ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэм поцеловал ее – горячо и сильно, так, что у нее перехватило дыхание, и она не договорила. Когда он поднял голову, оба они дрожали.

– Я не передумал, – хрипло сказал он. – И это важно. Это важно для меня и, надеюсь, для тебя тоже. Так?

Дамита опустила глаза.

– Все так внезапно. Я не знаю…

Он встряхнул ее.

– Не пытайся отвертеться от вопроса. Мне нужно знать, испытываешь ли ты ко мне что-то, кроме полового влечения? – Она медленно подняла глаза и встретила его взгляд.

– Ты… – Она сглотнула и попыталась начать сначала. – Ты мне небезразличен.

Кэм немного расслабился.

– Бледновато, но все равно неплохо. Насколько небезразличен?

На глазах Дамиты выступили слезы.

– Не знаю. Я все время думаю о тебе. Мне тепло, когда ты улыбаешься мне. Я хочу знать, о чем ты думаешь и что ты чувствуешь. Этого достаточно?

– Нет, я хочу намного больше. – Кэм через силу улыбнулся. – Но сейчас достаточно. Возможно, небо в алмазах у нас впереди. – Он отпустил ее и сделал шаг назад. – Ведь это только начало.

Дамита неуверенно смотрела на него.

– Я знаю, что тороплю события, – мягко сказал он. – Теперь мы будем делать по одному шагу за раз. – Он указал дверь налево из гостиной. – Это твоя комната. Я должен позвонить Дэймону. Мне передали, что он звонил и просил связаться с ним. После этого я закажу ужин в наш номер к восьми. Почему бы тебе не подремать пару часов?

– Я не устала, – сказала Дамита и неожиданно поняла: она вовсе не желает, чтобы Кэм уходил. Ей хочется быть рядом с ним, смотреть, как меняется выражение его лица, его интонации. Это уже походило на дурную привычку, на эмоциональную зависимость. Дамите стало страшно. Она не собиралась быть зависимой от кого бы то ни было. Никогда. Она поспешно открыла дверь. – Пожалуй, я и вправду отдохну немного. До встречи.

Дверь быстро закрылась за ней. Слишком быстро – похоже на бегство, подумал Кэм.

Он печально покачал головой и шагнул к телефону на столе рядом с длинной белой кушеткой. Дамита делала шаг вперед и полшага назад, и это все же лучше, чем стоять на месте. Он взял трубку и запросил межгород. Через три минуты его связали с Дэймоном в Касмаре.

Дэймон не дал ему даже поздороваться.

– У тебя все в порядке? – спросил он быстро.

– А что со мной может случиться? – удивился Кэм. – Это был спокойный перелет. Таможенники оказались понятливыми и сделали вид, что не заметили бриллиантов, спрятанных у меня под рубашкой.

– Очень смешно, – ответил Дэймон без малейшего намека на веселье. – Я сказал Росолу, как легкомысленно ты ко всему этому относишься, когда навещал его в больнице.

Кэм мгновенно стал серьезен.

– Кто такой Росол?

– Он служит на кухне здесь, во дворце. Поехал в деревню за свежими овощами, но по дороге его остановили два джентльмена и забросали вопросами о тебе, о Дамите и обо всех остальных гостях, которые были у меня за последние два месяца.

– Черт! Значит, за мной снова следят люди Белстропа. Последние два месяца в гостинице в Марасефе я не замечал их следов.

– Значит, они очень хорошо делают свое дело. Они были весьма грубы с Росолом, когда он отказался сообщить сведения о тебе.

– Насколько грубы?

– Два сломанных ребра, отбитая почка и внутреннее кровотечение.

– Черт бы их побрал! – Кэм был в отчаянии. – Прости, что я втянул тебя в это. Что я могу сделать для Росола?

– Ничего. Он мой человек, и я сам позабочусь о нем, – сказал Дэймон и угрюмо добавил: – Конкретно эти люди никогда тебя больше не потревожат. Я велел поймать их и отослал к вождю племени, к которому принадлежал Росол, со словами, что я очень ими недоволен.

– Ты уверен, что это наемники Белстропа?

– Да, они довольно много рассказали, когда поняли, что люди племени эль-зобар могут быть еще более грубыми, чем они, если того требуют обстоятельства. У них был приказ найти Лолу, и они предполагали, что ты можешь навести их на ее след. Они не знали точно, какое отношение имеет Дамита к Лоле, но сказали, что Белстроп наводит справки.

