ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Санчия заставила себя улыбнуться.

– Очень интересные истории, хотя и совершенно невероятные. Ты гораздо более искусный рассказчик, чем Пико Фаллоне, который выступает на площади во Флоренции. – Она обернулась к своему собеседнику. – Но не думаешь же ты, что я поверю всем этим небылицам?

Марко понимающе посмотрел на нее:

– Конечно, нет. Ты умная и весьма тонко чувствующая женщина. Почему ты должна верить сказкам? Я рассказал тебе это просто потому, что ты сама попросила меня.

– Я очень любопытная, – Санчия быстро открыла дверь и шагнула через порог. – Но я, конечно, понимаю, что ничего такого на самом деле случиться не могло.

* * *

– Нам потребуется гораздо больше, чем тридцать минут, чтобы пройти по лабиринту до сокровищницы, найти Танцующий Ветер, а затем вернуться назад к выходу. – Лион провел пальцем по чертежу. – И в таком случае смена караула обнаружит, что мы проникли внутрь, и нас будут поджидать с двух сторон.

Марко придвинулся ближе к столу:

– Святая Мария, ты прав. Нам придется останавливаться каждую минуту и сверяться с картой, правильно ли мы идем. – Он поморщился:

– Как странно. Этот лабиринт выглядит как проход сквозь ад.

– Поэтому-то Дамари так спокоен, – заметил Лион.

– Я пойду с вами и буду ждать в кустарнике, недалеко от лабиринта. Когда появится смена, я уберу ее, – предложил Лоренцо.

Лион взвесил его слова:

– Мне не нравится, что лошади останутся без присмотра. И к тому же это даст нам всего дополнительные пять или десять минут. Ведь все равно кто-то спохватится, что сменные не пришли, и захочет посмотреть, что случилось с ними. Не думаю, что это поможет нам.

Лоренцо пожал плечами:

– А есть другое решение?

«Мне незачем вступать в разговор», – подумала Санчия. Она сидела у огня, в волнении стиснув руки и напряженно прислушиваясь. Они и не спрашивают ее ни о чем. Лион сказал, что она не должна больше беспокоиться из-за Танцующего Ветра. Она поступит очень глупо, если снова вернется во дворец, ведь Лион сам сказал, что ей уже не надо помогать им.

– Выхода нет, – мрачно проговорил Лион.

Она продолжала хранить молчание. Лион сказал, что больше не будет подвергать ее опасности.

Но она обещала ему быть верной, а не только послушной. А о какой же верности может идти речь, если она промолчит в эту минуту?

– Итак, ты с Марко идешь в лабиринт, а я остаюсь и беру на себя караульных, – подвел итог Лоренцо. – Марко будет нести фонарь, а ты будешь сверяться с картой.

– И будем надеяться, что не заблудимся в этом проклятом лабиринте, – печально проговорил Марко. – Иначе нам придется прокладывать себе путь мечом, прорубаясь сквозь плетеные перегородки.

– Эти перегородки четырех футов толщины. А в некоторых местах, по краям, они такие толстые, – что тебе придется рубить их полдня, пока ты продерешься к выходу, – усмехнулся Лион. – Если, конечно, мы угадаем, в каком направлении рубить. Мы ведь…

– Я могу провести вас по лабиринту.

Все трое повернулись в сторону Санчии.

«Святой Иисусе, что она такое говорит?!» – удивилась Санчия, медленно разжимая сцепленные руки и разглаживая ладонями платье на коленях. Она встала.

– Я могу провести вас в сокровищницу и вернуться к выходу меньше чем за тридцать минут.

Марко покачал головой:

– Я знаю, ты хочешь нам помочь, Санчия, но этот лабиринт как преисподняя. Ни один…

– Я могу. – Она подошла к ним и взглянула на чертеж. – Я могу идти, не останавливаясь, не сверяясь ежеминутно с картой, и не потеряю дорогу. Я буду совершенно точно знать каждую минуту, в каком месте мы находимся.

– Удивительно, – произнес Лоренцо, – и просто невероятно.

– Нет, это правда. – Она закрыла глаза, и чертеж предстал перед ней во всех деталях. – Когда вы входите в лабиринт, надо повернуть направо, пройти два прохода и повернуть налево, пройти дальше мимо трех переходов и повернуть снова налево, затем…

– Достаточно, – произнес Лион.

