ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Средневековье, – пробормотала Дамита, следуя за удаляющейся служанкой. – Невероятно.

Шейх и Камерон провожали ее взглядом, пока она не исчезла во дворце. Дэй-мон задумчиво произнес:

– Она всегда говорит то, что думает, не так ли? Кажется, она мне нравится.

– И мне тоже. – Кэм махнул рукой пилоту вертолета, чтобы тот отправлялся, и, повернувшись к Дэймону, добавил: – И даже больше, чем нравится.

Дэймон сдвинул брови:

– Это предупреждение?

– Да.

– Наверное, мне стоит обидеться, – заметил Дэймон. – Скажи, Кэм, разве я когда-нибудь пытался увести у тебя женщину?

– Никогда, – прямо ответил Кэм. – Но я знаю тебя, Дэймон. Ты привык заниматься сексом просто так, чтобы расслабиться. Не вздумай использовать для этого Дамиту.

Дэймон пристально посмотрел на Кэма.

– Даже если леди сама пожелает?

– Это было бы ошибкой с твоей стороны.

Дэймон несколько мгновений изучал его.

– Согласен, – медленно сказал он. – Я не стал бы рисковать нашей дружбой ради того, чтобы затащить в постель женщину. Для меня это не столь уж важно. – Он улыбнулся. – Впрочем, кажется, это весьма важно для тебя.

– Очень. – Кэм улыбнулся в ответ. – Я преодолею все, чтобы добиться ее. Это будет нелегко. Она держится со мной настороженно, как маленький дикобраз.

– Легкие победы – не для тебя. – Дэймон начал прогуливаться по внутреннему двору. – Что ж, выбор прекрасный. Если я правильно понял, на этот раз у тебя самые серьезные намерения.

Кэм ничего не ответил.

– Ладно, время покажет, – Дэймон улыбнулся. – Пойдем?

Кэм задумчиво смотрел на арку, в которой исчезла Дамита.

– Да, нам надо поговорить.

– Вам нравится этот номер? Мебель по специальному заказу сделана в Марокко. – Лианда шла впереди, открывая белые двери с искусно выполненной резьбой по дереву. – Надеюсь, вид из окна вам понравится, – она показала рукой на холмы невдалеке, с лежавшими на них фиолетовыми тенями. – Ну а если нет, то я…

– Вид чудесный, – вставила Дамита. – Номер потрясающий. Мне здесь будет очень хорошо.

Служанка явно испытала облегчение.

– Чудесно. – Она прошла через комнату к огромной кровати с бирюзовым шелковым покрывалом. – Кровать здесь очень удобная, но я могу поменять матрац, если он вам не понравится. Я знаю, мистер Бэндор не будет возражать. Он любит доставлять удовольствие своим кадинам.

Дамита застыла.

– Какое дело мистеру Бэндору до моего матраца?

Лианда робко улыбнулась:

– Но я же говорю вам, он не будет возражать. Он очень добр к своим…

– Кадинам, – мрачно докончила Дамита. – Что, в конце концов, значит «кадина»?

Лианда перестала улыбаться.

– Вы злитесь? Я не угодила вам? Простите меня, госпожа. Послать за более достойной служанкой?

Эта девушка сейчас расплачется, с раздражением подумала Дамита. Она постаралась подавить нетерпение и мягко сказала:

– Я довольна тобой. Ты прекрасно выполняешь свои обязанности.

Лианда робко улыбнулась:

– Тогда вы не скажете шейху, что я обидела вас? Мне здесь очень хорошо. Я не хотела бы, чтобы меня отослали обратно в мое племя в знак немилости.

– Кто знает, может, тебе лучше было бы там, – пробормотала Дамита. Но, увидев выражение тревоги на лице девушки, быстро добавила: – Ты вовсе не обидела меня. Я уверена, мы подружимся.

Глаза Лианды расширились от изумления:

– О нет, я не посмею. Я знаю, насколько вы выше меня. Возможно, когда-нибудь меня сочтут достойной стать такой кадиной, как вы…

– Что, черт возьми, значит «кадина»? – прервала ее Дамита.

– О, вы же не понимаете это слово. Я забыла, что вы иностранка. Кадина означает самую уважаемую профессию.

– Кадина – это инженер?

– Инженер? – Лианда покачала головой. – Нет, я хочу сказать… – Она указала на постель. – Вы доставляете мужчине удовольствие. Вы знаете, как ублажить его.

Дамита сжала губы:

– Кадина – это шлюха?

