ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Андреас молчал некоторое время, в течение которого страх не покидал Каприно. Затем кондотьер нетерпеливо взмахнул рукой:

– Я хочу увидеть твоего негодяя с ловкими пальцами. Завтра.

– Но это очень скоро. Я не могу… – Каприно снова остановился. Не стоило искушать судьбу еще,раз. – Как ваша светлость прикажет. Я переверну небо и землю, чтобы найти то, что вы желаете.

– Я буду на пьяцца Сан-Микеле завтра в два часа с другим кошельком, в котором будет ровно столько же дукатов, сколько ты уже получил, – произнес Андреас. – Если твой вор сможет вытащить их у меня – кошелек твой. Если нет… – Он усмехнулся. – Это может обернуться для тебя не самым счастливым образом. Столь несчастливым, что тебя могут выудить из вод Арно. – Взмахом руки он отпустил Каприно. – Спокойной ночи. Лоренцо, нет ли у тебя желания проводить господина до дома?

– Это не так далеко. Мой дом рядом с площадью. – Каприно быстро прошел к двери. – Спокойной ночи, господа. До завтра.

Андреас насмешливо улыбнулся:

– Составь ему компанию, Лоренцо. Улицы этого города слишком опасны для человека с кошельком, полным дукатов.

«Андреас играет со мной», – понял Каприно и почувствовал прилив бешенства. У двери он обернулся, улыбаясь сквозь стиснутые зубы:

– Вы проверяете, боюсь ли я мессера Лоренцо? Да, боюсь. Я не очень отважный человек. И не надо быть храбрецом, чтобы справиться с таким, как я. Так что нетрудно представить, кто задает тон сегодня ночью.

Дверь с коротким стуком захлопнулась. Вздох облегчения вырвался из груди Каприно, и напряжение постепенно оставило его.

Он расправил короткий алый плащ, загнул бархатный берет так, как ему больше всего нравилось, и начал спускаться по лестнице. Его внимание привлекла картина, висевшая внизу, – Венера во всей ее обнаженной красоте. Он окинул ее оценивающим взглядом. Живопись была свежей и выполнена на заказ, но Венера не отличалась особенной красотой – обстоятельство, которое не очень удивило его. Джулия никому и ничему в своем доме не позволяла затмевать ее собственное очарование.

– Добрый вечер, Каприно, – Джулия Марцо, ласково улыбаясь, встречала его у подножия лестницы. – Все в порядке?

Каприно откинул угол плаща, показывая кошелек за поясом.

Она протянула вперед руку с открытой ладонью:

– Одно удовольствие работать с тобой.

– Завтра, – сказал он, пытаясь обойти ее.

– Сейчас, – ее улыбка не дрогнула. – Иначе я скажу господину Андреасу, что ты и не собираешься выполнять свое обещание насчет вора и что ты со всех ног спешишь к городским воротам, чтобы удрать. Сомневаюсь, что в таком случае эти дукаты принесут тебе счастье.

Он остановился и взглянул на нее. Он был уверен, что Джулия слышала каждое слово, сказанное в комнате Андреаса. Не только ее сверкающая красота послужила причиной того, что она так высоко поднялась от проститутки в одном из его многочисленных борделей до владелицы собственного. Джулия обладала железной хваткой и всегда умела добиться своего. Он неохотно развязал кошелек и выдавил из него пять дукатов в открытую ладонь.

– В один прекрасный день, когда я потеряю терпение, я прикажу притащить тебя ко мне, – тихо произнес он со скрытой угрозой в голосе, – раздену донага, выставлю в одном из переулков и буду предлагать твою аппетитную плоть всем проходящим мимо. Как ты думаешь, твой любезный господин будет продолжать любить тебя после нескольких недель такого использования?

– Тебе не стоит начинать войну со мной, – усмехнулась она. – Тебе не справиться, Каприно. У меня очень много влиятельных покровителей во Флоренции.

– Как это животное наверху? – Каприно кивнул головой в сторону двери, из которой только что вышел. – У Андреаса нет власти здесь, во Флоренции. Он может править только в Мандаре.

– Пока, – в голосе Джулии звучала уверенность. – Лион может править везде, где угодно. Такие мужчины, как он, – редкость.

Каприно пристально взглянул на нее:

– Святая мадонна, что я слышу?! Ты увлечена? Будь осторожней – в любовной войне нельзя выпускать оружия. Проститутка не имеет права увлекаться, она должна увлекать.

