ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шале представляло собой дом на три спальни, примостившийся между двумя вершинами. По берегу покрытого льдом озера таких домиков было несколько.

Джок вышел из машины. Он неотрывно смотрел на входную дверь дома.

— Я это место помню.

— Ничего удивительного, — отозвался Макдаф. — Это же не так давно было. — Он поднялся на крыльцо и отпер дверь.

— А ты не помнишь, где он тебя нашел? — спросила Джейн, следом выходя из машины.

— У врачей. — Джок медленно шагнул на крыльцо. — Они никак не хотели понять. Не дали мне… Было много крови… А они привязали меня к койке и не дали сделать то, что я хотел.

— Потому что это было ошибкой, — сказала Джейн. — Неправильно самому отнимать у себя жизнь.

Он покачал головой.

— Не приставай к нему, — сказал Тревор. Вместе с Марио они тоже вышли из машины. — Дай ему оглядеться.

Джейн кивнула.

— Я не приставала. — Она сморщилась. — Ну… не собиралась приставать. Само вышло.

— Мы с Джоком займем первую спальню, ту, что рядом с гостиной, — бросил Макдаф. — Дальше по коридору — кабинет, там есть раскладушка. Рядом — еще одна спальня с двумя кроватями. Сами решайте, кто где будет спать.

— Я вообще считаю, нам тут делать нечего, — возразил Марио. — Что это мы тут будем устраиваться в уютном гнездышке? Действовать мы собираемся или нет?

— Сегодня и начнем. — Макдаф смерил его неприязненным взглядом. — Джоку необходимо передохнуть и подкрепиться. После этого можем двигать дальше.

— Прошу прощения, — проворчал Марио. — Я немного на взводе. — Он вошел в дом. — Я лягу на раскладушке. Всем пока.

— Джок, разведи огонь, — приказал Макдаф и повернулся к Тревору с Джейн. — Так у нас ничего не получится. Марио психует, что ж говорить о Джоке? Он и так на грани срыва, а ему еще на каждом шагу не доверяют. Отправляйтесь-ка вы все обратно в замок, мы тут с ним сами управимся.

— Джок хотел совсем не этого, — напомнила Джейн. Но она понимала, что от Макдафа последуют возражения. Сцена при входе в дом на нее тоже подействовала. Было ясно, что Джок вспомнил свою попытку самоубийства и потому растерян и напуган. — Что вы планировали на этот вечер?

— Полиция подобрала Джока на шоссе недалеко от Болдера. Я собираюсь отвезти его туда и оставить одного.

— Одного?

— Я буду рядом. Но он должен чувствовать, что он в одиночестве.

— И это говорит человек, упрекавший меня в бессердечии!

— Это другое дело. Он один из…

— Знаем, знаем, один из твоих людей, — закончил за него Тревор. — Стало быть, ему все прощается?

— Спроси у него сам, — ответил Макдаф. — Здесь не должно быть никого, кроме нас двоих. Вы все — посторонние.

— Вот этого конкретного постороннего, — Тревор показал на Джейн, — Джок сам просил о помощи. Если вы возьмете с собой Джейн, я останусь с Марио, чтобы он вам не мешал. Тем более что это будет только разведка, так ведь?

Макдаф помолчал.

— Удивлен. Ожидал от тебя более серьезных возражений.

— Почему? План неплох. Ты хочешь встряхнуть парня, а большое число сопровождающих помешает ему сосредоточиться. В этом смысле Марио представляет проблему. Джейн ничто не грозит, единственная опасность может исходить от Джока, но ты же будешь рядом. — Он посмотрел Макдафу в глаза. — Только, когда мы подберемся вплотную к Рейли, не вздумай оставить меня вне игры!

Макдаф пожал плечами и вошел в дом.

— Я тоже удивлена, — проговорила Джейн. — Ты не похож на человека, готового сидеть без дела и нянчить малыша.

— Теперь ты видишь, сколько во мне благоразумия и готовности к самопожертвованию!

Она скептически оглядела Тревора.

— Хочешь правду? — Он посерьезнел. — Меня с самого Абердина не покидает тяжелое предчувствие. Весь наш план может провалиться к чертовой матери.

— Но мы же двигаемся вперед, а не стоим на месте!

— Знаю. Вот почему и делаю Макдафу эту уступку, чтобы заручиться поддержкой в решающий момент. Пока вас не будет, я постараюсь убедить Марио рассказать, что в свитке. Если понадобится — попробую иголки под ногти. Шучу. — Тревор поцеловал ее в губы. — Поосторожней там с Джоком! Он считает, что готов помогать, но в любой момент может сорваться. Не забывай об этом!

