ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кандрахан, – в третий раз проговорил Омар, садясь за руль и включая зажигание.

– Подождите! – Мэлори в тревоге шагнула вперед. – Куда вы уезжаете? Почему…

– Кандрахан. – Омар нажал на акселератор, машина сорвалась с места, выехала со двора и через несколько секунд уже мчалась по направлению к Марасефу. Мэлори беспомощно провожала ее взглядом до тех пор, пока лимузин не скрылся из виду.

– Не желаете войти в дом?

Она резко обернулась. В освещенном изнутри дверном проеме возвышалась фигура Сэбина Уайта.

Мэлори словно парализовало, и одновременно ей показалось, что спина ее непроизвольно выгибается – точь-в-точь как у кошки, почуявшей опасность.

– На вашем месте я все же вошел бы внутрь. После захода солнца в пустыне бывает довольно холодно.

Его глубокий, с модуляциями голос, похожий на голос Ричарда Бартона, и манера тщательно выговаривать каждое слово, немедленно подействовали на Мэлори. Глядя на жесткий внешний облик Сэбина Уайта, она никак не ожидала, что он обладает подобным голосом.

Мэлори сделала шаг, затем другой.

– Видимо, это не случайное совпадение, мистер Уайт?

– Совпадения вообще редки в этом мире, – проговорил он с саркастической усмешкой, – а сегодняшняя наша встреча уж точно не относится к их числу.

– Значит, нет никакого «Глобал синема»? Никаких съемок нового фильма?

– Отчего же! «Глобал синема» есть и является одним из моих последних приобретений. И, возможно, мы действительно найдем для вас роль во «Взлете». Обсудим это чуть позже. – Улыбка на его лице угасла. – Как видите, мне пришлось изрядно похлопотать для того, чтобы заполучить вас в свое распоряжение.

– В свое распоряжение… – эхом повторила Мэлори. – Вот оно что. – Она окинула взглядом пустынные песчаные холмы, раскинувшиеся вокруг дворца. – Чудесное местечко. Тут можно бросить труп где угодно, и его никто никогда не найдет.

– А вы как-то даже чересчур спокойно говорите о такой возможности.

– Нет, я вовсе не спокойна. – Мэлори облизнула губы. – Я настолько устала, испугана и разочарована, что мне впору завыть. Однако, по моему глубокому убеждению, ни из одной сложной ситуации невозможно выпутаться, если закрывать глаза на ее темные стороны.

Несколько мгновений Сэбин Уайт стоял, молча глядя на Мэлори, затем отступил в сторону.

– Зайдите в дом и сядьте, пока не упали в обморок, – резким тоном велел он. – В ближайшее время я вас убивать не намерен.

– Какое счастье! – Она с трудом поднялась по ступенькам и вошла в огромный вестибюль. – А я в какой-то момент поверила, что именно это вы и собираетесь сделать. В зале судебных заседаний вы так таращились на меня, что едва не просверлили во мне дырку.

– Я не таращился.

– Нет? А мне показалось, что это было именно так. – Она повернулась, чтобы посмотреть ему в лицо, и на мгновение забыла, что хотела сказать. Теперь, когда на нем не было того изысканного костюма, в котором она привыкла его видеть, Сэбин Уайт выглядел совсем иначе. Узкие крепкие бедра были обтянуты мягкими бледно-голубыми джинсами, две верхние пуговицы синей хлопчатобумажной рубашки расстегнуты, а в вырезе на груди виднелись густые каштановые волосы. Мэлори с трудом оторвала взгляд от тела Сэбина и заставила себя взглянуть ему в лицо.

– Ладно, давайте наконец покончим со всем этим. Вы полагаете, это я убила Бена?

– Нет. – Он закрыл дверь. – Я знаю, что вы этого не делали.

Глаза женщины удивленно раскрылись.

– В таком случае почему я нахожусь здесь?

– Потому что вы мне кое-что должны.

– Что именно?

Губы Уайта скривились в насмешливой улыбке.

– Вы очень хорошая актриса, но сейчас я попросил бы вас не прикидываться. Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду.

– Я ничего вам не должна. Я вас даже не знаю.

– Да, раньше мы никогда не встречались, однако очень хорошо знакомы через Бена. Его, пожалуй, даже можно назвать посредником между нами.

У Мэлори медленно сжались кулаки.

– Послушайте, я очень устала. Я сейчас не способна играть в разные игры. Очень прошу вас, перестаньте темнить и объясните внятно, зачем вы меня сюда притащили.

В его серо-голубых глазах блеснул гневный огонек.