– О нет, – в ужасе прошептала Лианда. – Я никогда не посмела бы назвать вас так.

– И ты предположила, что я шлюха мистера Бэндора?

– Кадина, – сказала Лианда в отчаянии, и глаза ее наполнились слезами. – Кадина. Я никогда…

– Все в порядке, Лианда, – сказал Кэм, входя в комнату. – Я сам все объясню госпоже.

– Она сердится на меня, – всхлипывая, сказала служанка. – Я глупая и недостойная.

– Я не злюсь на тебя, – сказала Дамита сквозь зубы, которой уже стал действовать на нервы весь этот спектакль.

– Меня пошлют обратно в мое племя, шейх сделает…

– Я все объясню шейху. Вы просто не поняли друг друга. Госпожа плохо знает наши обычаи, – сказал Кэм, подходя к Дамите. – А почему ты не приготовила ванну для госпожи? Я уверен, что ей это понравится.

– Вы желаете? – Лианда бросила на Дамиту неуверенный взгляд.

Дамита с радостью переплыла бы сейчас Ла-Манш, только бы девушка не плакала.

– Да, я бы очень хотела принять ванну. Пожалуйста, Лианда.

– О, не надо говорить «пожалуйста». Это же удовольствие для меня. – Лианда поспешила к арке в дальнем конце комнаты. – Быть может, вы хотите, чтобы я сделала вам массаж? У меня это хорошо получается.

– Что ж, было бы очень мило, – сказала Дамита, смирившись.

– Пять минут, и все будет готово. – Лианда исчезла в проеме.

– Что с бедной девушкой? – спросила Дамита. – Я никогда не встречала такого послушания. Она согласна, чтобы об нее вытирали ноги!..

– Таковы здешние обычаи. Я же говорил тебе – это совсем другая культура.

– То есть горничная мечтает стать проституткой? – ехидно спросила Дамита.

– Кадина – это не проститутка. Это женщина, наученная доставлять удовольствие, примерно то же, что гейши в Японии. Кадина – очень уважаемая профессия здесь, в Седихане. – Он улыбнулся. – Конечно, особое внимание уделяют тренировкам в искусстве секса.

– Это особое внимание вы со своим кузеном, конечно же, одобряете.

– На самом деле Дэймон не в восторге от всех этих обычаев. Он вынужден мириться с ними, но уже много лет пытается вывести подвластных ему людей из прошлого в настоящее. Это нелегкая задача. Для женщины из любого племени считается великой честью, если Дэймон возьмет ее в свой дом, и еще большей – если он возьмет ее в свою постель. Вот почему Лианда испытывает такой ужас при мысли, что она могла чем-то не угодить тебе. Если ее отошлют обратно в племя, все станут презирать ее.

– Варварство.

– Возможно, но ей намного лучше здесь. Дэймон всех женщин в своем доме заставляет учиться….

– Чему?

– Боже, как мы подозрительны! – Глаза Кэма блеснули. – Вовсе не искусству секса. Лианда готовится поступать в университет в Марасефе. Зачем Дэймону беспокоиться о тренировке юных и невинных девушек вроде Лианды, если вожди племен наперегонки пытаются ублажить шейха, присылая ему кадин.

– И он пользуется этим?

– И вожди, и кадины будут оскорблены, если он поступит иначе. Я же говорил – другая культура.

– Ничего себе культура – женщин убеждать в том, что быть шлюхой – это похвально, а не унизительно, – горько сказала Дамита. – Как удобно, однако, для мужчин эль-зобара.

– Да, удобно, – согласился Кэм. – Но все примитивные общества ориентированы на мужчин.

– Не только примитивные.

Кэм пристально посмотрел на нее.

– И ты всерьез этим расстроена? Повторяю, Дэймон пытался это изменить. Но чтобы изменить традиции, сохранявшиеся на протяжении многих столетий, нужно много времени. Это не может случиться вдруг.

– Я понимаю, но ведь это нечестно. – Она помолчала немного, а потом взорвалась: – Я ненавижу, когда женщин используют. Ненавижу!

– Я знаю. – Он сделал шаг к ней, не отрывая от нее взгляда. – С тобой, Дамита, этого никогда не произойдет.

– Ты абсолютно прав – никогда! – резко сказала она. – Я этого не позволю.

Он покачал головой.

– Нет, – сказал он мягко. – Это я не позволю. Я никому не позволю обидеть тебя.

Прошло несколько секунд, прежде чем она смогла отвести свой взгляд от его синих глаз.

6
{"b":"8039","o":1}