ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я этого не говорил. — Бартлет поднялся. — Но я видел тебя в атаке. Если втемяшится — тебя ничем не остановишь. Ты гораздо опытнее Джейн, и это может…

— Мне тридцать четыре года, — напомнил Тревор сквозь зубы. — Я не Мафусаил.

Бартлет хохотнул:

— Я провоцировал тебя. Ну, я пошел.

— Мерзавец!

— Сам напросился. Нечего было куражиться за столом. Я привык наслаждаться процессом поглощения пищи, и все, что мешает пищеварению, должно быть устранено. — Бартлет двинулся к двери. — Не забывай это, если опять вздумаешь срывать на каком-нибудь юнце свое дурное настроение.

Он затворил за собой дверь, не дав Тревору ответить.

Вот сукин сын! Не будь он ему так симпатичен, спустил бы поганца с лестницы. Впрочем, это сделать никогда не поздно — если Бартлет вздумает и дальше его воспитывать. Да, нервишки что-то расшалились, иначе он бы не устроил несчастному пацану эту сцену. Бартлет прав, он попер напролом, а мнит, что умеет с людьми ладить.

Да и потом, с Джейн он вел себя весьма неделикатно. Надо было сохранить дистанцию, дать ей время привыкнуть к тому, что он снова рядом.

Нет! Зачем ей к нему привыкать? Они будто никогда и не разлучались. И разве мог он вести себя иначе рядом с ней? Он не Бартлет, и нечего от него ждать…

Зазвонил телефон. Это был Венабл.

— У меня его еще нет, — сказал Тревор, не дожидаясь вопроса. — Еще несколько дней. Марио работает над вторым свитком Циры.

— А если и он ничего не даст? — нажимал Венабл. — Надо поторапливаться.

— Будем. Но если мы в состоянии обнаружить что-то новое, надо идти этим путем. Время пока есть.

— Времени мало! Меня так и подмывает поехать и забрать свитки.

— Только попробуй! Получишь пепел.

— Ты этого не сделаешь. Эти свитки бесценны.

— Для тебя. А для меня, после того как я их прочту, они ничего не будут стоить. Такой вот я корыстный.

В трубке послышались проклятия.

— Похоже, мне лучше попрощаться. Для одного дня я уже выслушал более чем достаточно. Как появится что-то конкретное, я позвоню.

— Нет, погоди! Сегодня вечером мы перехватили звонок от этой Макгуайр. Она звонила Еве Дункан.

— И что?

— Рассказала про Грозака, про замок — про все.

— Это для меня не неожиданность. Они очень близки.

— Зря ты ее туда притащил!

— Не учи меня, что делать, Венабл!

Он дал отбой. Не пройдет и двух минут, как Венабл позвонит снова и начнет извиняться — дескать, вышел из себя от отчаяния.

К черту Венабла! Парень он неплохой, но начинает действовать на нервы. Он слишком напуган и боится, что Тревор оплошает.

Сегодня это слово очень точно характеризует его действия. Как он устал анализировать, что и как он сделал и сказал! Всю жизнь он руководствовался интуицией. Будет прислушиваться к ней и сейчас.

Тревор подошел к окну. Какая сегодня яркая луна! В ее свете были отчетливо видны застывшие утесы, а за ними — море. Когда-то, давным-давно, вот так же и Ангус Макдаф стоял у окна, смотрел на море и думал о предстоящем путешествии, предстоящей вылазке, предстоящей игре?

Игра.

Тревор повернулся и решительно направился к двери. Надо привести в порядок мысли, расставить все по своим местам, и он знал, где это сделать лучше всего.

На стадионе.

Джейн долго стояла под душем, прежде чем набросить на себя байковую рубашку Бартлета и лечь в постель.

Заснуть. Забыть о Треворе и некрасивой сегодняшней сцене. Он великий манипулятор, и что он имел в виду, когда сказал, что хочет с ней переспать, одному богу известно. Может, и вправду жаждет ею овладеть, а может, только играет на ее чувствах, чтобы заставить плясать под свою дудку. Самым умным сейчас будет сделать вид, что ничего не было. В конце концов, она знала, зачем сюда приехала. Вот и надо делать свое дело.

Но не в ее правилах красться по-кошачьи, не замечая подброшенной Тревором динамитной шашки. Ей придется иметь с ним дело, и она заранее предвидела проблемы.

Господи, как здесь жарко! Из-за этих бархатных штор здесь задохнуться можно! Или это от возбуждения? Неважно. Ей нужен воздух.

