ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он подошел к кровати и осторожно лег рядом с Санчией, стараясь не беспокоить ее. Возможно, боль, которую она почувствовала, к утру пройдет.

Лежа рядом с ней с налившимся тяжестью мужским естеством, с напряженными мускулами, он представлял, каким образом возьмет ее завтра.

И еще он очень хорошо знал, что не сможет заснуть сегодняшней ночью.

* * *

– Солинари… – Каприно нахмурил брови, вспоминая. – Ты уверена, что он произнес «Солинари»?

– Уверена, – Джулия открыла крышку изысканной шкатулки и положила на ее бархатное дно пять дукатов. – Я редко ошибаюсь, если мне платят.

– Ты слишком медлила, прежде чем сообщила мне. Боюсь, что я буду не в состоянии использовать эти сведения. Она подняла на него глаза:

– Я была занята.

– Или беспокоилась о своем бывшем любовнике? – нежным, как шелк, голосом предположил Каприно. – Ты не хотела упускать дукаты, но в то же время оставляла шанс и для Андреаса, не так ли, Джулия?

– Я была занята, – повторила она. – А ты знаешь, кто правитель Солинари?

– Да, и тебе это имя тоже должно быть знакомо. Это Франсиско Дамари. У нас была с ним небольшая сделка около года назад.

– Да, я помню его. – Джулия поморщилась. – Если бы я знала, что речь идет о Дамари, я бы держала свои сведения при себе. Этот человек доставил мне массу неприятностей. Ты обещал, что он вернет Лоретту через шесть недель. И что же?

– Несчастный случай, – усмехнулся Каприно. – Ты же знаешь, что мы в известной степени рисковали, отсылая ее, но он так хорошо заплатил, что ты не захотела упускать такую возможность.

– Почему же ты не выбрал никого из своих шлюх? Или тебе не нужны деньга?

– Мои женщины недостаточно хороши для Дамари. Как большинство наемников, которые вышли из низов, он желает получать все самое лучшее. Он был бы разочарован, если бы я отправил ему кого-нибудь из своих девиц. И к тому же я не знал никого, кто был бы более подготовлен, чем твоя Лоретта. Обычно женщины плохо переносят боль.

– Он поступил не правильно, убив ее. Как ты сказал, она была самой лучшей, и теперь мне некем заменить ее. – Джулия сделала нетерпеливый жест. – Но, боюсь, твой Дамари не возместит мне этот убыток. Солинари – это то место, куда ты отправил ее? Я помню, что уже где-то слышала это слово.

Каприно кивнул:

– Солинари – его дворец, но он также бывает время от времени и в Пизе. Вопрос в том, где теперь его искать. – Он подумал немного. – Я отправлю Сантини с сообщением сначала во дворец, а если Дамари там не окажется, пусть едет в Пизу.

Она удивленно посмотрела на него:

– С сообщением? Но зачем ты ввязываешься в это дело, если тебе не заплатят за него?

– Это ты виновата, Джулия. Ты не оставила мне времени на переговоры. – Недовольство проскользнуло в голосе Каприно. – И я не собираюсь спускать тебе это.

– Если ты ничего не получишь, зачем же тебе беспокоиться из-за послания?

– Нет, кое-что я получу. Дамари станет моим должником, а это очень ценно – оказать услугу такому человеку, который все время поднимается по ступеням власти.

Джулия рассмеялась:

– Ты думаешь, Дамари запомнит это?

– Возможно. – Он улыбнулся. – Но если даже и не запомнит, я выиграю уже от того, что он схватит Санчию. И ты тоже, Джулия, выиграешь. Ходят слухи, что тебе весьма не понравилась моя маленькая воровка, из-за которой ты потеряла такого замечательного любовника. Как ты думаешь, что сделает Дамари, когда она попадет ему в лапы?

Джулия очень хорошо знала, как поступают мужчины типа Дамари с теми женщинами, которые их рассердили. И на долю секунды ей стало жаль эту девчонку – собственность Лиона. Она не желала ей смерти. Но Джулия никогда не позволяла эмоциям взять верх над рассудком.

– А ты будешь доволен, если Дамари расправится с Санчией? Ты так ненавидишь ее?

