ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не могу, — прошептал он. — Он… он все время здесь, все время со мной говорит. Я не могу заставить его замолчать!

— А ты постарайся. — Джейн шагнула вперед и мягко опустила ему руку на плечо. — Ты постарайся, Джок!

Он сбросил ее руку, на его лице отразилась паника.

— Замолчи! Я не должен тебя слушать. Я не хочу!

— Потому что тебе Рейли не велел? Потому что он приказал убить всякого, кто станет задавать о нем вопросы? — Последние слова Джейн пришлось кричать, потому что Джок чуть не бегом кинулся назад к конюшне. — Как ты не понимаешь, что нельзя, чтобы это сходило ему с рук?

Парень не обернулся и скрылся в помещении конюшни.

Джейн перевела дух. Близко. Она подошла совсем близко. Только вот где та грань, за которой ей грозит удавка на шее? Думать об этом было страшно. Да и стоило ли так рисковать? Удалось ли ей заставить его задуматься, или он сейчас выкинет из головы все, что она говорила? Время покажет.

Может, зря она на него давит? Она не собиралась, слова сами с языка сорвались. От ужаса перед возможным развитием событий ее все больше охватывала паника. Но с другой стороны, сейчас одна надежда на Джока.

— Господи, ты что, смерти захотела? Она обернулась — к ней шагал Тревор.

— Ну, это вряд ли. Ты же был начеку, да и Макдаф наверняка выскочил бы, как черт из табакерки, посмей Джок меня тронуть.

— Мы с ним могли опоздать, — угрюмо проворчал Тревор. — Когда мы сюда въехали, я видел, как он сцепился с одним из моих людей. За ним не угонишься!

— Ничего же не случилось! — Джейн направилась к дому. — Ничего. Не уверена, что он потом вспомнит, о чем мы говорили. Рейли все еще имеет над ним власть.

— Тогда ты должна отказаться от дальнейших попыток.

— Вот уж нет! Наоборот, надо его дожать. Я чувствую, что он может поддаться.

Тревор сжал кулаки:

— А вот это вряд ли! Я намерен вложить тебе в голову ума-разума.

— Советую отказаться от подобной затеи. Только попробуй мне запретить — я тебе устрою! Я буду делать то, что считаю нужным! — Джейн захлопнула за собой дверь.

Ей было не до спора. Она еще не оправилась от волнения и глубинного страха. Ей пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы продолжать разговор с Джоком. Поначалу она ведь не поверила рассказам Макдафа о его навыках убийцы, но сегодня имела возможность ощутить исходящие от него смертоносные флюиды. Пускай он прекрасен, как Люцифер, но озлоблен и опасен. Но она будет продолжать свои попытки. Непременно! У Джока хоть и неусточивая психика, но у него тоже есть слабые места. И он пока не сделал ей ничего плохого. Он был на грани, но не перешел ее. И кто знает, чего ему это стоило? Ведь его сознание и воля еще в плену нещадного зомбирования, которому он подвергся у Рейли.

Страх постепенно отступал, и, поднимаясь по лестнице, Джейн ощутила прилив оптимизма. Что она мешкает? Зачем позволяет себе, как Джок, бояться Грозака и Рейли? Все еще можно обратить вспять! А Ева с Джо ей помогут. И с Джоком уже прогресс наметился. Они не стоят на месте в ожидании самого страшного.

Сейчас она примет душ и сядет за портрет Джока. А потом сходит проведать Марио.

Я иду на стадион. И хочу, чтобы ты пришла.

Тревор пригласил ее на прогулку, а она отказалась. Почему? Она же всегда гордилась своей уверенностью в себе, своим бесстрашием. А здесь превратилась в безвольную тряпку. «Пора взять себя в руки», — твердо решила Джейн и тут же вспомнила, как Тревор стоял под луной, как ветер шевелил его волосы, а по его губам блуждала улыбка. И это воспоминание наполнило ее напряжением и радостным предвкушением одновременно.

Я хочу, чтобы ты пришла.

14

— Я все гадал, придешь ты или нет? — Тревор поднялся с валуна. — Готов был биться об заклад, что не придешь.

— Пятьдесят на пятьдесят. — Джейн подошла. На Треворе были джинсы и темный свитер, казавшийся черным в лунном свете. Он выглядел моложе, мягче, уязвимее. Впрочем, когда это Тревор был уязвим? — Мне не понравилось, что ты скрыл от меня предложение Рейли. У меня в голове полная каша.

