ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, и не только. Он австралиец, я его взял на подмогу.

— Он работает на тебя?

— Боже упаси! Этот мерзавец всегда работает только на себя. Но у него хватило ума предоставить мне командовать операцией.

— Какой операцией?

Тревор не ответил на ее вопрос.

— Летишь со мной?

— Куда?

— В Абердин.

— Что? — У Джейн округлились глаза. — В Шотландию?

Тревор улыбнулся:

— А ты думала, в Неаполь?

— Ты же сказал, что напал на след золота Циры. А сундук находится в катакомбах под Геркуланумом.

— Туда мы потом можем наведаться. А в данный момент летим в Абердин.

— Зачем?

— Ты летишь или нет?

— Ответь на мой вопрос. Он молчал.

— Черт тебя подери, Тревор! Из-за того, что ты так рвешься к этому золоту, погиб Майк. Я имею право знать, что происходит!

— Но тогда мои шансы получить от тебя то, что мне нужно, падают. А ты знаешь, какой я отъявленный эгоист.

— Высшей пробы. Но с чего бы тебе вообще что-то от меня ждать?

— С того, что я хочу сберечь твою жизнь, и тебе это известно.

— Мне уже давно ничего о тебе не известно. Мы сто лет не виделись.

— Это правда. — Он в задумчивости склонил голову набок. — Другая причина: я могу дать тебе то, что ты ищешь.

— Мне это золото не нужно.

— Да. — Он улыбнулся. — Но ты продашь душу дьяволу, чтобы взглянуть на свитки Пресебия из его библиотеки. И тебе стоит это сделать. Они произведут на тебя большое впечатление.

Джейн замерла:

— Свитки?

— Разве ты не за ними возвращалась в Геркуланум? И работала не на основных раскопах в городе, а на окраине, в пригороде? Разочарована, что не нашла подземный ход?

— Разочарована, но не удивлена. Ты мне сам говорил, что после обвала замаскировал вход так, чтобы никто никогда его не нашел. — Она посмотрела ему в лицо. — Значит, ты вернулся и прорыл ход до библиотеки?

Он кивнул.

Джейн охватило волнение.

— И вынес свитки Пресебия? Все?

— Все до единого. До взрыва, вызвавшего обвал в катакомбах, я прочел лишь половину. С остальными пришлось быть особенно аккуратными, чтобы не рассыпались под рукой переводчика.

— Но перевод сделан?

Он улыбнулся:

— Сделан.

— И что в них?

— Прочтешь сама. — Тревор развернулся и зашагал к самолету. — Тебя ждет несколько сюрпризов.

— Ты мне врешь? Он обернулся.

— Наверное, я заслужил твое недоверие. Ты же знаешь, я легко могу солгать. Это часть игры.

— Так ты врешь или нет?

Тревор встретился с ней взглядом, и насмешливое выражение исчезло с его лица.

— Тебе — нет, Джейн. Тебе я никогда не лгу. Он поднялся в самолет.

— Крепкий орешек, — прокомментировал Бартлет, выходя из кабины пилота. — Летит с нами?

— Да. Скажи Бреннеру, пусть запускает двигатели. Бартлет ответил скептическим взглядом: Джейн продолжала стоять возле машины.

— Она не двинулась с места.

— Она летит с нами.

— Откуда такая уверенность?

Уверенности у него не было. В отношении такого волевого человека, как Джейн, ни в чем нельзя быть уверенным. Он сделал все, чтобы ее уговорить, и результат покажет, насколько хорошо он ее знает.

— Я сделал ей предложение, от которого она не смогла отказаться. Она жаждет добраться до убийцы Майка Фицджеральда и понимает, что я о нем знаю больше. А еще она хочет знать, что заключено в свитках. Очень сильно хочет.

— А если ты ошибся? Вдруг она повернется и уйдет? Тревор шумно втянул воздух:

— Тогда догоню, дам по голове и притащу сюда. Так или иначе, она будет здесь.

Бартлет присвистнул:

— Не позавидую тебе, когда она придет в себя.

— Я сам себе не позавидую. Но я ни за что не оставлю ее там, где не в силах защитить. А здесь сейчас очень опасно.

— Ее может защитить Джо Куинн.

— И будет пытаться, но на первом месте у него все же Ева. А мне нужно, чтобы на первом месте была Джейн.

Бартлет повернулся и с любопытством взглянул на Тревора.

