ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блондинка в эту минуту вышла из ванной, одетая в тонкие брюки и шелковую блузку. Она снова окинула Дамиту презрительным взглядом и гордо прошла через всю комнату к Бэндору. Майра наклонилась и поцеловала его в висок, при этом выражение ее лица на мгновение смягчилось.

– Позвони мне. – Она развернулась и вышла, захлопнув за собой дверь.

Дамита смотрела ей вслед в недоумении. Было очевидно, что женщина вовсе обижена на Бэндора, хотя ее весьма грубо выставили вон. Похоже, она восхищается им. Как странно! Но Дамита постаралась вернуть свое внимание к вещам, более для нее важным.

– Ваши личные дела, мистер Бэндор, меня не интересуют.

Он приподнял бровь:

– Правда? Как жаль! А вот мне ваши дела очень даже интересны. Вы замужем?

– Нет, – Дамита нахмурилась. – Это не ваше дело.

– Мне кажется, я имею право узнать о вас хоть что-то. Не каждый день женщина среди ночи врывается в мой номер и настаивает, чтобы я отослал…

– Я не врывалась, – нетерпеливо прервала Дамита. – У меня был ключ.

– Очевидно, полученный не слишком честным путем. – Бэндор покачал головой. – Разница невелика.

– Мне не пришлось бы пойти на это, согласись вы встретиться со мной днем. Я уже говорила вам. Мне надо узнать одну-единственную вещь, и я тотчас оставлю вас в покое.

– Но я не уверен, что хочу остаться один, – заметил Бэндор. – Не в моих обычаях упускать столь интригующий случай. Подобное происходит нечасто. – В его голосе появились бархатные нотки. – Вы уверены, что не хотите разделить со мной постель? Это прекрасная возможность лучше узнать друг друга…

– Уверена, – отрезала Дамита. – После моего ухода вы можете позвонить своей Майре.

Бэндор медленно покачал головой.

– Не думаю. Я более разборчив, чем можно предположить. Иногда одного секса достаточно, но не думаю, что это относится к вам.

– Вы можете говорить серьезно? Я не собираюсь принимать ваши предложения. Я задам вам один-единственный вопрос и навсегда исчезну из вашей жизни. Где Лола Торрес?

– Почему вы об этом спрашиваете?

– Я должна найти ее.

Его взгляд стал настороженным.

– Почему вы пришли ко мне?

– Потому что вы были ее любовником, – прямо ответила Дамита. – Газеты были полны интимных подробностей о вашей связи, и Лола провела два месяца здесь, в вашей гостинице в Марасефе.

– Журналистов трудно упрекнуть в излишней щепетильности. – Бэндор больше не растягивал слова, а говорил твердо и резко. – У Лолы в самом деле весьма дурная слава…

– А у вас – нет? – Глаза Дамиты сверкнули. – Судя по историям, которые я слышала, Казанова в сравнении с вами – просто монах. Оцените ваше собственное поведение, прежде чем кидать камни в Лолу.

– Я не кидаю камни. Судя по тому, как вы бросились на ее защиту, вы с Лолой хорошие друзья?

Дамита сжала подлокотники кресла.

– Да, очень хорошие, и я беспокоюсь за нее. Она покинула Марасеф и как сквозь землю провалилась. Упала с края земли…

– А там обитают драконы… – тихо произнес Бэндор.

– Что?

– На некоторых старых картах эти слова были начертаны на месте морей и еще не открытых земель. Мне всегда было интересно, как в те времена чувствовали себя моряки, плывя к горизонту, навстречу неизвестной судьбе…

– Но никаких драконов там не оказывалось, – нетерпеливо сказала Дамита. – И какое отношение вся эта чепуха имеет к Лоле?

– Драконы появляются в разных обличиях. Никогда нельзя быть уверенным, что один из них не ждет тебя в самом неожиданном месте.

Он и сам был, пожалуй, похож в этот момент на огромного бронзового дракона, Внешне спокойного, но опасного, как все непредсказуемое. Из обаятельного повесы он за какие-то мгновения превратился в серьезного и даже грозного человека. Комната, казалось, уменьшилась в размерах, и Дамита внезапно ощутила, что они совершенно одни.