Она открыла глаза и увидела, как он смотрит на нее с нежной улыбкой на губах.

– Похоже, Джованни даже не представлял твоей истинной стоимости.

Она покачала головой:

– Я помню все. С самого детства мне достаточно было одного взгляда, чтобы запомнить увиденное навсегда.

– Это и в самом деле великолепное качество и, кажется, весьма удачное для нас. – Он помолчал. – Если, конечно, ты решишь идти с нами.

– Решу? Ты не приказываешь мне?

– Я уже говорил, что тебе не придется больше идти во дворец. Я не могу нарушить обещание.

Лоренцо насмешливо приложил руку к уху:

– Ого, что я слышу? Я не предполагал, что моя победа окажется такой быстрой, но я уже слышу звуки фанфар!

– Успокойся, Лоренцо. – Лион не отводил взгляда от лица Санчии. – Я не хочу настаивать на том, чтобы ты пошла снами.

– Но я нужна вам.

– Конечно, ты нужна нам. – Он улыбнулся той своей редкой улыбкой, которая согревала и успокаивала ее душу, обещая что-то прекрасное и неизведанное в будущем. Это всего лишь улыбка, подумала она в замешательстве, и не надо обманывать себя и давать разгореться в сердце огоньку надежды. Она не поддастся обаянию его улыбки и скажет, что ни за что не совершит это безумие – никогда не вернется вновь в тот страшный дворец.

– Я пойду, – прошептала она. – И я проведу вас через лабиринт.

8

Легкая дрожь пробежала по телу Санчии, когда она посмотрела на крепость через железные ворота. Высокая зубчатая башня вздымалась вверх, и Санчия со страхом подумала, что им предстоит проникнуть туда.

– Я по-прежнему считаю, что нам не стоит идти через южный вход, – прошептал Марко. – Почему бы не пройти через северный, где нет офицера в охране?

– Нет! – Лион не смотрел на него, когда открывали двери. – Мы пройдем через южный вход.

– Но мы…

– Мне нужен Родриго, – угрожающе произнес Лион. – Дай мне минут пять, а затем можешь идти вместе с Санчией. – И он нырнул в тень кустов, окружавших ворота.

Ледяной ужас сковал тело девушки. Она поплотнее укуталась в плащ и продолжала смотреть на крепость. Смерть. Родриго Эстебан умрет через несколько минут от руки Лиона.

– Пора, – Марко взял ее за руку и вежливо пропустил вперед. – Быстрее, Санчия.

Ни единого звука не издал ни Родриго, ни кто-либо из его солдат. Лион вышел из лабиринта, вытер клинок о траву, прежде чем опустить его в ножны. Слезы, стоявшие в глазах Санчии, мешали ей рассмотреть темное влажное пятно на траве.

– Я оттащил их в сторону, – жестко произнес Лион. – Будьте внимательнее, не споткнитесь о них. – Он вновь скрылся в лабиринте.

Марко зажег свечу в фонаре, как только они, присоединившись к Лиону, оказались под защитой ограды.

Родриго Эстебан и охранники лежали на спине, и их мертвые глаза обращены были к черному небесному своду.

Санчия сглотнула подкативший к горлу комок и быстро прошла мимо них:

– Сюда.

Она смотрела прямо перед собой и, быстро миновав переход, свернула направо.

После нескольких поворотов и переходов Марко с сомнением спросил:

– Ты уверена, что мы идем правильно, Санчия? Мне кажется, что мы кружимся на месте. Санчия покачала головой:

– Еще два поворота, и мы достигнем сокровищницы. – И вдруг ужасная мысль пронзила ее:

– Если, конечно, карта верна. А что, если Витторио в чем-то ошибся? – Она повернула еще один раз и почувствовала легкую слабость в теле.

Небольшое деревянное сооружение без окон появилось перед ними.

– Вот она!

– У нас мало времени. – Лион быстро двинулся вперед и вставил ключ в замок. Дверь бесшумно отворилась. – Через десять минут мы должны быть у ворот. Свет, Марко.

Санчия ждала снаружи, а Лион и Марко исчезли в сокровищнице. Теперь, когда она осталась одна, ее охватил такой страх, что она едва могла дышать. Казалось, даже воздух вибрирует от ощущения надвигающейся опасности.

32
{"b":"8040","o":1}