ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она выпрямилась и медленно направилась к двери. Забота означает также и решение финансовых проблем, а она тут теряет время. Ее карьера фотографа только начинала успешно складываться, и она пока с трудом сводила концы с концами. Надо идти работать.

Лили уже собиралась тихонько прикрыть за собой дверь, когда ее остановил еле слышный шепот девочки. Она замерла, проверяя, не проснулась ли Кэсси. Затем, ничего не услышав, опять собиралась выйти, но тут шепот раздался чуть громче, и Лили застыла, судорожно сжимая ручку двери.

– Эндрю… – прошелестело в темноте.

* * *

На следующий вечер мужчины на скале не было.

Лили позаботилась о том, чтобы весь день не терять Кэсси из виду, и так уже настроилась на схватку с незнакомцем, что почувствовала даже некоторое разочарование, когда настал вечер, а он так и не появился. Закончив с делами, она вышла на пляж и села на песок, обняв руками колени.

– Твой друг Эндрю, похоже, покинул нас. Кэсси плескалась в воде, упираясь руками в мокрый песок.

– Что? – переспросила она, рассеянно глядя на отраженные в воде пурпурные полосы заката и озадаченно наморщив лоб.

– Не обращай внимания. – Кэсси явно слушала свою музыку, и Лили поняла, что сейчас ее ребенок не настроен разговаривать. На секунду она почувствовала себя ужасно одинокой, но тут же взяла себя в руки. – Это неважно!

– А, ты говоришь о… – Кэсси поглубже зарылась пальцами в песок. – Эндрю где-то здесь.

– Откуда ты знаешь?

– Привет! – Красивый баритон, раздавшийся за ее спиной, заставил Лили подскочить. – Как ты сегодня, Кэсси? Миссис Деслин?

ЗАМОК НА ПЕСКЕ

217

Лили обернулась и настороженно взглянула через плечо. К ним подходил высокий мужчина. Слишком яркий свет заходящего солнца не позволял разглядеть черты его лица, но по очертаниям фигуры и манере двигаться она сразу узнала его. Когда он подошел ближе, Лили смогла рассмотреть его и немного успокоилась – в молодом человеке не было ничего угрожающего. Он выглядел не старше двадцати пяти лет и держался с легкой грацией спортсмена. Он стоял перед ней босой, в джинсах, закатанных до колен, и темно-синей выгоревшей футболке.

– Эндрю! – Кэсси радостно улыбнулась и помахала рукой. – Вот здорово! Наконец-то ты спустился со своей скалы! А почему ты раньше не приходил?

Ее тон поразил Лили. Кэсси разговаривала так, как будто знала незнакомца всю жизнь. Неужели она сказала не правду, что не знает его?

– Тогда еще время не пришло. Как подвигается твой концерт?

Человек был уже в нескольких ярдах от них, и Лили могла видеть его довольно светлые волосы, выгоревшие на солнце, и загар, явно слишком темный, чтобы приписать его орегонскому солнцу.

– Прекрасно. – Кэсси встала и смотрела на него. – А как вы узнали, что я работаю над концертом?

– Да, как вы узнали? – Лили тоже поднялась, отряхивая песок с одежды, и стала рядом с Кэсси. В ее позе было что-то воинственное, как будто она готовилась отразить нападение. – Вы, кажется, очень хорошо информированы о занятиях моей дочери, мистер… – Она сознательно сделала паузу.

– Рэмси. Эндрю Рэмси. – Юноша улыбнулся, и его худощавое лицо словно озарилось внутренним светом. – Это просто догадка. Прошлый концерт Кэсси сделал ее исключительно известной юной леди. Вполне естественно, если она начнет работать над следующим.

– А насколько естественно то, что совершенно незнакомый человек мог узнать мою дочь? Имя Кэсси не столь уж известно.

– Не волнуйся, мама, – быстро сказала Кэсси. – Он не… – Она запнулась и выразительно посмотрела на Эндрю. – Она не хотела вам грубить. Она просто хочет защитить меня. Вокруг столько ненормальных, знаете ли!

– Да, знаю, – мрачно произнес он. – И твоя мама совершенно права, что оберегает тебя. Я бы отнесся к этому точно так же на ее месте.

– Ну зачем ты извиняешься за меня, Кэсси? – сказала Лили, совершенно растерявшись. – Думаю, тебе сейчас лучше пойти в дом, а я поговорю с мистером Рэмси.

– Я же говорила тебе, что он не какой-то псих. Неужели ты сама не видишь?..

