ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, сначала домой. – Джо властно обнял ее за талию. – Тебе нужно выпить чего-нибудь горячего.

– В таких случаях неплохо помогает порция бренди, – хмыкнул Спайро, и Ева неожиданно для себя кивнула.

– Хорошо. Едем домой, выпьем кофе – и сразу к лаборатории. И не помогай мне, я сама отлично справлюсь!

Вырвавшись из рук Джо, она медленно пошла к своей машине. Главное, не споткнуться, думала Ева, аккуратно переставляя ноги. Главное, не смотреть на Джо, иначе она окончательно расклеится…

– Поезжай за мной, – сказала она на ходу.

– Я поеду с тобой, – возразил Джо. – Ты не можешь сесть за руль в таком состоянии. Этот идиот-полицейский ударил тебя дубинкой по голове. Вдруг ты опять потеряешь сознание?

– А что будет с твоей машиной? Ты так и бросишь ее здесь?

– Да, так и брошу. – Джо обогнал Еву и открыл перед ней пассажирскую дверцу ее машины. – Садись и не спорь.

– Но я…

– …Не нуждаюсь в помощи, – закончил он и громко фыркнул. – Я знаю. Но ты все равно не сядешь за руль – по крайней мере сегодня. А теперь залезай, да поживее.

* * *

Не успели они войти в гостиную, как Джо, мрачно молчавший всю дорогу, набросился на нее с упреками:

– Что, черт возьми, с тобой творится?! Почему ты не слушаешь, что тебе говорят? Посмотри на себя: ты бледна как мел и дрожишь словно в лихорадке. И в таком состоянии ты собиралась куда-то ехать?

– Не будем начинать все сначала. У меня ничего не болит, я просто… испугалась. Пойди лучше умойся – ты похож на негра, – устало сказала Ева.

– Вот не думал, что ты имеешь что-то против афроамериканцев, – хмыкнул Джо, заметно успокаиваясь. – Где твоя политкорректность?

– Я ничего не имею против афроамериканцев, – возразила она. – Просто твое лицо… Оно напоминает мне о взрыве. О том, что ты едва не погиб.

– Но ведь не погиб же! И нечего на меня ворчать.

– Я буду ворчать, пока ты не приведешь себя в порядок. Иди… – И она повернулась к нему спиной.

Джо осторожно коснулся ее плеча.

– Повернись. Я хочу видеть твое лицо.

Но она даже не шевельнулась, только повторила:

– Иди умойся. А я пока сварю нам кофе. У нас не так уж иного времени, и, если мы хотим на Блю Маунтин Драйв вовремя, нам надо пошевеливаться.

– В твоем состоянии нельзя никуда ехать.

– Говорю тебе, я отлично себя чувствую!

– Тогда посмотри на меня.

– Я не хочу на тебя смотреть. Я хочу увидеть только эту фотографию. Это важно!

– Думаешь, я этого не знаю? Но дело в том, Ева, что существуют вещи куда более важные. По крайней мере для меня. Понимаешь?

Комната тихо вращалась перед ее глазами, вращалась, раскачивалась и грозила взорваться.

Как взорвалась машина на дне ущелья…

Только не сломаться, подумала Ева. Только не упасть, не потерять сознания. Так о чем, бишь, они только что говорили? Ах да, о фото…

– Ничто не может быть важнее этой фотографии, Джо. Из-за нее уже погибли двое. И еще могут погибнуть…

– Мне, конечно, очень жаль и Чарли, и Билли Санга, но я тут ни при чем. – Джо крепко взял ее за плечи и развернул к себе. – Я сделал все, что мог, но…

– Я знаю. Это был чистой воды идиотизм – рисковать собой и лезть в пекло только для того, чтобы… – Плотина, которую она возводила внутри себя, не выдержала, и слезы ручьями потекли по ее щекам.

– Ведь Чарли… он был уже мертв, понимаешь? Ты ничего не мог сделать!

– Но я этого не знал.

– Никто не может остаться в живых после падения с такой кручи, это же ясно! Ты тоже мог погибнуть!

– Но я не погиб.

– Только не потому, что старался. Тебе просто повезло! – сердилась Ева.

– Ты ведешь себя просто глупо.

– Убирайся к черту! – Ева резко встала и отошла к окну.

– Ева… скажи, почему ты так сердишься на меня?

Она круто обернулась, глаза ее сверкали.

– О да, я скажу!.. Ты слишком ловок и хитер, чтобы погибнуть! Ты уверен, что проживешь еще лет пятьдесят или больше, так что я могу не беспокоиться, верно?

