ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кейт расстегнула и сбросила рубашку. Бо не мог отвести взгляд от открывшейся взору впадинки между грудей.

– Не существует? – опомнившись, переспросил он. – О чем ты, черт возьми?! И кто такая Ксантиппа?

– Ксантиппа была женой Сократа, – пояснила Кейт, пытаясь справиться с застежкой лифчика на спине. – Очень сварливая женщина. Сократ говорил, что, научившись жить с Ксантиппой, он научился ладить со всем остальным миром.

– Тогда неудивительно, что он согласился выпить чашу с ядом, – Бо глубоко вздохнул. Справившись наконец с застежкой, Кейт сняла лифчик. – И почему это у меня такое впечатление, что ты пытаешься меня соблазнить?

Кейт подошла вплотную к Бо и стала расстегивать его рубашку.

– Наверное, потому, что я действительно пытаюсь это сделать. – Ее упругие полные груди были так близко. Достаточно одного прикосновения, и они нальются желанием. – Я читала несколько книг по этому вопросу. Агрессивность со стороны женщины иногда нравится мужчинам. – Она лукаво улыбнулась. – Ты ведь только что сказал, что разнообразие – пикантная приправа к нашей жизни. – Расстегнув рубашку, она прижалась к обнаженной груди Бо. – До сих пор агрессором все время был ты. А сегодня моя очередь.

– Ничего себе! – воскликнул Бо, подаваясь вперед, чтобы еще крепче прижать к себе эту роскошную грудь. – А ты ведь еще не знаешь, что такое феминизм, и, боже, храни всех нас, мужчин, когда ты узнаешь об этом.

Кейт медленно сняла с Бо рубашку, продолжая прижиматься к нему грудью. Она слышала, как сердце его бьется все сильнее и сильнее, а дыхание становится хриплым от страсти. Как приятно знать, что она действует на него таким образом. Но Кейт хотелось большего. Ей хотелось доставить ему такое неистовое удовольствие, чтобы у него перехватило дух и закружилась голова. Она так любила этого человека!

– Давай же, мучай меня, Бо, пожалуйста... О!

Руки Кейт дрожали, а глаза невозможно было оторвать от сильного мужского тела с грацией атлета. Тогда, утром, у пруда, она не успела на него насмотреться. Тело Бо излучало красоту и силу, мускулы его казались тверже стали. Она чувствовала силу их, жар его желания, видела огонь, горящий в его золотистых глазах.

– Обещаю, что тебе понравится, – тихо произнес он, подходя к ней. Голова Кейт закружилась, она приготовилась было опуститься на постель, но Бо удержал ее. – Нет, не так. Все будет иначе, помнишь? – Присев на краешек койки, он усадил Кейт к себе на колени. – Но так же красиво и волнующе!

– Это всегда было прекрасно, Бо, – прошептала девушка, опуская голову ему на грудь. Она слышала, как бьется его сердце, а рука Бо нежно гладила ее по волосам. – Ты словно преподносишь мне каждый раз все новые чудесные дары.

Она услышала тихий смех Бо над самым своим ухом.

– Ты всегда выражалась очень высокопарно, – он шутливо потрепал Кейт по волосам. – Но ты тоже одариваешь меня со всей своей щедростью, маленькая царица Савская. И было бы несправедливо брать с тебя целых сто двадцать талантов золота, – он развернул Кейт к себе лицом, так что ноги ее оказались на кровати по обе стороны от его бедер. – Хотя я намерен доказать, что стою каждого таланта твоих сокровищ... – жарко шепнул он.

– Ты стоишь большего... Ты безумен, мой дорогой Бо! – шептала она, не находя слов, чтобы выразить в полной мере наполнявший ее восторг. Она никогда еще не чувствовала себя такой слабой, уязвимой и в то же время сильной, готовой наслаждаться жизнью и дарить наслаждение. Где-то в глубине ее тела разгорался с новой силой пожар желания. – Тебе не кажется, что пора вспомнить друг друга глубже?

– Ты не хочешь продлить то, что так сладко и приятно? – нежно спросил Бо. – К тому же мы еще не начали обещанную мною гимнастику. – Одной рукой он сжал ягодицы Кейт и придвинул ее поближе к себе, в то время как другая вдруг легонько подтолкнула ее назад, так что спина Кейт выгнулась, а грудь предстала взору Бо во всем своем великолепии. Она была вся открыта перед ним, словно волшебный цветок, и Бо не мог отвести от нее восхищенных глаз.

–Бо?