– Мы еще увидимся с тобой, Кэсси. – Эндрю Рэмси поглядел на девочку с улыбкой. – Позволь мне поговорить с твоей мамой и все выяснить.

– Ну ладно! – Кэсси неохотно направилась в сторону дома. – Но не позволяйте ей вас прогонять! Постарайтесь сделать так, чтобы она вас поняла.

– Обязательно.

– Да уж, потрудитесь объяснить, что тут происходит! – с вызовом сказала Лили, поворачиваясь к нему. – Совершенно очевидно, что Кэсси знает вас, а сказала мне, что вы никогда раньше не разговаривали. До сих пор моя дочь ни разу мне не солгала, и я просто не знаю, что и думать!

– Кэсси не обманывает вас, – тихо сказал Эндрю Рэмси. – Но она действительно знает меня. Наверно, это интуиция. А у вас никогда такого не было: вы встречаете человека, и вам кажется, что вы с ним когда-то были знакомы?

– Дежа вю? При чем здесь это, мистер Рэмси? Лучше ответьте, почему вы следили за Кэсси? Надеюсь, вы не будете отрицать, что занимались этим последние три вечера?

Он покачал головой.

– На самом деле это продолжалось пять вечеров. Вы просто не заметили меня в первые два. – Его карие глаза вдруг насмешливо заблестели. – Вы проявили гораздо больше терпения, чем я ожидал. Я думал, что уже на второй день вы окажетесь на скале.

– Это я собиралась сделать сегодня.

– Я понял, поэтому и решил упростить дело и прийти сам. Скажите мне, вы и вправду думаете, что я могу представлять угрозу для Кэсси?

– Откуда я знаю? – Она сердито посмотрела ему в глаза. – Но я, черт возьми, узнаю! Пусть вы выглядите как идеал американского парня, это ничего не значит! Иногда и на зараженной почве могут вырасти очень красивые цветы.

Эндрю усмехнулся.

– Я рад, что вы считаете меня привлекательным, но сравнение с зараженной почвой? Оригинальное, по меньшей мере. – Он перестал улыбаться. – А что бы вы сделали, если бы я действительно оказался каким-нибудь маньяком?

– Прогнала бы вас отсюда.

– А если бы это не удалось? Позвали бы полицию?

– Пока преступление еще не совершили, полиция не всегда может что-то сделать. Я бы сама с вами разобралась.

– Как? – спросил он с некоторым удивлением. Лили улыбнулась приторно-сладкой улыбкой.

– У меня в домике есть «смит-вессон» тридцать второго калибра. Если бы я обнаружила, что вы представляете опасность для Кэсси, я бы отстрелила вам ту часть тела, которую мужчины ценят столь неоправданно высоко.

Эндрю расхохотался.

– Ничего не скажешь, действительно эффективно.

– Вполне. – Она пристально изучала его лицо. – Но почему-то мне не кажется, что вы извращенец.

Улыбка тронула его губы.

– Благодарю вас.

– И, тем не менее, вы можете быть немногим лучше. На какое издание вы работаете?

– А, так теперь я один из нахальных папарацци?

– А что, все сходится, не так ли? Вы знаете, кто такая Кэсси, и пасете ее тут почти неделю.

– Я ее не пасу.

– А как вы назовете это выслеживание со скалы?

ЗАМОК НА ПЕСКЕ

221

– Наслаждением. – Он посмотрел вслед легонькой фигурке Кэсси, которая поднималась по ступенькам дома. – Это наслаждение. Она просто замечательна, не правда ли?

– Да.

Эндрю опять посмотрел на Лили.

– Вы все еще думаете, что я хочу поместить ее фотографию на обложку журнала?

– Вы знаете о нас слишком много, мистер Рэмси, а я не верю в случайные совпадения.

– Эндрю, если не возражаете. – Мгновение он изучал ее лицо. – Бедная Лили, я, вряд ли могу обвинять вас в том, что вы ведете себя как тигрица, защищающая детенышей. Ваша жизнь не была особенно легкой, ведь так?

Лили напряглась.

– И что вы выкопали обо мне в своих досье? Он покачал головой, глядя на нее с искренним сочувствием.

– Я не репортер, Лили. Вы никогда больше не увидите свою фотографию на страницах скандальной хроники. Обещаю вам.

«Никогда больше…» Так, значит, он знает. Слова подействовали на нее словно удар в солнечное сплетение.

3
{"b":"8045","o":1}