ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да придется.

Эта крошечная победа отняла у Tea последние силы.

– Думаю, я все же проголодалась. – Она потянулась за половинкой граната. – Вы рабыня лорда Вэра?

– Я свободная женщина. Здесь нет рабов.

Tea от изумления широко открыла глаза. Рабство так же естественно здесь, на Востоке, как и в Константинополе. К тому же у нее остались в памяти слуги, снующие вокруг, когда они въехали во двор замка.

– Нет?

– Нет. – Жасмин подошла к высокому шкафу и, взяв оттуда гребень, направилась к Tea. – У вас спутаны волосы. Я должна расчесать их перед мытьем.

– Я сама.

– Ешьте. – Приказание она отдала резким тоном, но движения, когда она принялась расчесывать Tea волосы, оказались мягкими и нежными. – У вас очень светлые волосы. Мужчины любят блондинок. И возраст у вас подходящий. Лорд Вэр, наверное, привез вас сюда, чтобы взять в свою постель?

Tea вся сжалась от ужаса и почувствовала, как жар заливает ей щеки.

– Нет! Я никогда не допущу этого.

– Допустите, если он пожелает. – Гребень ласково кружил вокруг ее головы. – Он здесь хозяин. Вам следовало бы гордиться, если он выбрал вас для своей постели. Женщины в этом доме счастливы, когда он посылает за ними. – Жасмин тщательно расчесала колтун волос возле шеи. – Он не всегда нежен, но у него непомерный аппетит на наслаждения.

Он только наполовину животное, сказал о нем Кадар. Какую же из них он демонстрирует им в своей постели? Она даже не подумала об этой опасности. Он был так холоден и зол… Но ей надо обязательно это учитывать. Мужчины всегда охвачены вожделением и считают всех женщин своей добычей. Никто не знает этого лучше, чем она, с горечью подумала девушка.

– Меня не волнует его аппетит. Сразу, как только достаточно окрепну, я покину Дандрагон.

– Тогда хорошо. Он не нуждается в другой женщине, – сказала Жасмин. – Однако мужчины всегда полагают, что самый сочный фрукт – это тот, который они еще не пробовали. Хотя, правду сказать, я не вижу, чем бы вы могли ему приглянуться. Кожа у вас обгорела и совсем не красива. Я положу на лицо мазь, когда вы примете ванну. – Она отступила на шаг. – Я слышу, Омар уже здесь. Вы покончили с фруктами?

– Да, довольно. – Она съела не много, но почувствовала, что сыта. Должно быть, у нее совсем пропал аппетит, пока она скиталась по пустыне. – Я не заставлю вас ждать.

Жасмин не обратила внимания на иронию в ее голосе.

– Это не имеет значения. Я всего лишь служанка. – Она направилась к двери. – Мы все здесь только слуги.

И все они служат лорду Вэру, хозяину этого огромного замка-крепости. Возможно, глупо так расстраиваться от слов Жасмин. Лорд Вэр с большой неохотой привез ее сюда и стремится как можно скорее избавиться от нее. К тому же, по словам Жасмин, у него много прекрасных женщин, готовых ему служить. Да и она сама по какой-то причине недовольна появлением здесь Tea.

Все это не имеет значения. Ей есть о чем беспокоиться помимо этого. Она должна уйти отсюда и найти для себя место в жизни. Ей придется все делать самой, а это будет достаточно трудно.

Кадар. Странный какой-то, всегда стремительный, веселый, лукавый и в то же время искренний, добрый. Так ей показалось. Он как-то влияет на лорда Вэра. Может быть, ей удастся убедить его помочь ей, когда она достаточно окрепнет, чтобы покинуть Дандрагон.

– Я бы хотела видеть Кадара бен Арнауда, – окликнула она Жасмин, когда та уже открывала дверь. – Вы не могли бы ему передать, чтобы он зашел ко мне?

Жасмин пропустила в комнату невысокого человека в тюрбане, несшего большую лохань с водой. Она улыбнулась Tea.

– Обязательно. Я ведь уже сказала, что я здесь, чтобы прислуживать вам.

Кадар замешкался на пороге, его взгляд упал на обнаженную грудь Tea, и глаза его округлились.

– Боже, я не хотел… Извините меня. Жасмин сказала, я могу войти.

Tea быстро прикрыла грудь руками и присела, как могла глубоко, в невысокой лохани. Каждый дюйм ее тела вспыхнул от смущения.