Что она вообще знала о Камероне Бэндоре? В газетных статьях почти ничего не говорилось о его прошлом, репортеры предпочитали смаковать нынешние подробности его личной жизни. Бэндор появился на мировой экономической сцене несколько лет назад, когда он и его сводный брат, Джордан, открыли сеть гостиниц класса «люкс», составив конкуренцию «Хилтону». Каждая из гостиниц привлекала туристов сочетанием местной экзотики и первоклассного обслуживания. Бэндор, без сомнения, был богат, умен и привлекателен, но теперь Дамита поняла, что за очаровательным фасадом скрывается нечто такое, о чем журналисты и не догадывались. «Здесь обитают драконы…»

– Вы меня пугаете?

– Нет, – тихо ответил Бэндор. – Напротив, я хочу понять, не представляете ли вы угрозу для меня?

– Нет. Я ни для кого не представляю угрозы. Если только вы мне скажете, где сейчас Лола, я…

– Почему вы так уверены, что я это знаю?

– Сначала я не была уверена, но вы стали увиливать от ответа, и тогда я убедилась, что это так, – резко ответила она. – Вы ведь знаете, где Лола, не правда ли, мистер Бэндор?

– Возможно, – протянул Бэндор, не сводя глаз с лица Дамиты. – У Лолы тяга к перемене мест. Сегодня Марасеф, через месяц – Канны…

– Но она никогда не уезжала надолго, дав мне об этом знать! – воскликнула Дамита. – Лола должна была сказать мне… – Она замолчала, пытаясь успокоиться. – В последний раз я видела ее больше двух месяцев назад.

Его губы изогнулись в скептической улыбке:

– Пока Лола была здесь, она ни разу не назвала имени Дамиты Шонесси.

– Лола никогда никому обо мне не рассказывает. Никакая близость с вами не могла заставить ее упомянуть обо мне.

– Почему?

– Неважно. Это вас не касается, – ответила она раздраженно. – Не понимаю, почему вы так со мной говорите? Словно я преступница…

– Признаюсь, у меня было такое подозрение. – Дамита удивленно взглянула на Бэндора, и он слегка улыбнулся. – Но я |передумал. Чтобы так сыграть откровенность, надо быть великой актрисой.

– Сыграть? Но зачем? Я же сказала правду. И вообще никогда не лгу. – Ее голос вдруг обрел силу. – Ненавижу обман…

– И все же вы пытаетесь что-то скрыть. – Бэндор встретил ее взгляд. – Не так ли, Дамита Шонесси?

Она смотрела на него, беспомощная и растерянная.

– Но ведь вы же знаете, где Лола. Почему не скажете мне? С ней что-то случилось? – В ее глазах промелькнула тревога. – Она не больна?

– Нет, когда я последний раз видел ее, она была в полном здравии.

– Но что с ней сейчас? Где она?

Бэндор поднялся на ноги.

– Это все, что я могу пока что сказать вам. Мне ничего не известно о вас, Дамита, а я не очень-то доверчив. И не люблю скрытность. Вы требуете от меня откровенности, а сами темните.

– Как вам объяснить… – Она запнулась. – У Лолы какие-то трудности, так ведь?

– Это можно назвать и так.

– Поймите, я должна находиться с ней рядом. – Но ведь ему и вправду трудно понять, подумала Дамита в отчаянии. Выражение его синих глаз определенно было скептическим. Выхода нет. Придется признаться ему. Поколебавшись мгновение, она выдохнула: – Лола Торрес – моя мать.

Удивление мелькнуло на лице Бэндора.

– В это трудно поверить.

– Я знаю, что совсем не похожа на нее, но это так. – Дамита нервно стиснула руки на коленях. – Я обещала никогда никому не открывать этого. Если бы вы просто ответили на мой вопрос, мне не пришлось бы нарушать слово.

– Прошу прощения, – сказал он немного отстранение, не отрывая взгляда от лица Дамиты. – В вас есть что-то общее. Возможно, глаза…

– Она – признанная красавица, а я самая обыкновенная. – Она говорила спокойно, без тени сожаления. – Даже у сексуальных богинь могут быть вполне обычные дети.

– Я бы не назвал вас обычной, – пробормотал Бэндор.

Дамита покачала головой, и ее короткие волосы вспыхнули огнем.

– Не надо мне льстить. Я прекрасно знаю, кто я и что собой представляю. Я твердо стою на земле и давно поняла, что никогда не буду так привлекательна, как моя мать.

– Ну что ж, разумно. Ваше лицо весьма своеобразно, но вы действительно не соответствуете общепринятым эталонам красоты.

2
{"b":"8039","o":1}