Ночь без воздуха.

Нет, это было во сне. Во сне, где она была Цирой.

Джейн раздвинула тяжелые занавески и распахнула окно.

Внутренний двор древнего замка был залит лунным светом.

Древнего? По сравнению с развалинами Геркуланума никакой он не древний. Но если вспомнить о молодой стране Америке и ее родном городе Атланте, то очень даже древний. Замок Макдафа обладал одним свойством, существенно отличавшим его от Геркуланума. Там под грузом тысячелетий свыкаешься с мыслью о гибели города и его обитателей. Здесь кажется, что, как и столетия назад, на дороге к замку вот-вот покажутся скотты и…

В воротах конюшни стоял лицом к замку какой-то человек.

Макдаф?

Нет, этот человек стройнее. Можно сказать, долговязый. И волосы у него не темные, а светлые. Нет, точно не Макдаф. И он почему-то напряжен, это угадывается в его позе.

Он замер, увидев что-то — или кого-то — на ступенях замка. Кого он видит?

Тревора.

Вот он шагает к воротам. Четыре года прошло, а Джейн так хорошо помнит его пружинистую походку. Во дворе припаркованы машины, но он направляется не к ним.

Куда он собрался?

Судя по всему, не одну Джейн волновал этот вопрос. Навстречу Тревору из тени шагнул человек в ветровке. Кто-то из охраны? Они перебросились парой слов, после чего Тревор вышел из ворот. Охранник скрылся в тени.

Суровая местность за оградой замка не располагает к увеселительным прогулкам. Идет на встречу? Но с кем? Должно быть, этот «кто-то» уже приехал, ведь света фар на дороге она не видела.

И что, интересно, он делает там без охраны, когда говорит, что выходить из замка опасно? Если Грозак его действительно так ненавидит, что же, он сам на ловца бежит?

Джейн похолодела от страха. Попыталась взять себя в руки. Господи, какое ей дело до Тревора? Если он такой идиот, что шатается в одиночку в таком пустынном месте, так и поделом! Он в состоянии о себе позаботиться.

И нечего ей стоять и ждать, когда он вернется цел и невредим. Джейн закрыла окно и задвинула шторы. В следующее мгновение она уже была в постели и пыталась уснуть.

«Засыпай! — приказала она себе. — Пользы не будет, если станешь беспокоиться за этого наглеца. И перестань о нем думать!

Но куда же он пошел?»

7

— Я съездил в город и накупил тебе целый гардероб. Шикарный! — объявил Барлет на другое утро, поджидая Джейн на первом этаже. — Ну, не то чтобы шикарный… В этом городишке магазинов-то раз-два и обчелся. «Шикарный» — это бальные платья в пол, бархатные накидки… А я взял тебе брючки и кашемировые свитера. Но отличного качества. Хотя ты и в наших одежках смотришься потрясающе.

— Ну, еще бы. — Она сморщила нос, оглядывая свои непомерно свободные джинсы и темно-синий свитер с чужого плеча. — Я, конечно, благодарна вам всем за эту жертву, но с большим удовольствием облачусь в вещи, которые не будут волочиться за мной по полу. А тетрадь для рисования купил?

Бартлет кивнул:

— Это оказалось немного сложнее. Но в одной лавке я обнаружил небольшой писчебумажный ассортимент.

— А как вам удалось отыскать работающие магазины в такую рань? Сейчас еще только начало десятого!

— Хозяйка магазина одежды сжалилась и открыла пораньше. Уж больно у меня был жалобный вид, наверное, когда я перед ее витриной стоял. Милейшая особа!

Джейн живо представила себе, как тает сердце этой дамы при виде Бартлета — до такой степени, что она открыла магазин раньше времени.

— Спасибо вам за хлопоты. Но можно было и не спешить.

— Женщина в затруднительном положении любого рода всегда не в своей тарелке, а для большинства модная одежда и самооценка — синонимы. Ты, конечно, не такая, как все, но я решил, что и тебе это не повредит. — Он повернулся к выходу. — Пойду принесу свертки из машины.

— Погодите. Он обернулся.

22
{"b":"8038","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Финансист. Титан. Стоик
Свахи и Ко
Зеркальное прикосновение. Врач, который чувствует вашу боль
1917: Трон Империи
Военный свет
Все хотят меня. В жены
Ограниченный конфликт
Отражение не меня. Искра
Обреченные пылать