Жасмин прошла вперед и невозмутимо заявила:

– Вы сказали, что хотите его видеть.

– Но не сейчас! – сдавленным голосом произнесла Tea. – Вы же поняли, что я не имела в виду… – Она оборвала себя, гнев оказался сильнее стыда. Конечно, Жасмин все поняла, но она сделала это специально, чтобы поставить Tea в неловкое положение. – Кадар, отвернитесь.

Кадар немедленно повернулся к ней спиной.

Tea сердито взглянула на Жасмин.

– А вы дайте мне что-нибудь накинуть на себя.

– Я еще не наложила вам бальзам на лицо.

– Дайте мне покрывало, – приказала Tea, делая ударение на каждом слове.

Жасмин пожала плечами, не спеша сдернула легкое покрывало с кровати и подошла к Tea, которая уже вышла из воды и теперь стояла на полу возле лохани. Молча она обернула покрывало вокруг плеч девушки. Слава небесам, оно оказалось не слишком прозрачным и достаточно большим, чтобы укутать ее от кончиков пальцев на ногах до самых плеч, по которым растеклись мокрые пряди волос.

– А теперь оставьте нас, – сказала она Жасмин.

Жасмин покачала головой.

– Это не полагается. Он мужчина.

– И не просто какой-то там мужчина, – пробормотал Кадар. – А мудрый, честный и великолепный.

Жасмин не обратила на него внимания.

– Лорд Вэр принес вас сюда, значит, вы – его собственность. Я не могу поставить его в неловкое положение, оставив вас наедине с ним.

– Прошу вас уйти! – Tea не поверила ей ни на мгновение. Жасмин намеренно привела сюда Кадара, чтобы он застал ее голой, а теперь она же приводит такие оскорбительные причины?

На мгновение Tea показалась, что служанка не оставит их вдвоем. Но Жасмин направилась к двери.

– Предупреждаю, я должна сообщить лорду Вэру, что вы повели себя оскорбительно по отношению к нему.

– Это вы ведете себя недопустимо. Убирайтесь!

Жасмин бросила на Tea еще один ледяной взгляд и вышла.

– Вы можете обернуться, – обратилась Tea к Кадару, когда дверь за служанкой закрылась.

Кадар вздохнул, увидев, что она завернулась в покрывало.

– Сегодня жаркий день. Вы уверены, что не хотите сбросить это громоздкое одеяние? – И затем, увидев, как вспыхнули щеки Tea, ласково добавил: – Это всего лишь шутка. Вы прелестны, но я не опасен для вас. Что вы такое натворили, чтобы так рассердить Жасмин?

– Ничего. – Рука Tea нервно теребила край покрывала. – Она просто невзлюбила меня.

– У Жасмин трудная жизнь, и ей мало кто нравится, но она никогда никому не пыталась навредить, как вам сейчас.

– Я ничего не натворила. – Замешательство и гнев сделали свое дело. У Tea задрожали колени, и она опустилась на стул. – Она просто грубая женщина. Во всем этом нет никакого смысла.

Кадар некоторое время внимательно смотрел на нее, а затем медленно произнес:

– Возможно, смысл здесь все-таки есть.

Tea глубоко вздохнула. Она позвала его сюда вовсе не затем, чтобы говорить о Жасмин.

– Вы были очень добры ко мне прошлой ночью. Причина, по которой я попросила Жасмин…

– Это Вэр вас заметил и принял решение помочь вам. – Его взгляд обратился к корзине, которая все еще стояла у ее постели. – Черви? Вы пошутили?

Она нетерпеливо покачала головой.

– Я расскажу вам об этом позже. Я бы хотела просить вас еще немного помочь мне. Я должна уйти отсюда и добраться до Дамаска.

– Пока вы еще очень слабы.

– Через несколько дней я поправлюсь. Я очень сильная.

– Когда придет время, мы скажем об этом Вэру. Никто не приезжает сюда и не покидает Дандрагон без его разрешения.

Она удивленно раскрыла глаза.

– Даже вы?

– Это закон Дандрагона. У Вэра есть для этого причины. Он великий воин, а у воинов всегда множество врагов. Дандрагону необходимо обеспечивать безопасность.

– Но мой уход вряд ли может стать причиной падения этой крепости. Ведь он сам даже не хотел, чтобы я появлялась здесь.

– Где этот бальзам, о котором говорила Жасмин?

6
{"b":"8043","o":1}