Господи, Мэлори, я просто не поверил, когда Кери сказал мне, что ты взяла да и ушла – вот так, просто – из Кандрахана. Ведь здесь под сорок градусов жары! – Он дернул рычаг ручного тормоза и выпрыгнул из машины. – Ты только-только начала поправляться.

Неужели тебе хочется перечеркнуть все, что удалось сделать за последние недели?

– На мне шляпа и ботинки для передвижения по пустыне, – сказала Мэлори, продолжая идти. – А также походные фляги с водой. – Она указала на две фляжки, висевшие у нее на груди. – Прогулка по пустыне мне не повредит.

– Откуда тебе знать! – Он схватил ее за плечи и повернул лицом к себе. Белый солнечный свет отражался в его глазах, заставляя их светиться. – И каким образом ты собираешься найти дорогу в Марасеф?

– Просто пойду по дороге, выложенной желтым кирпичом.

– Здесь тебе не страна Оз. Через пару часов ты изжаришься не хуже гамбургера.

– Во-первых, я не изжарюсь, а во-вторых, дойду до Марасефа обязательно. Можешь не сомневаться. – Мэлори прямо смотрела ему в глаза. – Черт, да не могу я здесь больше находиться!

Глаза Сэбина сузились.

– Ты расстроена.

– Ах, какой ты проницательный! Не будь идиотом, конечно же, я расстроена! – в отчаянии воскликнула она. – А кроме того, беспомощна и сыта всем по горло. А чего иного ты ожидал?

– Не знаю. – Губы Сэбина дрожали. – Наверное, я был слишком занят, пытаясь разобраться в своих чувствах, и потому не задумывался о том, что чувствуешь ты. – Его лоб прорезала глубокая складка. – Хорошо, давай договоримся так. – Мэлори подозрительно посмотрела на мужчину. – Сейчас почти четыре часа. Возвращайся, проведешь оставшуюся часть дня и вечер со мной, а завтра утром я отвезу тебя в Марасеф. – Заметив ее недоверчивый взгляд, он уточнил:

– Имей в виду, я не сказал «проведешь со мной в постели», если, конечно, ты сама этого не захочешь. – Помолчав, он добавил:

– Но должен тебе сказать: я вылезу из кожи вон, чтобы убедить тебя заняться со мной любовью.

Мэлори колебалась.

– Убедить, а не заставить, – мягко подчеркнул он. – И всего полдня. А потом – в Марасеф.

– Прямо Белоснежка и семь гномов, – рассеянно проговорила Мэлори, но во взгляде ее по-прежнему читалось сомнение.

– Обещаю, что не подсуну тебе отравленного яблока.

– Я, честно говоря, подумала о другом яблоке – о том, от которого вкусила Ева. – Лицо Мэлори внезапно осветила улыбка. – Согласись, они сильно отличаются друг от друга.

– На самом деле не очень. – Сэбин крепче сжал плечи Мэлори, и она невольно вспомнила о многих часах, проведенных в его постели, когда эти большие руки баюкали и ласкали ее. – Ведь и ты отведала от этого яблока, и оно тебе понравилось.

– Я не намерена этого повторить.

– Намерения иногда меняются под влиянием обстоятельств. Ну что, договорились?

Мэлори молчала. На губах Сэбина играла мягкая улыбка. Точно так же он улыбался каждый раз, когда она уютно устраивалась в его объятиях, однако сейчас Сэбин дал ей совершенно недвусмысленные обещания. Нет, она должна отказаться от этой сделки. Прояви она еще немного настойчивости, и сможет добиться окончательной победы, к которой стремилась, покидая Кандрахан. И все же, как ни странно, что-то внутри ее не хотело упорствовать. В последние недели их с Сэбином Уайтом связало слишком многое, чтобы теперь расстаться вот так – со злостью и неприязнью друг к другу. Мэлори уважала, нет, она восхищалась этим мужчиной больше, чем любым из тех, с которыми ей приходилось встречаться. Может быть, если она даст им обоим еще одну возможность, они сумеют найти путь для того, чтобы укрепить возникшую между ними хрупкую дружбу?

И тут Мэлори осознала, что и сама отчаянно этого хочет.

– Договорились, – сказала она.

Лицо Сэбина озарила радостная улыбка.

– Вот и замечательно! А теперь давай поскорее спрячемся в Кандрахане от этого сумасшедшего солнца. – Он взял ее под локоть и повел к машине. – Экая вы непредсказуемая леди! Я полагал, что могу предвидеть все твои поступки, но мне даже в голову не могло прийти, что ты вдруг взбрыкнешь и выкинешь такой фортель.

Едва заметная улыбка коснулась ее губ.

– Правда?

– Честное слово, – тряхнул он головой, помогая ей взобраться на сиденье джипа. – Никогда не мог предположить, что все твое спокойствие и самообладание вдруг лопнут под влиянием минутного порыва.

– Странные существа, эти люди, правда?

– Давай-ка сюда фляжки. Их лямки, должно быть, впиваются тебе в плечи. И вообще, ты с ними похожа на бойца повстанческой армии, перетянутого пулеметными лентами.

– Держи, если хочешь. – Она сняла через голову ремешки фляжек и передала их Сэбину. – Хотя они вовсе не тяжелые.

21
{"b":"8034","o":1}