ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэм схватил полотенце, наскоро вытерся им и обмотал его вокруг головы Дамиты, затем протянул руку за другим полотенцем и начал вытирать ее тщательно, как ребенка, тер махровым полотенцем ее плечи, груди, ягодицы. Затем окутал ее им, на манер сари, и осторожно завязал концы у нее на груди.

– Послушай меня, Дамита. Это было…

– Нет. – Она вытерла глаза тыльной стороной ладони. – Я не собираюсь слушать тебя, потому что то, что ты говоришь, не имеет смысла. – Она резко развернулась и вышла из ванной. – Иди сюда, я хочу тебе кое-что показать.

– Дамита… – Он медленно последовал за ней в комнату.

Ее глаза сверкали.

– Ты сказал, что должна быть соответствующая обстановка. – Она ткнула пальцем в вазу с цветами. – Разве плохо? Здесь больше цветов, чем в каком-нибудь цветочном магазине. И еще мы можем зажечь свечи, правда, сейчас светло, и это будет выглядеть нелепо. Разве ты не понимаешь, насколько глупо ты себя ведешь?

Кэм нахмурился:

– Это не то, что я имел в виду.

– Потому что не ты окружил меня цветами? А тебе никогда не приходило в голову, что мне тоже очень бы хотелось что-то сделать для тебя? Раньше мне некому было дарить подарки. Так почему я не могу создать для тебя обстановку, которую ты так ценишь?

– Потому что я должен…

– Ничего ты не должен! Давай проясним это раз и навсегда. Я прошу прощения за то, что не отвечала тебе так, как бы ты хотел, но я наслаждалась тем, что происходило между нами. Ясно? Возможно, ты бы понял блаженное мое состояние, если бы не слишком задумывался над тем, почему я такой замерзшей была с тобой в Касмаре.

Он сжал губы:

– Ты не права. Я вообще ничего не замечал, когда предавался с тобой любви. Единственное, что мной руководило, – как я тебя хочу.

– Ну и что же? Мне это тоже понравилось.

Лицо его выразило удивление.

– Правда?

Дамита кивнула.

– Ты сказал тогда, что все правильно. И это действительно было правильно, Кэм. А вот в Касмаре не было бы правильно, потому что я хоть и хотела тебя, но еще тебе не доверяла, думала, что ты намерен только использовать меня. А ты немедленно сделал из этого вывод, что я просто набита комплексами, которые вынесла из моего, так сказать, полного лишений детства. – Она перевела дыхание. – Но вот в чем ты прав, так это в том, что обманул меня. Но не тогда, когда ты думаешь.

Взгляд Кэма снова стал напряженным.

– Когда же?

– Потом. Когда оставил меня в одиночестве воображать всякую чепуху в то время, как мне хотелось, чтобы мне давали чувствовать, что я любима. – Ее глаза заблестели от слез. – И это был единственный раз, когда я ощутила себя обманутой или использованной. Когда ты ушел…

– Не плачь, – хрипло сказал он. – Ради бога, не плачь.

– Я буду плакать, если это повторится. – Дамита опять вытерла глаза тыльной стороной ладони. – И сейчас именно так себя и чувствую. Стою тут, с красными глазами и в мокрых туфлях, отвратительно выгляжу, а я так хотела, чтобы все было красиво.

– Но ведь все красиво, – мягко сказал Кэм. – Ты красивая, Дамита.

– Нет, я… Что ты делаешь?

Он сжал ее руку и повел через комнату.

– Попытаюсь возместить…

– Ты не слышал меня? Я не хочу ничего такого. Ты не должен…

– Ты можешь успокоиться, милая? – спросил Кэм. – Очевидно, что нужен компромисс, который удовлетворил бы нас обоих. – Он легонько толкнул ее на кровать и встал на колени, чтобы снять с нее теннисные туфли. Его голос понизился до бархатной мягкости. – Такой компромисс, который доставил бы нам обоим удовольствие.

– Ты имеешь в виду… – Дамита почувствовала, что ей не хватает воздуха. – Ты это делаешь не потому, что жалеешь меня?

– Нет. – Он грустно улыбнулся. – Боюсь, что делаю это из жалости к самому себе. – Одним пальцем он распустил полотенце у нее на груди, обнажив ее до талии. – Слишком трудно быть благородным.

– Ты благородный, – быстро сказала она. – И добрый, и…

– И мне очень больно, – закончил он за нее, опустив взгляд на ее обнаженные груди. – Ох, как мне больно, Дамита.

– Я не хочу, чтобы тебе было больно, – прошептала она. – Никогда. Мы можем что-нибудь с этим сделать?

