ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не спеши, подумай, вдруг это все-таки бомба? – сказал в трубке Дон, и она, вздрогнув, замерла. Помимо ее воли у нее появилось ощущение, что Дон где-то рядом, что он наблюдает за ней из темноты под деревьями.

– Где ты? – спросила она.

– Разве ты не видишь никаких подозрительных теней? Не слышишь подозрительных шорохов? Я могу быть совсем рядом, за углом. Я могу прятаться вон в тех кустах.

– Я ничего не вижу и не слышу, – твердо ответила Ева.

– Да, пожалуй, в такой темноте действительно трудно что-то разглядеть, но это вовсе не значит, что меня нет поблизости, – сказал Дон, и Ева снова замерла, напряженно всматриваясь в темные заросли вдоль дорожки.

– Ева! – Это Джо обернулся и увидел ее.

– …Или я могу сидеть сейчас в своей машине в десятке миль от озера. Как ты думаешь, какой из этих вариантов – правда?

Она опустилась на колени и взяла коробку в руки.

– Ева!!!

Она разорвала бумагу, открыла… Внутри лежало что-то белое, твердое, словно пластмассовое…

– «…И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку…» – прозвучал у нее в голове голос Дона. – Книга Бытия, глава 2, стих 22.

– Что ты делаешь?! – Джо был уже рядом. Он пытался оттащить Еву в сторону, но она сопротивлялась.

– Не трогай меня!

– У меня и у бога есть много общего, – шептал Дон. – Убив твою Бонни, я, как бог, создал нового человека. Правда, для этого мне не понадобилось ее ребро, но я надеюсь, ты поймешь, что символизирует мой подарок. Ее зовут Джейн. Джейн…

Ева выронила телефон. Ее неподвижный взгляд не мог оторваться от того, что лежало в коробке.

– Не прикасайся, – предупредил Джо.

– Я сейчас же позвоню Спайро и вызову сюда экспертов-криминалистов! – воскликнул запыхавшийся Чарли, который подбежал к дому вслед за Джо.

– Дон? – спросил Джо.

Ева кивнула.

– Он сказал тебе, что это такое?

Ева снова кивнула. Оно было таким маленьким, таким гладким…

Слезы хлынули у нее из глаз и потекли по щекам.

– Ева!

– Бонни… Это ее ребрышко.

– Черт! – Джо подхватил ее на руки и понес в дом. – Сукин сын! Сволочь!

– Бонни! – рыдала Ева.

– Тише, тише… – Джо сел вместе с ней на диван, обнял ее за плечи и принялся покачивать, словно баюкая. – Проклятье, почему ты не позвала меня?

– Это ребро Бонни!

– Это может быть кость животного. Любого другого человека! Он мог солгать тебе!

Она упрямо покачала головой.

– Нет, это Бонни, я знаю!

– Да послушай же меня!.. – Джо встряхнул ее с такой силой, что у Евы лязгнули зубы. – Это все ложь! Он просто хотел сделать тебе больно.

И ему это удалось! Ева понимала все, что твердил ей Джо, и в глубине души даже была с ним согласна, но не могла ничего с собой поделать. От боли сердце ее как будто рвалось на части, каждый вздох давался с огромным трудом, а горло сводили судорожные рыдания. Только вчера она убеждала себя в том, что у Дона нет против нее никакого оружия, но оказалось, что есть. Да еще какое! Самое сильное, самое страшное, против которого у нее не было защиты. Дон добивался одного: он хотел управлять ею, и он своего достиг или почти достиг. Как Ева ни старалась, она никак не могла перестать плакать!

Как не могла она не думать о той маленькой частице Бонни, которая лежала в коробке на крыльце.

– Принеси… ее сюда, – выдавила она.

– Что?

– Там… там холодно, она может замерзнуть.

– Послушай, Ева, я не могу, – мягко возразил Джо. – Это важная улика. Ее нельзя трогать!

– Но ведь я уже ее тронула! И потом Дон не из тех, кто оставляет следы. Пожалуйста, принеси!

Негромко выругавшись, Джо встал с дивана и направился к выходу. Вскоре он вернулся с коробкой и сразу убрал ее в ящик рабочего стола.

– Вот, – сказал он. – Я принес. Как только приедет Спайро, мы отправим эту улику в лабораторию для анализа.

– Хорошо.

– И, пожалуйста, перестань реветь.

Ева кивнула.

– Скажи, что он говорил?

