ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Каким же образом тебе… – Увидев, что лицо Сэбина стало совершенно непроницаемым, Кери умолк на полуслове. Он умудрился сохранить дружбу с этим человеком и работу в качестве его личного помощника – а Кери весьма ценил и то и другое – именно благодаря тому, что знал, когда на Сэбина можно нажать и когда лучше придержать язык. Сейчас интуиция подсказала ему, что на рожон лезть не стоит.

И все же отношение Сэбина к Мэлори Тэйн казалось ему очень уж странным. На самом деле, с тех пор как еще два года назад, после свадьбы Бена, Сэбин получил первое сообщение от своего сводного брата, он совершенно перестал походить на того упрямого и жесткого бизнесмена, каким знал его Кери. А уж двести тысяч долларов, которые посредством регулярных ежемесячных переводов Бен в течение полугода после свадьбы получил от Сэбина, окончательно заинтриговали Кери. Он не был бы удивлен, если бы Сэбин вручил брату крупную сумму в качестве свадебного подарка. Тот был щедрым человеком, и его гораздо больше интересовал процесс зарабатывания долларов, чем накопительство. Нет, Кери был озадачен не самим фактом вручения Бену денег, а тем способом, каким они ему передавались.

– Ты хочешь заполучить шкуру Мэлори Тэйн? Губы Сэбина тронула легкая улыбка.

– Хорошо сказано.

– Ну ладно, – пожал плечами Кери. – И как же нам это удастся?

– Ты предложишь ей работу. – Сэбин смотрел в затемненное окно лимузина на мелькавшие дома. – Я уже договорился с «Глобал синема». Маленькая роль в дешевом фильме под названием «Взлет». Она ничего не заподозрит. После пережитого ею позора эта эпизодическая роль, предложенная независимой компанией, покажется дамочке манной небесной. Я полагаю, от счастья она будет прыгать до потолка.

– Без сомнений, – кивнул Кери. – Судя по отчетам ребят Рэндольфа, которые проводили расследование, она совершенно сломлена. И что же дальше?

– «Взлет» будет сниматься в Седихане.

Кери негромко присвистнул:

– А у Алекса Бен-Рашида перед тобой должок за то, что ты помог ему обнаружить завод по производству химического оружия в Саид-Абаба. Выходит, несчастная крошка по собственной воле угодит прямиком в западню.

– Несчастная крошка? – Резко повернувшись, Сэбин посмотрел в лицо Кери, и взгляд его стал ледяным. – Похоже, ты, как и мой сводный брат, оказался во власти чар Мэлори Тэйн. Наверное, мне, чтобы расставить силки, стоит послать кого-нибудь другого.

– Я ничего такого не сказал, – примирительным тоном проговорил Кери. – За все годы, которые я работаю на тебя, у меня ни разу не было повода, чтобы заподозрить своего босса в несправедливости. Если ты считаешь, что она виновна в смерти Бена и заслуживает наказания, мне этого вполне достаточно.

Некоторое время Сэбин хранил молчание, но затем его суровое лицо потеплело и осветилось улыбкой. Это случалось нечасто.

– Извини. В последнее время я на пределе. Мне кажется, что все внутри меня перекручено в узлы.

– Я это заметил, – сухо произнес Кери. – В последние месяцы ты только и делаешь, что гавкаешь на всех подряд. – На самом деле это продолжалось гораздо дольше. Кери вспомнил, что перепады в настроении Сэбина начались с тех пор, как он получил первое письмо от Бена после того, как тот женился. – В своем отчете Рэндольф утверждает, что на следующей неделе Мэлори собирается отказаться от квартиры, которую арендует, и я готов поспорить, что она намерена как можно скорее покинуть город. Если ты очень хочешь заполучить ее скальп, я бы посоветовал поторопиться.

– Да, очень хочу. – Открыв отделение в расположенной прямо перед ним панели, Сэбин достал оттуда рукопись в светло-голубой обложке, большой конверт из манильской бумаги и передал все это Кери. – Сценарий, краткое содержание будущего фильма, предлагаемая ей роль, контракт, билет на самолет и аванс, который поможет ей расплатиться с первоочередными долгами.

– И сделает ее твоей должницей.

– Вот именно. Ей зарезервировано место на рейс, вылетающий послезавтра. Стало быть, у нее в запасе целый день, чтобы уладить свои дела, но не остается времени, чтобы поинтересоваться, почему «Глобал» предлагает ей роль, а все остальные киностудии – нет.