– Ты хочешь большего? – Голова его медленно наклонилась вперед. – Я тоже хочу. – Его коснулись ее груди.

Дрожь удовольствия пробежала по ее телу.

– Тебе будет хорошо, – шептал Бо, целуя ее кожу. – Я так хочу, чтобы тебе было хорошо, моя Кейт!

Все тело ее словно таяло в ответ на ласки Бо, превращаясь в раскаленную лаву. Она тяжело, прерывисто дышала, вцепившись пальцами в спину Бо.

– Нет, пока еще рано, – прошептал Бо. Когда спина ее снова выгнулась, а голова откинулась назад, руки и губы его ускорили свое движение.

– Вот так, – голос Бо был мягче бархата. – Вот так, моя милая, моя нежная Кейт. – Сняв руку с груди Кейт, он обнял ее. – А потом я буду ласкать тебя внутри, как ты просила. Но медленно, очень медленно. – Губы его продолжали терзать ее грудь, одной рукой он медленно притягивал к себе бедра Кейт, а другой поддерживал выгибающуюся спину. – Вот так, еще немного... Вот так приятно, так волшебно, так горячо!

Но как чертовски, мучительно медленно! Кейт непроизвольно сжала ногами ягодицы Бо, притягивая его к себе и словно бы приглашая проникнуть в нее поглубже. Она услышала, как у Бо перехватило дыхание, затем он тихонько рассмеялся.

– Это было волшебно! Но не надо больше так делать – а то я не ручаюсь за себя!

– Пожалей меня, Бо, – взмолилась девушка. – Я не выдержу этого.

– Выдержишь, дорогая, выдержишь. – Губы его ласкали нежную кожу живота. – Уже скоро. – И вдруг он резко вошел в нее, заполнив собой все ее существо. Тихий стон вырвался у Кейт. – Какой чудесный звук! Хочу услышать его снова. – Бо крепко прижал к себе Кейт, проникая внутрь все глубже и глубже. На этот раз наградой ему был уже не стон, а целая симфония возбуждения и желания.

Он поднял голову, обвил обеими руками спину Кейт и коснулся губами кудряшек на ее виске.

– О, господи, как это изумительно! Я и не знал, что можно испытывать такие фантастические ощущения. Это и невозможно ни с кем другим. – Руки его нежно гладили ее спину. А губы впились в губы Кейт, язык властно проникал в ее рот. Затем он поднял голову, чтобы перевести дух. – С тобой, Кейт, только с тобой.

Он не стал дожидаться ответа. Вихрь страсти увлек их. Тела их сотрясали волны удовольствия, следовавшие одна за другой. Трудно было поверить, что столь острое наслаждение может длиться так долго, но Бо удалось совершить невозможное. Казалось, вечность спустя они оба достигли одновременно высшего пика наслаждения и откинулись, изнеможенные, на подушки в блаженной истоме.

Затем пришел сон – словно радуга после грибного дождя. Как приятно было уснуть в крепких объятиях любимого! Как чудесно лежать на его груди, прислушиваясь к размеренному биению его сердца, и знать, что достаточно одного твоего прикосновения, чтобы сердце его заметалось в груди, готовое выпрыгнуть наружу. Но только не сейчас. Сейчас ей достаточно было знать: впереди у них еще очень много времени, чтобы наслаждаться близостью друг друга. Кейт непроизвольно сжала его в объятиях. Спи, любимый, а я буду охранять твой сон. Сложи на груди руки, расслабь свое мускулистое тело. А я буду охранять тебя от бед, от одиночества и...

– Проснись, малышка!

На самом деле она давно уже не спала. Просто наслаждалась его ласками, не открывая глаз. Теперь же Кейт медленно приподняла веки и увидела, что Бо уже одет и сидит на краю кровати. Одного его взгляда было достаточно, чтобы вызвать у Кейт все тот же восторг. Она только чуть-чуть жалела, что Бо не лежит рядом...

– Я хотела заботиться о тебе...

– Что? Боже, да ты все еще во власти сна! – Он чмокнул ее в нос. – Через полчаса мы пришвартуемся на Санта-Изабелле, и нам нужно кое-что обсудить.

Он протянул Кейт белый махровый халат, показавшийся ей смутно знакомым. Ах да, она ведь уже надевала его в ту, первую ночь на «Искателе». Казалось, это было так давно. Так они уже почти приплыли. Должно быть, сон их длился дольше, чем показалось Кейт. Лучи, проникавшие в каюту через иллюминатор, стали бледнее – значит, уже далеко за полдень.

30
{"b":"8035","o":1}