– Ненавижу? – Он посмотрел на нее с удивлением. – Она не заслуживает моей ненависти, но ее надо наказать для примера. Если слух о том, как она обвела меня вокруг пальца, распространится, это может побудить других на нечто подобное. Я не Дамари, который любит наказание ради самого наказания. На мой взгляд, это бессмысленно, если не преследует определенной цели. – Он повернулся к двери. – Желаю тебе неудачной ночи, Джулия, и мужчину с такими же наклонностями, как Дамари. Я весьма недоволен твоим промедлением.

– К сожалению, придется разочаровать тебя: мужчина, который сегодня займет место в моей постели, чрезвычайно нежен и трепещет от каждого взмаха моих ресниц. – Она улыбнулась, поднимаясь. – И утром он подарит мне такие драгоценности, при виде которых ты бы задрожал, как уличный бродяга перед лавкой булочника.

– Что выгодно отличает его от Андреаса, – Каприно открыл дверь. – Какая удача для тебя.

Проводив Каприно, она постояла немного, зябко поводя плечами. Этот хитрый сводник прав – ей действительно повезло, что она избавилась от навязчивой страсти к Лиону Андреасу.

Быстро подойдя к шелковому шнурку, она дернула его, вызывая горничную, чтобы та провела мессера Гондольфо в ее комнату.

6

– Нет! – Санчия вздрогнула и резко села на постели, отталкивая руками что-то невидимое:

– Боже! Нет, я не…

– Санта Мария! Что с тобой? – Лион приподнялся на локте и хмуро посмотрел на нее:

– Ты больна?

Санчия дико озиралась кругом. Комната была чистой и опрятной, а не темной и душной. Она подняла руки, и страшная слабость пронзила ее:

– Они все еще здесь?

– Кто?

– Мои руки. – Она вытянула их перед собой и пошевелила пальцами:

– А я уже думала, что их нет. Я думала, что меня бросили в Стинке и отрубили мне руки.

– Сон. – Голос Лиона был грубоватым, но успокаивающим:

– Ложись и спи.

– Сон, – повторила она. Конечно же, она должна лечь, но страх снова пережить кошмарное видение преследовал ее. Она легла, утешаясь тем, что Лион лежит рядом. Как странно быть в постели рядом с обнаженным мужчиной. Наверное, со временем она привыкнет к этому. Если у нее будет на это время. Кто знает, как надолго она понадобится Лиону? Ничто не постоянно в этом мире.

– Тебе часто снилось, что тебе отрубают руки? – спросил Лион низким голосом.

– Да, я же тебе говорила, что я не очень-то храбрая.

Он молчал так долго, что ей показалось, он уже заснул.

– Сон ничего не доказывает. И это не трусость – понимать всю опасность предстоящего. Это очень разумно.

Она рассмеялась неуверенно:

– Значит, я умнее, чем кажусь. Я всегда боялась. Но особенно после того, как видела того вора, которого бросили в Стинке, его руки – такие бледные, окровавленные. Они еще шевелили пальцами, словно хотели за что-то ухватиться…

– С тобой такого не случится.

– Надеюсь, – прошептала она.

– Не бойся. Мне нужен ключ, но с тобой ничего не произойдет, – в его голосе послышались резкие ноты.

«Он опять рассердился, – подумала Санчия. – Наверное, я помешала ему спать».

– Прошу прощения, я разбудила вас, мой господин.

– Лион.

– Я забыла. – О боже, как нетерпеливо он вздохнул. Лучше уж вернуться в то жуткое сновидение, где ее ждало наказание, чем снова увидеть его разгневанное и недовольное лицо. – Я постараюсь запомнить. Извини меня… Лион.

Вместо ответа он пробормотал какое-то проклятье.

Она долго еще не могла заснуть, чувствуя, что Лион лежит рядом, все такой же рассерженный и напряженный. В конце концов сон сморил ее.

* * *

– Чему ты улыбаешься? – мрачно спросил Лион, обращаясь к Лоренцо, который подсаживал Санчию на лошадь.

– А почему бы мне не улыбаться? – спросил Лоренцо невинным голосом. – Такое светлое, ясное угре; и я так хорошо выспался. Чем же ты недоволен? Тем, что не можешь сказать того же про себя? Но я уверен, ты с лихвой возместил недостаток сна чем-то другим.

23
{"b":"8040","o":1}