ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дамиту неприятно удивили его слова – неужели ее ранили? Впрочем, она поняла уже, что Бэндор не из тех, кто старается смягчать свои выражения.

– Теперь вы скажете, где я могу найти Лолу? Или вы думаете, что собственная дочь может причинить ей вред?

– Отношения между матерью и дочерью далеко не всегда бывают теплыми и сердечными… Мне кажется странным, что я никогда не слышал от нее о дочери.

– Я же объяснила. Лола не хотела, чтобы кто-нибудь знал обо мне.

– Но почему? Лола одна из самых откровенных женщин, каких я когда-либо знал. Ее жизнь – открытая книга. – Бэндор едва заметно улыбнулся. – Кстати сказать, женщина, написавшая книгу «Поцелуй и скажи», казалось бы, не должна стесняться того факта, что у нее есть законный или незаконный ребенок. Не очень убедительно, Дамита.

– Неужели вы не понимаете? – Она вскочила на ноги и импульсивно шагнула к нему, ее темные глаза блестели от слез. – Это же ради меня! Лола не хотела, чтобы кто-нибудь узнал, что она моя мать. Чтобы кто-нибудь подумал обо мне: яблочко от яблони недалеко падает. Она всегда пыталась защитить меня. – Дамита облизнула губы. – Когда я стала достаточно взрослой, чтобы разобраться в ее жизни, я попыталась втолковать ей: мне все равно, что думают люди. Но Лола не стала слушать. Она заставила меня пообещать, что я никогда никому не признаюсь в том, что она моя мать.

– Но тебе чуть больше двадцати. Лола слишком молода, чтобы иметь…

– Мне двадцать, три, а ей было четырнадцать, когда я родилась. – Она на секунду замолчала. – Что вы знаете о моей матери?

– Я думал, что знаю ее достаточно хорошо, но теперь начинаю понимать, что ошибался. Она действительно никогда не говорила о своем прошлом, и я знаю только то, что и все остальные: что она была высокооплачиваемой девушкой по вызову и осмелилась написать книгу, разоблачающую интимные секреты ее известных любовников. Позже она стала довольно популярной личностью благодаря нескольким ток-шоу. У нее много денег и немало весьма влиятельных «друзей».

– Включая вас. – Дамита горько улыбнулась. – Никто не интересовался, почему Лола стала девушкой по вызову или почему написала эту книгу. Знаете ли вы, что она была дочерью проститутки и торговца наркотиками, что она жила в трущобах Лос-Анджелеса и прошла через испытания, которые сломали бы кого угодно? Лола забеременела, когда ей было тринадцать. Она родила меня в грязном подвале – не захотела идти в больницу, потому что боялась, что врачи отнимут меня у нее. Вы все это знали?

– Нет, – признался Бэндор.

– Но так все и было, – зло сказала Дамита. – А потом ей приходилось зарабатывать деньги единственным способом, доступным девушке из трущоб. Она – потрясающая женщина…

– К чему такая жаркая проповедь? Я с этим и так согласен.

Но Дамита, будто не услышав его, поспешно продолжала:

– Она отправила меня в приют в Мехико, когда мне было три года, но навещала меня всегда, когда могла. Потом устроила меня в колледж и обеспечивала всем необходимым. Она моя мать и мой лучший друг и…

– Тсс, Дамита, – Бэндор приложил палец к ее губам, останавливая лихорадочный поток слов. – Не надо защищать Лолу, ведь я ни в чем не виню ее. Мы все боремся тем оружием, которое нам дано. Природа одарила Лолу силой, умом и красивым телом. Естественно, она использовала все это, чтобы выбраться из трущоб и чего-то добиться в жизни для вас обеих.

На душе у Дамиты неожиданно потеплело.

– Вы не осуждаете ее? – робко спросила она.

Он улыбнулся одними губами.

– О боже, конечно, нет. Почему я должен осуждать такую замечательную женщину? Да я и сам веду жизнь отнюдь не безупречную.

– Я слышала об этом, – сухо сказала Дамита. – Ну что ж, не буду вас задерживать. Только скажите мне, где моя мать, и обещаю никогда вас больше не беспокоить.

– Никогда? Это меня расстраивает. Я сейчас позвоню портье, закажу вам здесь номер и пошлю кого-нибудь упаковать ваши вещи и доставить их сюда. Где вы остановились?

