ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейн тоже отключила связь.

— Джок ударился в бега.

— Я слышал, — ответил Тревор. — Макдаф беспокоится?

— Не признается. — Она нахмурилась. — А я вот беспокоюсь. Не знаю, насколько он умеет выживать вдали от цивилизации. А вдруг ему жить расхотелось? Он уже однажды пытался совершить самоубийство. Рейли теперь Макдафу не угрожает, а значит, у Джока одной целью в жизни меньше.

— Будем надеяться, что сработает инстинкт самосохранения.

— Может быть… — Девушка посмотрела на самолеты, стоящие на летном поле. — Остается только ждать.

— Ты больше ничего не можешь для Джока сделать. Так что сосредоточься на том, что предстоит нам.

— То есть на поисках перевода. — Прав Тревор. Раз уж Макдаф отказался искать Джока, опасаясь навести на него полицию, она и подавно помочь ничем не может. Джейн покосилась на портфель Рейли на соседнем кресле. — А потом надо будет проглядеть эти документы, посмотреть, что Рейли знал о Геркулануме. Он обмолвился, что один текст заставил его взглянуть на Циру совсем иными глазами.

Макдаф оказался прав. Охранники преградили им путь и пропустили только тогда, когда из машины вышел сам хозяин замка и отдал соответствующее распоряжение.

Макдаф сделал Тревору знак ехать к дому без него, а сам повернулся к охраннику по имени Кэмпбелл.

— Ну, вот мы и здесь, — сказал Тревор. — Я уж засомневался, сдержит ли Макдаф слово.

— Он просто шутил. Он не дурак. Родовое гнездо и имя значат для него слишком много, чтобы рисковать репутацией, — возразила ему Джейн.

— Ты так уверенно это говоришь… — Он запарковал машину перед замком. — Правда, ты много общалась с Джоком, наверное, и Макдафа знаешь лучше.

У Джейн действительно было ощущение, что она хорошо знает Макдафа. Жесткий, несгибаемый, колючий со всеми, в том числе и с ней. Да и кому нужна его обходительность? Это качество всегда казалось ей проявлением слабости, неуверенности в собственных силах. Джейн всегда стремилась, чтобы ее оценивали по достоинствам и недостаткам.

— Да он не такая уж загадочная личность. — Она вышла из машины. — Он, как и все мы, делает то, что считает необходимым для достижения своих целей. — Джейн усмехнулась. — Просто так вышло, что он владеет этим замком.

Тревор заговорил на другую тему:

— Ты представляешь себе, где искать этот перевод? Марио никак не намекнул?

Джейн покачала головой и начала подниматься по лестнице.

— Не знаю. Есть, правда, кое-какие соображения… Но надо еще подумать.

— Я сейчас свяжусь с Венаблом, узнаю, что у них там с Джоком. Он притащил с собой ребят из спецназа. Вполне могут напасть на его след.

— Думаешь? Кто-то сравнивал его с Рэмбо. Вряд ли они его найдут.

— А ты, похоже, и впрямь этого не хочешь. Девушка остановилась и обернулась:

— А ты хочешь? Тревор помотал головой:

— Макдаф хоть и уничтожил его досье, но какие-то ниточки могли остаться. Джок уже доказал, что может быть очень опасен. Ему бы надо всерьез подлечиться.

— Как же, станет он лечиться! Хочешь, чтобы он опять вены себе вскрыл?

— Ну, это у него уже позади. — Тревор пожал плечами. — Впрочем, исключать нельзя. — Он пересек холл. — Но мне не хотелось бы, чтобы он замерз в эту пургу.

Именно это и не давало покоя Джейн.

— Думаю, все будет в порядке. — Господи, как она об этом молилась! — Он крепкий парень. Может быть, выучка Рейли спасет ему жизнь. В конце концов, должен же от этого мерзавца быть хоть какой-то толк! Если только люди Венабла его не припрут и не спровоцируют на безрассудные действия.

Последних слов Тревор не слышал, так как уже скрылся в библиотеке.

Джейн открыла кабинет Марио и встала в дверях, обводя взором знакомую обстановку. Стол, заваленный бумагами. У окна — бюст Циры. В углу — кресло, где она провела столько часов. Все выглядело, как прежде, и одновременно было совсем иным. Не таким, как представлялось ей прежде.

Джейн распрямила плечи, положила на кресло портфель Рейли и шагнула к письменному столу. Сейчас надо найти письмо Циры. Девушка принялась методично перебирать бумаги. Минут через десять отказалась от затеи и направилась в спальню Марио.