— И сейчас тоже?

— Сейчас вроде немного прояснилось. — Джейн обвела взором камни, огораживающие стадион. — Что это тебя сегодня сюда потянуло?

Он улыбнулся:

— Только не жажда утешения. Хочешь правду? Это особое место, оно будто дышит историей. Так и видишь Ангуса с Фионой и их дружков-скоттов. Я сам умею манипулировать людьми и видел, как здешний воздух на тебя действует. А если дело коснется тебя, я готов принять любую помощь, даже от духов.

Джейн снова обдало жаром.

— Правда?

Улыбка сошла с его лица.

— А разве ты этого не знала?

— Не в твоих правилах испытывать сомнения. — Она шагнула к нему. — А когда речь заходит о вещах фундаментальных, атмосфера и духи и вовсе ни при чем.

Тревор напрягся:

— Что ты называешь фундаментальными вещами?

— Например, тот факт, что жизнь коротка. Что смерть подстерегает нас на каждом шагу, и никогда нельзя знать… — Джейн посмотрела ему в глаза. — Не собираюсь лишать себя радостей жизни по той лишь причине, что сейчас не время. Сейчас как раз самое время!

— Самое время для чего?

— Хочешь, чтобы я сказала вслух? — Она сделала еще шаг, теперь они были совсем близко друг от друга. Джейн чувствовала исходящий от него жар и сама словно воспламенялась. — В семнадцать лет я хотела с тобой переспать. Но ты, глупец, стал играть в благородство и на целых четыре года оставил меня переживать свою обиду. Я по-прежнему хочу быть с тобой, и на сей раз мне ничто не помешает! — Она положила ему ладонь на грудь. Тревор вздрогнул, и в эту секунду Джейн ощутила свою власть над ним. — Ведь правда?

— Да. — Тревор накрыл ее руку своей и медленно провел по своей груди. — Я же тебе говорил, если прикоснешься ко мне, прогонять не стану.

Она чувствовала, как под рукой бьется его сердце. Все быстрее и громче. Боже мой, эти удары звучали и у нее в груди. Они словно стали одним целым. Она прижалась к нему и лишилась остатков воли.

— Где?

— Здесь, — едва слышно сказал он и зарылся губами в ее волосы. — За камнями. Мне все равно. — Он коснулся языком впадинки между ее ключицами. — Где хочешь.

Она вся пылала. Ей хотелось опрокинуть его на землю, оседлать и вобрать в себя целиком. Забрать его без остатка. Ее руки скользнули по его плечам.

— Здесь, — прошептала она. — Ты прав, это не имеет значения.

Тревор вдруг остановился и оттолкнул ее.

— Нет, имеет! — Он тяжело дышал, глаза горели безумным огнем. — Я не хочу, чтобы на нас наткнулась стража Макдафа. Я слишком долго ждал. Лишние десять минут ничего не изменят. Возвращайся к себе в комнату. Я иду следом.

Джейн стояла и смотрела непонимающим взором. — Что?

— Говорю тебе — иди! Обещаю, это последний благородный поступок, который я совершаю. Потом — хоть потоп! — Он закусил губу. — А если передумаешь и запрешься — я сломаю дверь.

Она не шелохнулась. Ей казалось, десяти минут она не выдержит. И стоит только коснуться его — он тоже слетит с тормозов.

— Я хочу, чтобы все было как положено, — хрипло проговорил он. — Иди же!

Что за черт! Уступи. Сделай так, как он хочет. Выполни все его желания. Может, он прав. Тело так ныло, что она с трудом соображала. Джейн повернулась и стремительно бросилась к дому.

Джок видел, как в комнате Джейн зажегся свет. Только что на его глазах она бегом проскочила в ворота и вбежала в парадную дверь дома. Он еще подумал, не пойти ли за ней следом.

Потом увидел, как через двор прошел Тревор, и насторожился еще больше. Выражение лица у Тревора было напряженное, суровое. Уж не хочет ли он причинить ей зло? Джок взял в руки удавку и направился к дому.

— Джок, вернись!

Он обернулся и увидел в дверях конюшни хозяина.

— Он сделает ей больно!

— Нет. А если и сделает, то по ее воле. — Макдаф улыбнулся. — Но вряд ли она захочет.

— У него лицо…

47
{"b":"8038","o":1}