– Весьма предусмотрительно, – кивнул Кери. – И когда же я должен вручить ей эти тридцать сребреников?

– Как раз сейчас мы едем к ней. – Сэбин вздернул бровь. – Ты еще можешь отказаться. Я ни разу не видел, чтобы ты брался за работу с такой неохотой.

– Она не из слабых, – просто ответил Кери. – Последние три недели я каждый день видел ее в вечерних выпусках новостей. Она прекрасно держалась и ни разу не ударила в грязь лицом. Она, может, и сука, но ею нельзя не восхищаться.

– Говори за себя. – В голосе Сэбина прозвучала с трудом сдерживаемая злость. – Я не могу восхищаться мошенниками. Я их наказываю. – Он сделал глубокий выдох, и, когда заговорил снова, голос его уже звучал нормально. – Скажешь, что будешь встречать ее в аэропорту Марасефа, а мы с тобой вылетим сегодня вечером в Седихан на «Лэйр джет».

Кери кивнул, уложил рукопись вместе с конвертом в портфель и захлопнул его:

– Мэлори произвела на меня впечатление очень умной женщины. Она вполне может позвонить в «Глобал» и поинтересоваться, действительно ли все обстоит именно так.

– В таком случае она получит нужный ответ. «Глобал» я купил на прошлой неделе.

Глаза Кери расширились в неподдельном изумлении.

– Впервые об этом слышу. Почему ты ничего не сказал мне?

Сэбин саркастически усмехнулся:

– Потому что каждый вечер, когда мы смотрели телевизионные новости, я наблюдал за тобой и видел, с каким восторгом ты ею любуешься.

– Ты думал, что я способен тебя предать? Господи, Сэбин, она ведь не Елена Прекрасная!

– Но недалеко от нее ушла. Вот мне и не хотелось рисковать. – Мужчина снова уставился в окно. – Кстати, она спит с Джеймсом Делажем?

– Я говорил Рэндольфу, что ты интересовался этим. Он так не думает. Делаж, похоже, из породы верных мужей.

– Меня не интересует, что думает Рэндольф.

Я хочу знать, спит ли она с этим чертовым стряпчим.

– Успокойся, – проговорил Кери. – Рэндольф сказал, что сегодня к пяти вечера его отчет по этому поводу будет у тебя на столе.

– Так-то лучше.

Лимузин остановился возле особняка. Шофер выскочил и побежал вокруг машины, торопясь открыть дверь.

Кери выбрался из машины и в нерешительности остановился на тротуаре, глядя на Сэбина:

– Судя по всему, ты не намерен менять свое решение?

– Ни в коем случае. – Внезапно лицо Сэбина смягчилось. – То, что мы делаем, правильно, Кери. Поверь мне, эта женщина – из тех, которые выворачивают мужчин наизнанку, а затем выкидывают за ненадобностью.

– Я верю тебе, – пожав плечами, ответил Кери. Его не покидало ощущение, что за всем этим стоит что-то другое. – Просто мне нелегко… – Он умолк и отступил на шаг. – Я, пожалуй, передохну и поужинаю, прежде чем возвращаться в офис. Хочу избавиться от противного привкуса во рту.

Шофер захлопнул дверцу, и вскоре лимузин уже скользил по обсаженным деревьями улицам Грин-вич-Виллидж, направляясь к обиталищу Уайта.

Сэбин откинулся на сиденье и закрыл глаза, пытаясь унять кипевшие ярость и нетерпение. Он заранее знал, что суд оправдает Мэлори Тэйн, и все же с трудом дождался окончания процесса. Более того, он даже помог ее защите. Нанятые им агенты сумели достать кое-какие доказательства того, что Бен был связан с преступниками, и передали их Делажу. Однако даже от сознания того, что вскоре она будет свободна, в душе Сэбина не ослабевало искушение умыкнуть ее прямо из зала суда. Ему не терпелось.

Просиживая в зале заседаний день за днем и наблюдая за тем, как Мэлори Тэйн противостоит всем предъявляемым ей обвинениям, как ее лицо становится все более осунувшимся, а его черты истончаются, Сэбин мечтал только о том, чтобы все это поскорее закончилось. Если она и заслужила наказание, то привести его в исполнение должен только он, Сэбин Уайт. За последние месяцы эта мысль превратилась в идею фикс.

3
{"b":"8034","o":1}