– Я и сам устал от этих шарад. Что ж, извольте. Будем говорить напрямик. Вы находитесь здесь для того, чтобы делить со мной постель на протяжении следующих шести месяцев.

– Вы сошли с ума, – едва выговорила Мэлори, ошеломленно глядя на мужчину.

– Нет, я считаю, что это будет вполне справедливой сделкой, – возразил Уайт. – Даже если вы не разделяете моей уверенности.

Мэлори покачала головой:

– Я не понимаю, о чем речь.

В ответ мужчина нетерпеливо нахмурился.

– О своей постели. Так или иначе, вы мне нужны. На полгода. – Поскольку Мэлори продолжала молчать, непонимающе глядя на него, Сэбин со сдержанной яростью повернулся к ней спиной и бросил:

– Если в данный момент вы не желаете говорить со мной откровенно, я не могу вас к этому принудить. – Он дернул за веревку звонка. – Нилар покажет вам вашу комнату, а через час я жду вас у себя. Выпьем чуть-чуть перед ужином. И не пытайтесь сговориться ни с кем из обслуживающего персонала. Я лично убедился в том, что никто из слуг не говорит по-английски.

В холле появилась коренастая женщина, закутанная в темно-зеленый восточный наряд. Сэбин подозвал ее жестом и произнес несколько слов на незнакомом языке. Женщина посмотрела на Мэлори:

– Ваш багаж принесут к вам в комнату. Надеюсь, вам у нас понравится.

Взгляд Мэлори непроизвольно метнулся к входной двери.

– Нет. – В спокойном голосе Сэбина прозвучала стальная нотка. – На пятьдесят миль в округе нет ни одного населенного пункта. Сомневаюсь, что вам удастся добраться куда-нибудь и остаться в живых. Пустыня не жалует чужаков.

– Надо сказать, у вас с пустыней много общего.

– Но мы-то с вами не чужие, – с горечью усмехнулся Уайт. – По крайней мере, вы мне точно не чужая. Я мечтаю о вас уже больше трех лет.

– Я ровным счетом ничего не понимаю, – устало произнесла Мэлори. – Нам нужно объясниться.

– В нашем распоряжении целых полгода. Я уверен, что мы найдем немного времени и для беседы.

Сэбин, казалось, раздевал ее взглядом, особенно долго задержав глаза на полной груди Мэлори. Она почувствовала, как ее тело пронизывает горячий поток – настолько сильный, насколько и неожиданный. Ее охватило возбуждение – откровенное, примитивное и ничем не прикрытое.

Встретившись с ней глазами, Сэбин кивнул – неторопливо и одобрительно.

– Я думаю, мы с вами понимаем друг друга. Если вы мне понравитесь, вас ожидает весьма приятное время. Но я не люблю, когда меня обманывают, Мэлори.

– Обманывают? – Она отвела взгляд в сторону и покачала головой. – Если кого-то и обманули, то именно меня. Скажите, тот симпатичный человек, Кери Литцке, знал, что вы замышляете, когда заманивал меня сюда?

Рот Уайта вытянулся в ниточку.

– Кери пришелся вам по душе? Вы ему тоже понравились. Потому-то я и решил оставить его в Марасефе. Видите ли, я становлюсь жадным, когда речь заходит о времени, которое нам предстоит провести вместе. Итак, до встречи за ужином, – кивнул Сэбин, давая понять, что разговор окончен.

– Но мы должны… – начала Мэлори и тут же умолкла. Сэбин, не обращая на нее внимания, уже шел по направлению к длинному освещенному коридору. На мгновение задержавшись, он бросил через плечо:

– Наденьте лиловое платье. Вам идет этот цвет.

Сказав это, он ушел. Мэлори осталась стоять, обескураженно глядя ему вслед.

Нилар подергала ее за рукав. Посмотрев сверху вниз, Мэлори увидела, что невысокая женщина жестами зовет ее, и последовала за ней, на ходу пытаясь осмыслить сказанное Сэбином. Бесспорно, ей еще предстоит найти отсутствующие фрагменты этой головоломки для того, чтобы сложить для себя всю картину происходящего. Сейчас же объективно было следующее: во-первых, Сэбин Уайт считает, что она его в чем-то обманула, а во-вторых, одним из виновников цепи происходящих с ней несчастий был Бен. Впрочем, последнее ничуть ее не удивляло. Во всех бедах, которые сыпались на ее голову за последние два года, так или иначе был замешан Бен. С какой стати что-то должно измениться после его смерти?

6
{"b":"8034","o":1}