— У тебя много чего на первом месте. Удивляюсь, что ты…

— Идет. — Тревор отвернулся от иллюминатора и направился в кабину. — Лучше не показываться ей на глаза, пока не взлетим. Я для нее своего рода раздражитель, и маятник еще может качнуться в любую сторону. Закроешь дверь, устроишь ее поудобнее и успокоишь как следует.

— Раздражитель? — проворчал Бартлет. — Я думал, я единственный, кто видит под твоей обаятельной внешностью звериное обличье.

— Ты, главное, ее успокой. — Тревор закрыл за собой дверь кабины.

— Решилась все-таки. Отлично! Не придется в одиночку лететь в такую даль. — Бартлет, сияя, закрыл за Джейн люк самолета. — Садись и пристегивайся. Бреннер в любую минуту может пойти на взлет.

— А где Тревор?

— В кабине с Бреннером. Велел окружить тебя заботой. — В его глазах вдруг заплясали звездочки. — И успокоить. Он решил, что тебе требуется утешение.

Утешение ей и вправду требовалось. Джейн одолевали неловкость, робость и неуверенность в правильности принятого решения. Треклятый Тревор все-таки заставил ее плясать под свою дудку, пустил в ход все методы, дабы склонить ее на свою сторону. И вот она уже на борту самолета, вылетающего в Шотландию, а Ева с Джо этого не знают, они даже не знают, что она улетает. И зачем.

5

Да она и сама не знает, зачем.

Она знает только, что должна использовать все шансы, чтобы узнать как можно больше об убийцах Майка. И еще ей хочется увидеть эти свитки. Она потратила не один год на их поиски, а у Тревора они в руках.

Пожалуй, Тревор прав еще в одном: сегодняшнее убийство Доннела означает, что нешуточная опасность грозит и ей. А может, и не прав, а просто воспользовался ситуацией, чтобы склонить ее в нужную сторону. Какая разница? Скоро она все сама узнает. А пока надо вести себя, как разумный человек, а не легкомысленная бабочка. Она достала телефон.

— Я никуда не полечу, пока не предупрежу Еву и Джо.

— Конечно, конечно. Это разумно. До взлета время еще есть.

— Я быстро. — Она набрала номер Евы. — Не разбудила?

— Нет. Десять минут назад звонил Джо. Что у тебя там происходит, Джейн?

— Пока не знаю, но я не могу рисковать и сдаваться в полицию. Скажи Джо, что Мэннингу я пришлю свои показания чуть позже.

— Джейн, так не делается.

— Это лучшее, что я могу предложить. — Девушка помолчала. — Не исключено, что я напала на след, который приведет к разгадке. Если поступлю по-своему, шансы будут выше.

— Ты меня пугаешь! Что ты задумала?

— Возникли кое-какие обстоятельства, и мне надо в них разобраться.

— Только не в одиночку!

— Я не одна.

— Еще не легче. С кем ты? Где? И что за тайны мадридского двора?

В чем можно признаться, а в чем — нет? Ева сочтет необходимым рассказать Джо, а Джо — полицейский, у него свое представление о долге. Ладно, скажу ровно столько, чтобы она перестала волноваться, но без подробностей.

— Есть вероятность, что мне удастся выяснить, кто нанял Леонарда и где он сейчас находится.

— Каким образом?

— У меня есть один знакомый, который в курсе этого дела.

— Джейн!

— Знаю, знаю. Тебе неприятно, что я мямлю и подбираю слова, когда…

— Ты сейчас с кем?

Джейн ответила не сразу. Эх, была не была.

— С Тревором.

— Черт побери!

— Странная реакция. Ты же знаешь: Тревор знает свое дело.

— Он вечно ходит по краю пропасти, и ему это удается, но это не значит, что удастся тебе, если пойдешь за ним.

— Я не иду слепо за ним. Я еду, чтобы узнать… — Она прикусила язык. — Как только прибудем на место, я тебе позвоню. Не волнуйся. Я не наделаю глупостей. Я буду осторожна.

— Это понятие Тревору неведомо. Я хочу с ним поговорить.

— Он сейчас занят. Я позвоню тебе часов через шесть-семь. Сейчас больше не могу. Пока. — Она отключила связь.

— Насколько я понял, Тревор в роли твоего телохранителя Еве доверия не внушает, — догадался Бартлет. — И я ее понимаю.

12
{"b":"8038","o":1}