Тоже пусто.

Черт, у него же не было времени, чтобы изощренно прятать этот перевод! Может, он его вообще уничтожил?

Нет, не стал бы, этот перевод был для него слишком важен. Даже если бы Марио не рассматривал его как предмет торга, он бы все равно не смог уничтожить плоды своего труда. К тому же он был слишком увлечен историей Циры. Даже пытался настаивать на том, чтобы Тревор…

Она застыла:

— Черт! — Джейн вышла из спальни, вернулась в кабинет и подошла к Цире.

— Он отдал его тебе? — прошептала она.

Цира, бесстрастная и самоуверенная, беззвучно взирала в ответ.

— Может… — Джейн осторожно приподняла бюст и поставила на пол.

На постаменте лежали несколько листков бумаги.

— Есть! — Джейн забрала перевод, поставила бюст на место и опустилась в кресло. Дрожащими руками она развернула текст.

«Дорогая Пия!

Сегодня я могу умереть.

Юлий ведет себя странно. Он, похоже, обнаружил пропажу золота. Хотя мне удалось переманить на свою сторону его стражников, Юлий может попытаться меня разоружить и заставит сказать, куда я переправила золото. Это письмо я пошлю тебе, только если будет уверенность, что это безопасно. Рисковать нельзя. Ты не должна погибнуть. Ты должна жить долго и наслаждаться каждой минутой этой жизни. Бархатными ночами, серебристым рассветом. Смехом и музыкой. Если я не выживу, вспоминай обо мне с любовью, но не с грустью. Я знаю, что должна была найти тебя раньше, но время летит так быстро, его не остановить и не повернуть вспять.

Но хватит о печальном. Это близость Юлия навевает на меня мысли о смерти. Надо говорить о жизни, о нашей с тобой жизни. Жаль, что я не могу тебе обещать, что она будет…»

22

— Ты куда? — спросил Бартлет. Джейн стремглав сбежала по лестнице. — Что-то случилось?

— Все в порядке. Скажите Тревору, я скоро вернусь. Мне нужен Макдаф… — Она не договорила, проносясь мимо него на улицу. Нет, не Макдаф. Пока еще рано. Она преодолела двор и влетела в конюшню. Через считаные мгновения открыла потайную дверь и с фонарем в руке начала спуск к морю.

Холодно. Сыро. Скользко.

Джок назвал это «местом Ангуса». А в другой раз — «комнатой Ангуса». Тогда ей показалось это странным, ведь никакой комнаты не было.

Не было там, куда они ходили.

Она достигла развилки, где один узкий коридор уводил к морю, а другой — назад, в горы. И двинулась по второму.

Мрак. Удушающе узкий коридор. Под ногами — скользкие камни.

И через сотню ярдов — дубовая дверь.

Заперта или нет?

Нет, открыта, и петли хорошо смазаны.

Джейн встала в проеме, направив в темноту луч фонаря.

— Что же ты остановилась? — раздался сзади холодный голос Макдафа. — Почему не вторглась в очередной раз в чужие владения? Ведь тебе не привыкать!

Она замерла и обернулась:

— Вам не удастся пробудить во мне угрызения совести. Черт возьми, мне нужно знать, почему, как сказал Джок, вы проводите тут так много времени.

Ни один мускул на его лице не дрогнул.

— Эту часть поместья я Тревору не сдавал. Ты не имеешь права тут появляться.

— Но Тревор много отдал за то, чтобы найти золото Циры.

— И ты думаешь, оно здесь?

— Я думаю, что такое возможно. Шотландец поднял брови:

— Ты считаешь, что я нашел в Геркулануме золото Циры и спрятал его здесь?

— Не исключено. — Девушка тряхнула головой. — Но это не мое предположение.

Он кисло улыбнулся:

— Буду счастлив услышать твои аргументы. — Макдаф сделал приглашающий жест. — Давай войдем в «комнату Ангуса», и ты мне все расскажешь. — При виде ее реакции Макдаф улыбнулся. — Думаешь, я решил тебя перехитрить? Можно бы. Золото Циры — мощный стимул.

— Вы ведь не глупец, Тревор здесь все разнесет, если я исчезну. — Джейн решительно вошла внутрь помещения. — Я пришла посмотреть, что вы тут прячете, а теперь у меня и приглашение имеется.

75
{"b":"8038","o":1}