ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поезжай в Рим. Я с ним когда-то там пересекался.

— Он сейчас может быть у Грозака.

— Все равно нам надо добыть максимум информации. Если он выполняет для Грозака грязную работу, надо его остановить. — Тревор выдержал паузу. — Но прежде чем уезжать из Люцерна, постарайся узнать, где тело Донато.

— Это что, так важно? Ты же не сомневаешься, что он мертв?

— Важно. Марио переживает, и ему необходимо поставить в этой истории точку.

— О'кей. Разузнаю. Раз Венабл еще до смерти Дона-то говорил, что что-то здесь происходит, то на какие-то источники наверняка удастся выйти. Но я, грешным делом, думал, ты меня в Колорадо пошлешь. Хотя, видит бог, о Рейли я еще ничего не узнал.

— Отведи на Донато двенадцать часов. После этого вылетай в Колорадо.

— Добро. — Он помолчал. — Думаешь, с Марио справишься?

— Справлюсь? Вот уж не знаю. Он опять засел за работу. Не будем торопить события. Ты, главное, разыщи труп.

В замок Макдафа Джейн попала уже в десятом часу вечера.

Едва сойдя с трапа, она протянула Тревору рисунок.

— Бреннер говорит, это Викман.

Тот бросил взгляд на портрет и кивнул.

— Я уже позвонил Венаблу, а сейчас перешлю рисунок по факсу. Ты молодец.

Джейн пожала плечами:

— По виду — самый обыкновенный человек. Похож на школьного учителя или банковского служащего. Даже не верится, что он способен на такие зверские убийства.

— Это-то и делает его особенно ценным в глазах его заказчиков. Обычный человек — кто станет подозревать, что он Джек-потрошитель? — Тревор подтолкнул ее к крыльцу. — Ступай. Тебе надо поесть и спать. Вид у тебя измочаленный.

— Я в самолете поела. Бреннер сделал мне на дорожку сандвич с ветчиной. Зря он, что ли, за стойкой полдня простоял? Говорит, с них еще причитается. А как Марио?

— Превращается в Терминатора. — Что?

— Два часа учил его стрелять из пистолета. Пришлось еще объяснять, что винтовка ему не понадобится. Если, конечно, он не собирается в снайперы. — Тревор усмехнулся. — Послушался. Правда, не знаю, надолго ли.

— Зачем ему… — Она умолкла. — Нет! Нельзя этого допускать! Это же все равно что вложить пистолет в руку ребенка!

— Ну, это ты загнула. Он вполне сообразительный. — Он открыл дверь и повернулся к девушке: — У нас с ним уговор: он продолжает работу над свитками, а я делаю из него Терминатора.

— Не смешно!

— Мне тоже так кажется. Но иначе никак. Ты велела позаботиться, чтобы он сел за работу, — я это и делаю. Завтра утром он начинает с Макдафом отрабатывать приемы рукопашного боя.

— И Макдаф согласился?

— Неохотно. Пришлось припомнить, что он мой должник. — Он прошел следом за Джейн в холл. — Сама подумай: разве ты не так же поступила бы на месте Марио?

— Стала бы гоняться за человеком, отрезавшим голову… — Джейн шумно вдохнула. Да, это правда, она бы точно жаждала мести и стала бы искать ее всеми доступными способами. Просто Марио — нежная душа, и представить, что он способен применить силу, было невозможно. — Где он?

— Корпит над своим переводом. Джейн, не беспокой его. — У Тревора дрогнули губы. — Я это не из ревности говорю. Просто мы с ним договорились, и он должен выполнить взятые обязательства. Ты это понимаешь не хуже меня. Времени играть в игрушки у нас нет.

— Я и не играю в игрушки. Даже в мыслях не было! — Она шагнула на лестницу. Господи, до чего же она устала! — Но сегодня я его беспокоить не собираюсь. Подождем до завтра.

Она поднималась по ступеням и чувствовала на себе взгляд Тревора.

— Не надо на меня смотреть! Я же сказала: сегодня я к Марио не пойду. Я иду к себе и ложусь спать.

— Мне нравится на тебя смотреть. И поводы мне для этого не нужны.

Джейн напряглась, но продолжила путь. Нет, она не позволит ему это с собой проделать. Не сейчас. Нельзя сейчас отвлекаться.

— Спокойной ночи, Тревор.

— Теперь, когда ты вернулась и больше не рыщешь по всей Швейцарии, ночь у меня и впрямь обещает быть спокойной.

