ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почти что. Что это она? Как может перед чем-то меркнуть секс с Тревором? Близость с мужчиной, от которого она теряет разум? Она прижалась к нему.

— Я готова к невозможному. — Голос дрожал. — Веди меня…

— Что ты тут делаешь? — Джо вышел на крыльцо и сел рядом с Евой. — Три часа ночи. Волнуешься?

— Конечно, волнуюсь. — Она прислонилась к нему, и он обнял ее одной рукой. — И до смерти боюсь. Что удивительного? Наши политики до сих пор не могут решить, кто виноват в трагедии одиннадцатого сентября. Мне страшно, что мы не сможем остановить этого безумца Грозака.

— Мы делаем все, что в наших силах. Джон Логан тебе не перезвонил?

Она кивнула:

— Он летит в Вашингтон. Будет говорить с шишками в Нацбезе. После того как он вложил столько денег в предвыборную кампанию, он вправе рассчитывать, что его в Конгрессе хотя бы выслушают. Он уверен, что они как минимум согласятся поднять уровень угрозы. Завтра он мне перезвонит.

— А я связался с директором ФБР. Он был осторожен, но я сказал, если они с ЦРУ не начнут действовать, я обращусь в прессу. Так что, Ева, нечего труса праздновать.

— Я не праздную. — Она усмехнулась. — Я пытаюсь избежать трудного решения. Все без толку. Боюсь, спрятать голову в песок не удастся.

— Это ты о чем?

— О том, что мы обязаны сделать все, что можем. Я все время пытаюсь себя убедить, что это вещи не связанные, но рисковать я тоже не могу. — Ева бросила взгляд на часы. — В Шотландии сейчас восемь. Значит, она уже не спит. — Она поднялась. — Пойду сварю кофе. Приходи, продолжим разговор.

— Это была Ева. — Джейн положила трубку. — Хочет, чтобы сегодня вечером я ждала ее в Неаполе.

— Что? — ахнул Тревор. — Ни в коем случае! Она покачала головой:

— Придется ехать. Ева никогда ни о чем меня не просит. А сейчас попросила.

— Почему?

— Не знаю. Сказала только, это очень важно. Она будет ждать меня в аэропорту. Она прилетит в начале седьмого. — Девушка наморщила лоб. — Господи, как мне страшно. Ева не… У нее был такой голос…

— Я лечу с тобой! Она покачала головой:

— Нет, она просила, чтобы я была одна.

— Я тебя не отпущу! Если бы она знала, какая тебе грозит опасность, она бы тебя не вызвала. Куинн тоже будет?

— Нет. — Джейн жестом попросила его замолчать. — Она сказала, что не возражает, если ты захочешь приставить ко мне охрану. Просто она не хочет, чтобы кто-то вмешивался.

— Я вмешиваться не стану. Джейн взглянула скептически.

— Ладно, я постараюсь не вмешиваться. Я же отпускал тебя одну в Люцерн, сейчас не отпущу. Я буду держаться в тени, буду твоим шофером и телохранителем. Можешь вообще не обращать на меня внимания.

— Легко сказать… А как там наш Бреннер?

— О старике Донато он пока ничего не добыл. Я отослал его обратно в Колорадо. — Он стиснул зубы. — Джейн, я лечу с тобой.

Она с досадой посмотрела на него:

— Но Ева не захочет, чтобы ты там был.

— Придется ей смириться. — Тревор взял мобильник. — Позвоню, распоряжусь насчет вертолета. — И добавил: — А потом скажу Венаблу, чтобы велел своим людям не высовываться в аэропорту Неаполя.

Она и забыла о Венабле и «жучке», который он пихнул ей в телефон. Уж лучше Тревор, чем ЦРУ! В душе она понимала, что с Тревором ей будет намного спокойнее.

— Ладно, но тебе придется стать человеком-невидимкой. Пойду попрощаюсь с Марио, а потом соберу сумку и возьму паспорт.

Спустя час на площадке около замка приземлился вертолет.

— Улетаешь? — К Джейн подошел Макдаф. Джейн кивнула:

— В Неаполь. Вечером, самое позднее — завтра, вернемся. Как Джок?

— Не видно и не слышно. Ушел в себя. — Шотландец нахмурился. — Вчера ему приснился кошмар. Я-то думал, все уже позади.

— Моя вина?

— Может быть. Или моя. Кто это знает? — Он следил, как из дома выходит Тревор. — Кто всегда виноват, так это Рейли. А зачем в Неаполь?

— Ева мне там назначила встречу.