– Он увлечен мною, – ответила она живо. – Два года он приезжает и останавливается только в моем доме. И никогда он не просит никакой другой женщины, только меня. – Встретив удивленный взгляд Каприно, она попыталась пожать плечами с безразличным видом:

– Дело не в этом…

– Я думаю, что это имеет значение для тебя. – Он изучающе посмотрел на нее. – И я пытаюсь понять, почему? У тебя неповторимый вкус. А этот человек кажется мне отвратительным.

– Не тебе судить! Ты слишком увлекаешься хорошенькими мальчиками, чтобы оценить привлекательность настоящего мужчины, такого, как Лион.

Он заложил кошелек за пояс и насмешливо ответил:

– Он слишком груб, на мой изысканный вкус. Солдаты всегда так неотесаны. Но вот тебе еще пять дукатов, если ты сумеешь выведать, зачем нашему храброму кондотьеру понадобились услуга вора.

Взгляд Джулии вернулся к двери наверху.

– Я попытаюсь разузнать что-нибудь. Но он не из тех людей, которые распускают язык с женщинами.

– Даже с прекрасной Джулией? – Он помолчал. – Семь дукатов. – И, открыв дверь, вышел на улицу.

«Это был хороший вечер и хорошие сделки, – подумал он удовлетворенно. – Если прикинуть как следует, то на этом деле можно заработать еще кучу монет».

Каприно повернул за угол и вместо того, чтобы двигаться к собственному дому на площади, направился к Виа Калимала, к печатной лавке Джованни Баллано.

* * *

– Ты слишком быстро заплатил ему, – сказал Вазаро, как только закрылась дверь за спиной Каприно. – Я мог бы убедить его взять поменьше.

Лион скривил губы:

– Если Каприно приведет того, кто мне нужен, – это будет нашей самой выгодной сделкой.

Лоренцо в раздумье покачал головой:

– Ты веришь, что все получится так, как задумано?

– Верю, – Лион вытянул ноги, положив их на край стола. – Мы уедем послезавтра в Солинари.

– При условии, что вор, которого найдет Каприно, выдержит маленький экзамен.

– Если нет, я отдам Каприно в твое полное распоряжение.

Призрачная улыбка скользнула по губам Лоренцо:

– Вряд ли ты сделаешь это.

Лион вскинул брови:

– По-твоему, я слишком добр, чтобы вверить Каприно твоему попечению?

– Думаю, ты предпочтешь наказать его сам. – Взгляд Лоренцо встретился со взглядом Лиона. – Почему ты продолжаешь упорствовать, желая спасти мою душу, хотя я давным-давно потерял ее? Если быть точным, еще ребенком, когда мне было одиннадцать лет. Тогда я впервые убил человека. А что ты делал, когда тебе исполнилось одиннадцать, Лион?

– Я следовал за стягом моего отца, наблюдая за тем, как его воины захватывают и грабят города. Впервые я убил человека, когда мне исполнилось тринадцать. – Он помолчал. – Но я не считаю, что погубил свою душу.

– Да, но ты совершал убийства во имя славы и чести, – возразил Лоренцо. – А у наемников нет славы.

– Убийство есть убийство.

– Если ты на самом деле так считал, ты бы велел мне пойти за Каприно.

– Возможно, я так и сделаю, – Лион улыбнулся.

– Нет. Сделав это, ты должен будешь погрузиться в мир Каприно. И мой.

– Это не твой мир. Теперь твой мир – это Мандара.

– Потому что ты так приказываешь?

– Потому что ты заслужил место в этом мире тринадцать лет назад.

– Ножом наемного убийцы?

– Который спас мне жизнь и отомстил за моего отца.

– Слава и честь. – В скрипучем голосе Лоренцо прозвучала насмешка. – Ты заметил, как движется твоя мысль? Но боюсь, ты совершаешь серьезную ошибку. Тебе каким-то образом удалось сохранить идеалы давно прошедших дней. Однако рыцарство никогда не сможет восторжествовать в той стране, где процветаем я и Каприно.

– Рыцарство? Мой бог! Ты с ума сошел, Лоренцо. Нет большего реалиста, чем я. Если и остался на свете хоть один рыцарь, то это скорее мой брат Марко.

3
{"b":"8040","o":1}