— «Рыщешь»? Я не… — Она обернулась, но он уже шагал в сторону библиотеки. Правильно, ему же надо Венаблу факс отбить. Она свою работу сделала, теперь был его черед. Вот о чем сейчас надо думать. Остановить Грозака — эта задача во сто крат важнее всех эмоций, притягивающих их друг к другу. Четыре года назад они славно потрудились вместе. И смогут сделать это и теперь.

Обязаны!

— Она знает, кто я, — сказал Викман, входя в номер. — Она сегодня была в кафе и нарисовала меня. Очень точно, надо сказать.

— Облажался? — Грозак вздернул брови. — Я же тебе говорил, Викман, что ротозейства не потерплю. Как ты узнал, что она там была?

— Это не ротозейство. Я вернулся, чтобы убрать свидетелей. Она успела раньше. С ней был Сэм Бреннер, иначе я бы все уладил.

— Но не уладил. — Он усмехнулся. — И теперь Тревору известно, что это был ты. Жаль. Теперь тебе придется убрать его из чистого самосохранения. И я тебе за это даже платить не стану.

— Ты вот что, Грозак… Не советую тебе водить меня за нос. — Лицо Викмана хранило бесстрастное выражение. — Я твое задание выполнил, причем качественно. И зачистку проведу с таким же успехом.

— Никто тебя за нос не водит. Это не так называется. Просто у нас с тобой теперь общая цель. — Для пущей убедительности он добавил: — Ты не можешь питать теплых чувств к этим подонкам в Штатах. Помоги мне с ними разделаться.

«Жлоб! — с презрением подумал Викман. — Знаем мы таких! До того упиваются своей ненавистью, что ничего вокруг не видят».

— У меня цель одна: огрести как можно больше бабок и свалить.

— Если это дело выгорит, наши мусульманские друзья будут готовы щедро финансировать любые проекты. Тебе тоже перепадет.

— Мне не нужно, чтобы мне «перепало». Денежки мне теперь подавай.

Грозак был раздосадован:

— Ты еще не все сделал.

— Хочешь, чтобы я вручил тебе голову старика Донато? Прости. Она на дне болота недалеко от Милана.

— Плевал я на Донато! Как насчет Тревора?

— Сначала заплати!

Грозак скривился, но все же полез в стол и швырнул ему конверт.

— Половина.

Викман пересчитал купюры:

— Его голова тебе тоже нужна?

— Может, чуть позже. Сначала добудь мне женщину. Живьем! Она мне нужна.

— Зачем?

— Не твое дело! Тебе достаточно знать, что она нужна мне живая, а Тревор, прежде чем сдохнуть, должен ответить мне кое на какие вопросы.

— Что еще за вопросы?

— Он может привести меня к тому, что я ищу.

К деньгам, смекнул Викман. Скорее всего. Впрочем, когда речь идет о таком фанатике, как Грозак, это может быть и водородная бомба. В любом случае условия были ясны.

— В таком случае риск для меня возрастает. Я предпочитаю разом и без следов. Я требую повысить тариф.

Грозак негромко выругался, но кивнул:

— Получишь. Но не сейчас. Такие деньги быстро не собираются. Я в этот проект вложил все, что имел.

— Возьми у Рейли.

— Во всем, кроме пушечного мяса, Рейли очень прижимист.

Викман хотел было заартачиться, но передумал. У него никогда не было проблем с выбиванием гонорара по окончании работы. Он не переставал дивиться, насколько быстро заказчики сникали, стоило ему переключить все внимание на них.

— Даю тебе несколько дней. — Он плюхнулся в кресло. — Но если тебе нужна женщина, ты должен дать всю информацию. Расскажи все, что ты о ней знаешь.

12

— Слава богу, ты вернулась, — сказал Бартлет, увидев Джейн утром. — Я волновался.

— Со мной же был Бреннер. Я должна была поехать. Бартлет понимающе кивнул:

— Тревор так и сказал.

— Ты видел Марио? Что-то его у себя нет.

— Полагаю, он на стадионе с Макдафом. Завтракать будешь?

— Потом, — рассеянно бросила Джейн и направилась к выходу. — Мне надо поговорить с Марио.

До стадиона она дошла за десять минут.

За несколько метров до скал увидела Марио и Макдафа. Оба были обнажены по пояс, и, несмотря на утреннюю свежесть, тела их блестели от пота. Джейн смотрела, как Макдаф ставит Марио подножку и укладывает на землю.

39
{"b":"8038","o":1}