Кэм сел рядом с ней.

– Кажется, мы уже собираемся это сделать.

Он посадил ее к себе на колени и крепко прижал к себе. Его ладонь ласкала ее спину, пробегая от лопаток к пояснице.

– И очень скоро. Не думаю, что я смогу терпеть долго.

– Я тоже. – Она чувствовала жесткость его ладони, и каждое движение его руки разжигало огонь внутри ее. Она закрыла глаза и позволила наслаждению волнами прокатываться через нее. Но, осознав это, внезапно выпрямилась. – Нет, позволь мне. – Она повернулась так, что оказалась сидящей на нем верхом. – Я хочу помочь тебе. Хочу сама доставить тебе удовольствие. – Она легко касалась кончиками пальцев его груди и плеч. – Тебе нравится?

Его мускулы напряглись от ее прикосновений.

– Да, – низким голосом сказал он.

Дамита придвинулась ближе, вплотную прижав соски к его груди. Ее бросило в жар, при этом она чувствовала, как нарастает его возбуждение. Она медленно опустила голову.

– Я хочу попробовать тебя на вкус. – Дамита осторожно лизнула его левый сосок.

По телу его пробежала дрожь, и, подняв глаза, Дамита увидела, что ноздри его раздуваются, дыхание становится резким.

– Соленый. – Она лизнула еще раз. – Но мне нравится.

Кэм стянул полотенце с ее головы и прижал ее рот к своему телу. И снова вздрогнул, когда ее зубы коснулись его плоти.

– Это слишком, Дамита.

– Еще немного. – Она придвинулась ближе – он прерывисто вздохнул. – Я хочу доставить тебе удовольствие. И сама хочу наслаждаться.

– Если это… продлится… я умру. – Он сжал ее голову. – Дамита, я не могу… это вынести. Я схожу с ума. Пожалуйста…

Она подняла голову.

– Если ты уверен… – Она замолчала. Полнота. Наслаждение. Кэм. Ее ногти впились в его плечи, когда он начал двигаться в безумном ритме, достигая самых ее глубин.

– О, я уверен. – Он прорычал это сквозь сжатые зубы. – Совершенно уверен.

Она тоже уверена, подумала Дамита. Все правильно. Упоение страстью, тепло, ощущение безопасности. Все это заключалось в объятиях Кэма, и она хотела, чтобы это длилось вечно.

Ритм ускорялся, он проникал в нее все глубже, тепло нарастало.

– Дамита, пожалуйста, – задохнулся Кэм. – Скажи мне, что все хорошо. Я не могу больше.

– И не надо… – Она сжала его плечи, когда блаженство достигло апогея. – Кэм…

Острый восторг был сродни боли. Волны наслаждения одна за другой взрывались в ней с немыслимой силой.

Дамита обессиленно упала на него, прижавшись щекой к его груди. Сердце Кэма все еще бешено колотилось – она отметила это через вуаль изнеможения, окутывающую ее чувства. Какой приятный и сильный звук.

Затем Кэм снял ее с себя и положил на кровать. Она тихо попыталась протестовать.

– Нет… Я не хочу уходить от тебя.

– Я тоже. – Его губы поглаживали ее висок. – Но мы не можем всегда так оставаться. – Он лег с ней рядом и притянул ее в свои объятия с величайшей нежностью. – Это спровоцирует нас, и мы очень скоро продолжим то, что только что закончили.

– А это нехорошо?

– Да нет же, чудесно. Но я думаю, что снова обману тебя, если мы займемся любовью прямо сейчас. Дай-ка я лучше обниму тебя, ведь ты этого хотела. – Он поднял ее подбородок и сладко поцеловал. – Знаешь, я обычно не так глуп и робок. Просто то, что я чувствую к тебе, перевернуло меня.

– О Кэм… – Она не смогла договорить: горло ее сжалось от щемящей нежности. – Я думаю, ты – пережиток какой-то другой эпохи. Ты, верно, происходишь из очень старинного и невозможно благородного рода. Тебе никто не говорил, что быть настолько изысканным уже немодно?

– Значит, я старомоден. Если тебе это по душе, значит, ты этого достойна. – Кэм крепче прижал ее, гладя по волосам. – К тому же мне тоже это нравится. Тебя как-то очень удобно обнимать.

– Правда? – Закрыв глаза, Дамита еще теснее прижалась к нему. Как же он подходит мне, подумала она. Душой и телом, в сиянии духа и в страсти. Она ласково коснулась губами его плеча. – Я бы сказала, мы хорошо подходим друг другу.

23
{"b":"8039","o":1}