ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вибрационная терапия. Вибрации заменяют все таблетки!
Дурман для зверя
Как мысли притягивают деньги. Открой секрет миллиардеров!
Милашка
Хаос-контроль. Эффективная уборка своими силами
Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости.
Хулиномика 3.0: хулиганская экономика. Еще толще. Еще длиннее
Код предназначения. Коррекция судьбы по дате рождения
Тролли ночи
A
A

— Я поехала с тобой, потому что не видела другого выхода. Но я не останусь, если ты будешь использовать меня втемную.

Он кивнул:

— Я знал, что ты потребуешь ясности, правда, не думал, что так быстро.

— Тем более. Так о ком ты говоришь?

— Об одном крайне мерзком типе по имени Рэнд Грозак.

— Мерзком? Это как понимать?

— Убийства, контрабанда, наркотики, проституция — это все он. Ничем не брезгует, чтобы добиться цели.

— А какое он имеет отношение к убийству Майка?

— Леонард работает на него. Не думаю, что Грозак ставил ему задачу убить Фицджеральда. Это была ошибка. На самом деле это была попытка похищения, а объектом являлась ты.

— Зачем? Только не говори ничего про свое слабое место. Если он так хорошо тебя изучил, как ты утверждаешь, он должен понимать, что воздействовать на тебя бесполезно.

— Греет душу, что ты меня так хорошо знаешь, — проворчал Тревор. — А вот Грозак, похоже, вник и в другую, более восприимчивую сторону моей натуры.

— Зачем я ему понадобилась? — повторила Джейн.

— Он жаждет заполучить золото Циры и ищет, как к нему подобраться. Не исключено, что он думает, ты знаешь, где оно лежит.

— Это безумие. С чего он взял? Это ведь ты за ним столько лет гоняешься! И свитки нашел ты.

— Похоже, он решил, что я поделился с тобой информацией. Четыре года назад мы в Геркулануме были вместе. С тех пор ты трижды ездила туда на раскопки. Из этих двух обстоятельств он мог сделать вывод, что ты тоже гоняешься за этим золотом.

— Не все же предпочитают деньги знаниям!

— Грозака ты в этом не убедишь. Для него деньги — главное в жизни.

— Как и для тебя.

— Не буду отрицать, что деньги я люблю. Они, конечно, не главное в жизни, но они меня интригуют. Это приз в большой игре. — Тревор нахмурился. — И я играю по правилам. А Грозак — нет.

— Да ну вас всех! Жизнь — не игра. А если ты думаешь иначе, то ничем не лучше своего Грозака.

— Тут ты ошибаешься. Могу тебя уверить, когда ты с ним познакомишься, ты в этом сама убедишься.

— Не собираюсь я с ним знакомиться! Я хочу видеть его за решеткой. — Она посмотрела на Тревора в упор. — И как только мы будем в Шотландии, я позвоню Джо и сообщу имя этого Грозака.

— Я так и думал. Вот почему я хотел дать тебе немного времени справиться с эмоциями и призвать на помощь благоразумие.

— А по-моему, вполне благоразумно доверить это дело полиции.

— Благоразумно, но в случае Грозака малоэффективно. Он много лет уходит от закона, и ему это мастерски удается. Ты же не хочешь, чтобы он учуял опасность и лег на дно?

— А еще я не хочу, чтобы подонок, убивший моего друга, разгуливал на свободе.

— Ты же выросла в семье полицейского! Тебе отлично известно, какой процент убийств так и остается нераскрытым. И при этом у большинства из них нет таких связей и покровителей, как у Грозака.

— Ему не уйти от ответа!

— Я этого не говорил. Я не позволю ему уйти. Он опасен, и его надо нейтрализовать. — Тревор произнес эти слова с таким выражением, что Джейн испытала шок. Обычно он не откровенничал, и она нередко забывала, что он тоже не гнушается крайними мерами.

— И как ты собираешься это сделать?

— Он жаждет двух вещей — моей смерти и золота. Поскольку ни того, ни другого ему не видать, как своих ушей, я подпущу его поближе и прихлопну. — Он улыбнулся. — А это я умею, Джейн.

— Могу себе представить. — Она отвернулась. — Но я все равно не уверена, что лучше — довериться тебе или полиции.

— Объяснить, почему ты должна довериться мне? Я сделаю все, чтобы ты не пожалела.

— Золото мне не нужно.

— Это мы уже обсудили. Я знаю, что тебе нужно. — Он нагнулся к ней и заговорил бархатным голосом: — И ты это получишь. Все, что пожелаешь.