Кэм был потрясен. Безжалостность и непреклонность Белстропа были ему известны. Возможно, ему не понадобится много времени, чтобы выяснить, что Дамита – дочь Лолы, хотя Лола тщательно это скрывает. А когда Белстроп обнаружит это, он, разумеется, попытается использовать Дамиту как оружие против Лолы. Не исключено, что он уже знает…

– Тогда гостиница, возможно, под наблюдением. Любой отчет покажет, что я провожу здесь много времени.

– Разумно предположить, что и Хаф-Мун тоже под наблюдением, – сказал Дэймон. – Поэтому я и звоню, чтобы предупредить тебя. Иначе подождал бы до личной встречи.

– Ты собираешься сюда? – спросил Кэм. – Оставайся там, где ты есть, слышишь? Я не желаю больше втягивать тебя в свои дела. И не позволю тебе рисковать.

– Не позволишь? – Дэймон отчетливо произнес это слово так, словно оно было ему совершенно незнакомо. – Люди Белстропа избили моего человека. Моего, ясно? Ты полагаешь, я должен это так оставить?

Кэм прекрасно понимал, что Дэймон так не оставит. Сейчас в нем доминировал характер человека из племени эль-зобар.

– Нет, думаю, не оставишь. Ну что же, прилетай, но не рассчитывай на то, что я стану ждать, пока ты сможешь засунуть голову в общую петлю.

Дэймон усмехнулся:

– Я найду свою собственную. Но если ты прежде отыщешь Белстропа, оставь его мне. Я хочу сам с ним разобраться. – Дэймон повесил трубку.

Кэм тихонько выругался, опуская трубку на рычаг. Единственно, чего ему сейчас не хватало, – так это Дэймона, который примчится в Хаф-Мун, пылая жаждой мести. Достаточно трудным делом представлялось хотя бы обеспечить Дамите безопасность и забрать Лолу из Хаф-Мун до того, как Белстроп найдет ее. Он и так уже давно решил, что пора спрятать Лолу в более надежном месте.

Но сейчас ему так нужно было время!.. Он видел, что Дамита становится все податливее, но хотел дать ей как можно больше времени, чтобы она привыкла к нему, к его любви и заботе…

Появление на сцене Белстропа лишало Кэма такой возможности. Единственное, что он может сделать, – это спрятать Дамиту вместе с ее матерью, пока не минует опасность и они смогут жить свободно и спокойно. Возможно, у него больше не будет времени побыть наедине с Дамитой прежде, чем они расстанутся.

У Кэма был только этот вечер. И он не собирался упускать свой, возможно, последний шанс.

Глава 5

«И почему я не взяла с собой ничего более элегантного, чем розовое платье?» – уныло спросила себя Дамита, глядя в зеркало. В путешествии налегке есть все же свои неудобства. Без сомнения, вырез лодочкой весьма привлекателен, но Кэм уже видел ее в этом платье, а ей бы хотелось…

Что ей, собственно, хотелось? Соблазнить Кэма? Любые попытки такого рода, вероятнее всего, закончатся таким же паническим бегством, как тогда, в ее комнате в Касмаре. Она вела себя, как настоящая ледяная дева, и не было никаких гарантий, что она не застынет снова в самый неподходящий момент. Так что, если у нее сохранились какие-то остатки здравого смысла, она должна воздержаться от всего, что может способствовать близости с Камероном Бэндором.

В дверь тихо постучали, сердце Дамиты колотилось, и она тут же забыла благоразумный совет, который только что давала самой себе.

– Я сейчас. – Она отвернулась от зеркала и поспешила открыть дверь. Кэм стоял за ней, одетый в белый костюм, который выгодно контрастировал с темными волосами и загорелой кожей. Дамита поняла, что, уподобившись влюбленному подростку, не может оторвать от него взгляда.

– Привет, – сказала она, надеясь, что Кэм не заметит, как она взволнована.

– Ты надела мое любимое платье, – Кэм улыбнулся с неподдельным удовольствием человека, которому сделали подарок, и Дамита почувствовала себя, как Золушка в тот момент, когда ее лохмотья превратились в бальное платье. Кэм выключил верхний свет, а потом взял ее за руку и повел в гостиную.

13
{"b":"8039","o":1}