— Ева Дункан? — Он опять нахмурился. — Почему бы ей сюда не прилететь?

— Как узнаю, непременно вам сообщу. — Джейн шагнула к вертолету. — Скажите Джоку, как вернусь, буду с ним говорить. И еще, я… — Она замялась. Может, не стоит? На самом деле она совсем не жалела о том, что мучила парня вопросами, теребила старые раны, ведь это было необходимо. Она только жалела, что заставила его страдать. — До свидания, Макдаф. Смотрите за ним.

— Этого мне можно не говорить. Она улыбнулась:

— Я знаю. — И Джейн повторила выражение, которое слышала от него самого: — Он же из ваших людей!

— Вот именно. — Макдаф отвернулся. — Из моих.

В аэропорту Ева кинулась ее обнимать, а Тревора смерила недовольным взглядом.

— Что вы тут делаете?

— А вы как думаете? Несколько дней назад я видел, как человеку отрубают голову. Вы же не хотите подвергать такому риску Джейн? — Он подхватил сумку. — Но я дал слово вам не мешать. Я буду держаться в тени. Если только я вам не понадоблюсь.

— Нелегкое решение, — сухо прокомментировала Ева.

— Да уж. И хватит об этом. — Он протянул Еве ключи от машины и зашагал к выходу. — Машина вам заказана, стоит на парковке. Я поеду следом, на другой. Или вы прямо здесь общаться будете?

Ева покачала головой.

— Я так и подумал. Иначе вы бы не стали тащить ее в Италию. А поскольку Неаполь — ближайший аэропорт от Геркуланума, рискну предположить, что туда мы и направляемся. Да?

— Строить догадки — дело неблагодарное. Почему я и не хотела вас здесь видеть. У вас в голове все время тикает, а мне бы не хотелось, чтобы вы торопили события и крутились под ногами. Вы, впрочем, уже этим занялись. — Она повернулась к Джейн. — Как ты?

— А сама-то как думаешь? Мне очень страшно, и мне не нравится находиться в неведении. Зачем мы здесь, Ева?

— Затем, что я больше не могу молчать. — Она подтолкнула дочь к арендованной машине. — Чем объяснять на словах, я тебе лучше покажу.

15

На вывеске значилось: «Неапольский музей естественной истории».

— Естественной истории? — удивилась Джейн. Скромное кирпичное здание стояло на неприметной улочке. — Ева, какого черта мы тут…

— А ты подумай. — Ева заглушила двигатель. — Ты здесь ни разу не была, но четыре года назад Тревор нанес сюда визит и уговорил куратора музея синьора То-ризу оказать ему услугу. Джейн застыла.

— Череп?

— Вот-вот. Нам нужен был череп, чтобы заманить в ловушку того маньяка, и Тревор одолжил его в этом музее. Мне предстояло сделать реконструкцию, да так, чтобы добиться сходства с изваянием Циры. Сама представляешь, каких моральных мук мне стоила подделка, но я свою задачу выполнила. Мы обязаны были схватить Аль-до раньше, чем он до тебя доберется.

— И ты это сделала.

Ева отвернулась в сторону:

— Да, сделала. Реконструкцию мы назвали Джулией. А потом, как и обещала музею, я восстановила подлинное лицо. — Она вышла из машины. — Идем, посмотрим на нее.

— Но я ее уже видела! — удивилась Джейн, следуя за Евой к центральному входу. — В газетах были снимки как поддельной, так и подлинной реконструкции. Отличная работа!

— Да, работа отличная. Но своими глазами ты эту реконструкцию ни разу не видела. — Ева открыла дверь. — И поэтому мы здесь. — Она кивнула спешившему навстречу невысокому лысеющему господину в добротном костюме. — Добрый вечер, синьор Ториза, спасибо, что не закрыли музей.

— Не стоит благодарности. Вы же знаете: вам достаточно одного звонка — и я всегда к вашим услугам. Мы вам так благодарны!

— Да нет, это я вам благодарна. Все готово? Он кивнул.

— Мне пройти с вами?

— Нет. Если вы останетесь, мы постараемся вас долго не задерживать. — Ева решительно двинулась по коридору и свернула в просторный зал. Повсюду были стеклянные витрины и шкафы. Предметы античного искусства, мечи, какие-то камни, а один шкаф был полностью отведен под антропологические реконструкции. Джейн покрутила головой.

— Бог ты мой, кто бы мог подумать, что в таком скромном музее такая роскошная коллекция реконструкций! Восемь… нет, погоди…

50
{"b":"8038","o":1}