Джейн перевела на него взор и мгновенно попалась на крючок, загипнотизированная выразительностью его глаз. Она тысячу раз рисовала это лицо и знала наизусть каждый изгиб, каждую линию, каждую черточку этих губ, этих синих глаз, умеющих то обдать холодом, то быть теплее южных морей. Сейчас эти глаза лучились теплом. Не может быть, чтобы он… Нет, конечно, нет! Джейн с усилием отвела глаза.

— Свитки. Ты имеешь в виду свитки.

— Неужели? — Тревор усмехнулся. — Конечно, свитки. Что же еще? — Он порылся в кармане. — У меня для тебя подарок.

На его ладони лежал крупный синий камень.

— Это лазурит из тех, которыми инкрустированы бронзовые тубусы из-под свитков. Не самый красивый, но я подумал, тебе понравится.

Камень, которому две тысячи лет! Джейн протянула руку и осторожно дотронулась до камня.

— Такой старый… Не надо было его вынимать.

— Я и не вынимал. Мы открывали пенал, а он возьми да выпади. — Он вложил камень ей в руку. От его прикосновения по ее телу прошел трепет.

Джейн вздрогнула, но заставила себя не убирать руку. Что же это такое? Он ее едва коснулся, а она уже вообразила, что между ними опять искра пробежала. Она подняла глаза — он за ней наблюдал.

— И я был прав: лучше, чтобы он был у тебя.

— Это взятка?

— Скорее зарок. Обещаю дать тебе прочитать свиток из этого пенала. Но при условии, что ты дашь мне время отыскать сундук и стереть Грозака с лица земли.

— Только этот свиток? Тревор фыркнул:

— Ненасытная! Нет, я дам тебе прочесть их все. Но этот был самый интересный. Наверняка получишь такое же удовольствие, как и я.

Джейн в волнении рассматривала камень.

— Почему? Чем он так интересен?

— Его написала Цира. Джейн подняла глаза: — Что?

— Этот свиток написан рукой Циры. Остальные — Пресебием и писцами. Но этот определенно писала она сама.

— Господи… — прошептала Джейн.

— Я многого не прошу, — произнес Тревор. — Лишь каплю твоего времени. Позволь мне взять на себя заботу о твоей безопасности. Тебе нужен Грозак? Ты его получишь. Ты хочешь прочесть свитки? Ты их увидишь. Для тебя это беспроигрышная ситуация.

Ее решимость была поколеблена и с каждым сказанным им словом рушилась все стремительнее. Надо не думать о нем, собраться с мыслями. Джейн чувствовала, как опять подпадает под его чары.

«Лишь каплю времени». Он не говорил о безоговорочном подчинении, не требовал обещаний.

«Беспроигрышная ситуация». Джейн не знала, прав он или нет, но внезапно поняла, что хочет это выяснить.

Она откинулась к спинке кресла.

— Два дня. Даю тебе два дня, Тревор.

Отовсюду летят камни. Боль. Кровь/

Сквозь пелену боли мелькнула мысль: она не даст похоронить себя в этих катакомбах! Они уже недалеко от выхода на поверхность. Ее не остановить. Еще мгновениеи она опять…

— Беги!раздался голос Антония. Он выругался, схватил Циру за руку и утянул в проход. — Потом будешь отдыхать.

«Отдыхать? — с обидой подумала она. — Остановиться, когда истекаешь кровью и темнеет в глазах,это он называет отдыхать?!» От злости кровь быстрее побежала по жилам, онемевшие ноги ожили.

Она побежала. Со всех сторон на них сыпались камни. Жарко. Нечем дышать.

Душная ночь.

Во мраке Антоний держит ее за руку.

Мрак?

Нет, он, кажется, рассеивается.

А там, впереди, свет?

Сердце бешено забилось, Цира ускорила бег.

Следуя за ней, Антоний прокричал:

Я говорил, что выведу тебя отсюда? Не смотри на него!

— Да, если я не вздумаю отдыхать, — обиженно бросила она. — Я бы так и так выбралась.

— Осмелюсь заметить, сейчас не до экспериментов, — возразил Антоний. — Признайся: ты правильно сделала, что доверилась мне.

Они уже близко к свету. Почти в безопасности — если можно быть в безопасности, когда наступает конец света.

— Я тебе не доверилась. Просто понимаю, что ты не меньше моего хочешь отсюда выбраться. Предать меня ты и сейчас можешь. Раньше же предавал.

15
{"b":"8038","o":1}