— Джок, тебе тут ничто не кажется знакомым? — Джейн чувствовала, как парень напрягся. Они сидели рядом на заднем сиденье. Ехали уже два с лишним часа, но только в последние минуты Джок заволновался. Джейн посмотрела в окно. Густонаселенный район на окраине Болдера. Они проезжали богатые виллы по соседству с полями для гольфа. — Ты здесь раньше бывал?

Он молча покрутил головой и продолжал смотреть прямо перед собой.

— А далеко до того места, где его подобрала полиция? — обратилась Джейн к Макдафу.

— Миль шесть-семь. В пределах пешего хода. — Он следил за Джоком в зеркало заднего вида. — Он определенно реагирует, уходит в себя. — Макдаф резко съехал на обочину и остановился. — Постараемся не дать ему замкнуться. Джок, выходи!

Тот помотал головой.

— Он напутан, — прошептала Джейн.

— Из машины, Джок! — повторил Макдаф. Его голос был как удар хлыста. — Живо!

Парень неловко потянул ручку двери.

— Ну, пожалуйста…

— Давай, давай. Ты знаешь, зачем тебя сюда привезли.

Джок вышел из машины.

— Не принуждай меня!

Макдаф нажал на педаль и тронулся с места.

Джейн обернулась посмотреть на паренька, у нее сжалось сердце.

— Так и стоит. Он не понял.

— Все он понял! — грубо ответил Макдаф. — А нет, так пусть напряжет мозги. С этим надо кричать. Ты хочешь, чтобы Джок спас человечество, а я — чтобы он спас самого себя. Ничего не получится, если он будет прятать голову в песок. Это его шанс, и я заставлю его им воспользоваться, чего бы ни стоило.

— Не стану спорить. — Джейн оглянулась. — И надолго мы его тут бросили?

— На полчасика. Доедем до следующей развязки и повернем обратно.

— Полчаса — это немало.

— Целая жизнь. Но это — его жизнь. — Шотландец поддал газу. — И его психическое здоровье.

— Никого не вижу. — Джейн в панике озиралась по сторонам. Уже в третий раз Макдаф на малой скорости проезжал участок дороги, где они оставили Джока, а того нигде не было видно. — Куда он пропал?

— Он мог свернуть в какой-нибудь проулок. На этом отрезке два жилых комплекса — гольф-клуб «Тимберлейк» и Маунтен-Стримс. Еще разок проедем, если не увидим — начнем искать.

— Да вот же он! — Джейн успела заметить фигуру в придорожном кювете. — Господи… Неужели машина сбила? — Макдаф резко затормозил, и Джейн стремглав выскочила из машины. — Джок, ты не…

— Четыреста восемьдесят два. — Он на нее даже не обернулся. Он смотрел прямо перед собой. — Четыреста восемьдесят два.

— Цел? — Рядом возник Макдаф. Он присел на корточки и посветил фонарем парнишке в лицо. — Джок, что произошло?

Тот заморгал.

— Четыреста восемьдесят два. Макдаф быстро ощупал ему руки и ноги.

— Не думаю, что его сбили. Никаких травм не вижу.

— Мне кажется, его травма более чем очевидна. — У Джейн задрожал голос. — Господи, что мы наделали!

— Только то, что должны были. — Макдаф взял юношу за плечи и развернул к себе. — Мы вернулись. Ничего не случится. Тебе нечего бояться.

— Четыреста восемьдесят два. — Он вдруг согнулся пополам и закрыл глаза. — Нет! Не могу! Маленькая, очень маленькая. Четыреста восемьдесят два.

— Боже мой… — прошептала девушка. Макдаф протянул ей фонарь.

— Надо отвезти его назад. — Он сгреб Джока под мышки. — Поведешь ты. Я сяду с ним сзади. Бог его знает, что он выкинет.

— Я не боюсь. Господи, как он мучается!

— Садись за руль! — повторил Макдаф и выпрямился. — Всю ответственность беру на себя.

Ну да, потому что Джок — один из его людей. Она видела, что спорить бессмысленно. И сейчас надо побыстрее доставить парня в дом.

482. Луч фонаря упал на землю рядом с тем местом, где сидел Джок.

482. Цифры были глубоко впечатаны в землю. И повторялись снова и снова. 482. 482. 482. 482.

59
{"b":"8038","o":1}