– О дьявол!.. – Джо замер.

– Ты мог погибнуть! – продолжала она, не стараясь больше сдерживаться. – Ты рисковал своей жизнью, а обо мне не подумал. Но у тебя нет никакого права так поступать! Ты перевернул всю мою жизнь, ты заставил меня испытывать чувства, которые я не хотела испытывать никогда. Ты… Не трогай меня! – почти взвизгнула она, когда Джо протянул к ней руки. – Не трогай! – Ева попятилась от него. – Чарли Кэтер и Билли Санг погибли, фотография пропала, но я почти не думала об этом. Я не думала даже о Доне, хотя он никуда не делся. Быть может, это он столкнул машину Чарли в пропасть, но мне на это наплевать. Я думала только о тебе, о том, что ты тоже можешь сгореть в этой… в этом ущелье. Представляешь, что я пережила, когда увидела, как взорвалась машина внизу?

– Представляю.

– И чертовски собой гордишься, правда? А ты подумал, что было бы со мной, если бы ты… если бы тебя…

Джо шагнул вперед, и она очутилась в его объятиях.

– Прости меня, Ева. Прости и… не плачь. Ведь все позади. Все кончилось…

– Ничего не кончилось, ничего! – Ева топнула ногой и попыталась высвободиться. – Это будет повторяться снова и снова, потому что ты не изменишься. Ты будешь постоянно совершать безумно рискованные поступки, потому что внушил себе, будто можешь жить вечно, а я… Я не смогу этого вынести.

– Я тоже не могу это выносить. Ты буквально выворачиваешь меня наизнанку.

– Ты не должен был так рисковать. Не должен!..

Он бережно поднял ее на руки и перенес на диван.

– Я сделаю все, что ты только захочешь, только перестань реветь. Я действительно думал, что готов ко всему, но я ошибался. Я не ожидал такого… Должно быть, я слишком привык к тому, что для тебя на первом месте всегда была Бонни. Мне и в голову не могло прийти, что…

– Это потому, что ты не способен видеть дальше собственного носа!

– Тише… – Джо прижал ее к себе, и Ева услышала, как громко стучит его сердце.

– Ты будешь, будешь рисковать снова и снова. Ведь ты же коп!

Джо не ответил, а у Евы вдруг отчего-то прошел весь ее запал. Несколько минут они сидели молча, прислушиваясь к биению сердец друг друга, – любовники, близкие друзья, родные люди.

Джо прижался губами к ее виску.

– Надеюсь, однажды ты скажешь мне, что любишь меня… – прошептал он.

– Вряд ли. – Ева пошевелилась и обвила руками его шею.

– Честное слово, я постараюсь больше не рисковать без особой нужды. Признаться, еще никогда мне не хотелось жить так сильно, как сейчас. Ты мне веришь?

Она с сомнением посмотрела на него.

– Придется поверить. Такова жизнь, очевидно…

– Да, жизнь – такая штука, где многое строится на доверии. – Джо вдохнул. – И, кажется, ты понемногу возвращаешься в мир живых. – Он откинул упавшие ей на лицо волосы. – Теперь ты тоже похожа на негра, – сказал он, ухмыляясь. – Я тебя всю перемазал.

– Сажу можно отмыть… – Ева вздохнула. Сажу действительно можно было отмыть, но никакими силами она не смогла бы заставить себя забыть, что произошло этой ночью. Невидимые барьеры, которые она воздвигала в себе так долго и с таким тщанием, рухнули, и она оказалась лицом к лицу со своим чувством к Джо – с чувством, которое было таким сильным, что причиняло ей почти физическую боль.

– Нам пора, – сказала она спустя мгновение, слегка отталкивая Джо и вставая. – Только сначала все-таки сходи наверх и умойся. Заодно и переоденься – от тебя несет бензином, как от… от бензовоза.

– Уже иду. – Джо тоже поднялся и быстро вышел из комнаты, а Ева с трудом подавила инстинктивно возникшее у нее желание пойти с ним. Она не могла, не хотела ни на секунду выпускать его из вида. Ведь теперь Джо тоже грозила серьезная опасность. Он был дорог ей, и это превращало его в мишень. Дон подобрался слишком близко, чтобы Ева могла быть спокойна за Джо.

Впрочем, она тоже приблизилась к цели.

– Ты еще не побил нас, Дон… – прошептала она. – Не побил и не побьешь. Скоро я увижу твое лицо…

82
{"b":"8036","o":1}