– Не сейчас. – Она покачала головой. – Дай мне минутку…

Он обнял ее крепче, прижал к себе.

– Хоть десять… минут или лет, смотря сколько тебе понадобится. Почему бы нет? К тому же я уже дал тебе десять лет не так ли?

Ева кивнула, хотя и не совсем понимала, о чем он говорит. Какие десять лет? Может быть, и десяти минут у нее нет…

Она уткнулась головой в его плечо, стараясь справиться с болью и ужасом, чтобы заглянуть в лицо новому кошмару.

– Он сказал… – начала она и замолчала. Еще рано, подумала она, но голос Дона все звучал в ее мозгу:

«…Ее зовут Джейн».

* * *

– Все это просто бред сумасшедшего, – хладнокровно подвел итог Джо. – Реинкарнация? Гм-м… – Он пожал плечами. – Такого не бывает.

– Как тебе показалось, сам он верит в учение о переселении душ? – поинтересовался Спайро.

– Не знаю. Вряд ли, – ответила Ева, немного подумав.

– Значит, он снова пытался управлять тобой. Изобретательный, сволочь!

– Он хотел, чтобы я поверила в реинкарнацию. – Ева горько улыбнулась. – По-моему, Дон придумал себе новое развлечение.

– Но он не может не знать, что ты слишком здравомыслящая женщина, чтобы поверить в эту чушь! – сердито сказал Джо.

– Дон рассчитывает на то, что я не просто женщина, а мать, которая потеряла своего ребенка. И которая до сих пор любит детей… – Ева с такой силой стиснула руки, лежавшие у нее на коленях, что костяшки ее пальцев побелели. – Нет, чтобы установить между нами связь и привязать меня к себе, одних костей мало. Дон это понимает, и я боюсь… я боюсь, что он выбрал себе еще одну жертву и теперь хочет сделать меня соучастницей или, еще хуже, причиной нового убийства.

– Он бесспорно умен… – вполголоса пробормотал Спайро, и Ева беспомощно посмотрела на него.

– Извини, но я не могу восхищаться Доном, как ты, – сказала она дрожащим голосом. – Он чудовище, монстр, выродок!

– Я вовсе не восхищаюсь им, – возразил Спайро. – Я просто хочу быть объективным. Опасно недооценивать противника, в особенности если он наделен таким незаурядным интеллектом. Ну а насчет новой жертвы… Ведь это только твое предположение, не так ли? Ведь Дон не сказал тебе ничего конкретного.

– Почему же? Он сказал, что ее зовут Джейн. Кроме того, он сильно рисковал, когда решил подложить на крыльцо эту коробку. Если он умен, то не стал бы подвергать себя опасности напрасно.

– Но он сумел причинить тебе боль, сильную боль! Кто знает, что творится в голове у преступника? Быть может, с его точки зрения игра стоила свеч, хотя нам его действия кажутся бессмысленными, иррациональными.

Ева упрямо покачала головой.

– Нет, – сказала она уверенно. – Дон сделал первый ход в какой-то новой игре. Он нанес мне уже два удара: сначала подсунул ребро Бонни, потом пригрозил расправиться с какой-то другой девочкой. Но главное, он хотел, чтобы я связала эти две вещи вместе.

– И… ему удалось этого добиться? – спросил Спайро.

– Конечно, нет.

– Совсем нет? – уточнил агент, пристально глядя на нее.

– Я бы ему не позволила… – ответила Ева, но отвела глаза.

– Надеюсь, что дело действительно обстоит так, как ты говоришь, – вздохнул Спайро, и Ева вскинула на него взгляд.

– Мы должны найти ее, Спайро. Нужно обязательно найти эту девочку!

– Но ее, быть может, вообще не существует!

– Она существует.

– Если она существует, Дон уже мог убить ее. Или похитить.

Ева отрицательно покачала головой. В словах Спайро был резон, но она не хотела ему верить.

– Нет, я так не думаю.

– Хорошо. – Спайро задумчиво кивнул. – Пока мы все равно ничего сделать не можем. Я заберу улику и постараюсь, чтобы ее исследовали в кратчайшие сроки. А ты… – Он повернулся к Джо. – Ты выясни, как Дону удалось так близко подойти к дому незамеченным.

– Я уже тысячу раз задавал себе этот вопрос, – раздраженно ответил Джо. – Это невозможно, и все-таки это случилось. Значит, надо усилить охрану.

28
{"b":"8036","o":1}