– В «Шератоне», – автоматически ответила она. – Но зачем вам это? Я не собираюсь оставаться здесь. И покину Седихан, как только вы скажете мне, где…

– Но я вовсе не намерен ничего говорить вам. Пока. Вполне вероятно, что вы мне врете, а я не имею обыкновения подвергать опасности своих друзей. Нет, это слишком рискованно. Я должен проверить, правду ли вы мне сказали.

– Как вы собираетесь это сделать?

Бэндор улыбнулся.

– Через Лолу. Я свяжусь с ней и спрошу кое о чем. А вы на это время останетесь здесь, чтобы я мог присмотреть за вами.

Дамита нахмурилась:

– Зачем?

Бэндор снова улыбнулся, но Дамиту вдруг охватило леденящее чувство опасности.

– Затем, чтобы я смог свернуть вам нежную прелестную шейку, если выясню, что вы меня обманули. Я не люблю, когда меня используют.

Глаза Дамиты расширились.

– Но я говорю правду!

– Посмотрим. – Бэндор поднялся и взял телефонную трубку. – Проверка займет всего несколько дней.

– Несколько дней? – переспросила Дамита. – Зачем так много времени, если вы собираетесь просто позвонить ей?

Бэндор ответил, набирая номер:

– Лола сейчас вне досягаемости.

Дамитой овладела паника.

– Но у нее все в порядке? Вы сказали, что ничего плохого не случилось.

– Да, все в порядке. Только…

– Она вне досягаемости, – резко закончила за него Дамита. – Ваша таинствeннocть начинает меня раздражать.

– Тайны могут раздражать, но они вызывают интерес. Чем была бы наша жизнь без загадок и тайн?..

На том конце провода ответили, Бэндор отдал короткие распоряжения и повесил трубку.

– Ну вот. Коридорный отведет вас в вашу комнату через несколько минут. – Он улыбнулся. – Если вы не решите остаться здесь. Мое предложение все еще в силе.

Дамита почувствовала неприятный укол. Они так далеко ушли в разговоре от насмешливого его приглашения, что она смутилась, когда он внезапно повторил его.

– Не хотелось бы, чтобы вы так шутили, – сказала она, запнувшись. – Мне противна сама мысль о том, чтобы делить любовника с собственной матерью.

– Ты так считаешь? – Бэндор сделал шаг вперед и погладил ее по щеке. – Надо будет запомнить. – Он коснулся уголка ее губ. – Ты – женщина с твердыми убеждениями. А какие у тебя еще предрассудки?

Дамита почувствовала тепло его тела. Лиловый халат Бэндора был завязан некрепко, обнажая густые завитки на его груди. Дамита неожиданно остро осознала его силу и мужественность – так близко… У нее возникло желание прильнуть к нему и забыть обо всем, наслаждаясь темной и теплой чувственностью, которую он, казалось, излучал.

Боже, что с ней происходит? Бэндор, пожалуй, самый привлекательный мужчина из тех, кого она когда-либо встречала, но он принадлежал ее матери. И, вполне вероятно, еще оставался ее любовником.

Дамита отступила на шаг.

– Вы, кажется, считаете меня просто дурочкой.

– Вовсе нет, ты интригуешь меня. Я уже сказал, что люблю тайны. И полагаю, что под колкой поверхностью прячется нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Я никогда еще не встречал женщину, которая воспитывалась бы в приюте. – Он криво улыбнулся. – У меня такое ощущение, что ты нуждаешься в моей защите.

– Я не нуждаюсь ни в чьей защите. И хоть выросла в приюте, с тех пор стала вполне самостоятельной. Последнюю неделю я, единственная женщина, жила с двумя сотнями мужчин, и у меня не возникало никаких проблем.

Бэндор приподнял бровь:

– Неужели? Они соблюдали очередь?

Глаза Дамиты внезапно вспыхнули.

– «Яблоко от яблони недалеко падает»? Вы ничуть не лучше других! Неудивительно, что Лола ушла…

– Спокойно! – В его голосе прозвучали стальные нотки. Бэндор был абсолютно серьезен. – Я пошутил, ей-богу. Знаю, ты – честная женщина. И видимо, так же чувствительна, как Лола, когда дело касается ее прошлого.

– Нет! Я просто… – Дамита запнулась. Ее била дрожь. Удивленная этим, она судорожно вздохнула и прикрыла глаза. – Это не самая легкая ночь для меня.

3
{"b":"8039","o":1}