ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Она действительно красива!

И не только красива, подумал Эндрю. Когда он увидел ее впервые, Лили была девятнадцатилетней девушкой с блестящими каштановыми волосами и большими темными глазами. Его покорило идущее от нее удивительное ощущение юношеской свежести. Теперь Лили сделала стрижку, и волосы едва достигали плеч. Потеряв обаяние юности, она обрела взамен нечто другое. Теперь в ней чувствовались ум, характер и сила духа. Ее фигура казалась гибкой и женственной, а движения стали более решительными. Грудь округлилась, длинные загорелые ноги обрели изящную форму.

Эндрю ощутил знакомое напряжение в чреслах и попытался переключить свои мысли на что-то другое. Сейчас это ни к чему. Секс не должен влиять на то, что ему предстоит сделать. Ироническая улыбка тронула его губы. Легко говорить, когда Лили рядом нет. Но совсем не так легко держать себя в руках, стоя перед ней и воображая, каково было бы лежать на песке, держа ее в объятиях. Как он смотрел бы на нее, ритмично двигаясь в ней. Как эти длинные ноги обвивали бы его в порыве страсти…

– Эндрю!

Эндрю посмотрел на Гуннара и сердито нахмурился, увидев его насмешливую улыбку.

– Черт возьми, ну что ты ухмыляешься? – недовольно бросил он.

– Да скрывай ты хоть немного свои чувства! – хмыкнул Гуннар. – Очевидно, что ты просто умираешь от желания. – Он сознательно задержал взгляд на брюках Эндрю. – Даже слишком!

– Просто мне не стоило ехать сюда с тобой. Ведь не для всех я так открыт.

– Да сейчас только слепой не заметит, что с тобой творится, – примирительно сказал Гуннар, становясь серьезным. – А потом, Джон все равно бы послал меня с тобой. Это ведь не только твое личное дело, Эндрю. Кэсси принадлежит Кланаду, а Кланад защищает всех своих членов.

– Я могу сам защитить ее.

– Возможно, но в этом ты не профессионал. Я-то привык иметь дело с такими вещами, а твои способности лежат совсем в другой области.

– Ты уверен, что опасность не так уж велика? Зачем ты взял с собой Квинби?

– А как я мог ее не взять? – ответил Гуннар. – Квинби бывает очень упрямой. Она волнуется за тебя. А, кроме того, она так легко входит в контакт с детьми, что я предпочел иметь ее поблизости на случай, если придется забрать Кэсси у матери хоть на время.

– Мы не должны этого делать.

– Мы пойдем на это в случае необходимости. – Тон Гуннара не допускал возражений. – И ты прекрасно знаешь, в чем причина.

– Надеюсь, все обойдется. – Эндрю повернулся и стал подниматься по тропе. – Хоть бы у меня хватило времени!

Гуннар не ответил, шагая следом. Оба прекрасно знали, каково положение вещей.

Времени уже совсем не оставалось.

* * *

– Кэсси, я не собираюсь это обсуждать. Я не буду приглашать сюда мистера Рэмси и запрещаю тебе с ним разговаривать, если он опять придет на пляж.

Лили с трудом сдерживала дрожь в голосе. Боже, как это все тяжело. Ну почему Кэсси так упрямится? Стоило матери войти в комнату, как девочка вцепилась в нее мертвой хваткой, требуя разрешить общаться с Эндрю. Теперь, после долгих споров и моря слез, ее обида перешла в гнев.

– Ты же совсем не знаешь этого человека! – устало повторяла Лили. – Нет причины устраивать такой шум!

– Но почему? – опять спрашивала Кэсси. – Ты даже не можешь сказать почему. Раньше ты никогда так со мной не разговаривала! Ты всегда все объясняла.

– Ты должна поверить, я знаю, что для тебя лучше.

Кэсси так яростно замотала головой, что коса закачалась из стороны в сторону.

– Совсем не лучше! Эндрю не причинит мне вреда! Он никому из нас не причинит вреда! Ну почему ты не можешь этого понять?

– Все, Кэсси, довольно. Давай иди в душ, а я приготовлю ужин.

Кэсси продолжала смотреть на нее, яростно сверкая глазами.

– Кэсси!

Кэсси резко развернулась и направилась в спальню.

– Не хочу никакого ужина! Этого Лили уже не могла вынести.

– Постой! – Она сглотнула комок в горле. – Согласна, тебе трудно это понять, но ты же знаешь, я никогда не делала ничего тебе во вред. С Эндрю мы совсем незнакомы. – Она вымученно улыбнулась. – Пойди лучше поработай над концертом. Я разрешу тебе сегодня лечь попозже.

Кэсси бросила на мать взгляд через плечо, в глазах ее блестели слезы.

– Я не хочу сегодня работать. Я больше не слышу музыки. – Она вошла в спальню и закрыла за собой дверь.

Но ведь она слышала музыку раньше, когда резвилась в волнах, с горечью думала Лили. До того как Эндрю Рэмси спустился к ним со своего наблюдательного поста, они с Кэсси были спокойны и счастливы. Теперь же вся их жизнь пошла кувырком. Какого черта? Он должен был держаться от них подальше! Можно подумать, ей не хватает только молодого парня, который вдруг решил взять на себя бремя отцовства. Этот Рэмси, должно быть, только что закончил колледж. Хотя он выглядит зрелым, физически развитым мужчиной, глаза его искрились типично юношеской непосредственностью. У Лили сложилось впечатление, что его уверенность в себе основана, скорее всего, на силе характера, а не на жизненном опыте.

Боль пронзила ее сердце при воспоминании о яростном взгляде, брошенном на нее Кэсси. Господи, подумать только, чтобы ее девочка так на нее смотрела! Отчаяние захлестнуло Лили. Ничего, Кэсси переживет это, твердила она себе. Пройдет пара дней, и она забудет Эндрю Рэмси.

Но нет, Кэсси ничего не забудет. Нет смысла обманывать себя! Она вообще редко что-либо забывает и всегда верна своим привязанностям. По странному стечению обстоятельств одной из таких привязанностей стал, по-видимому, Эндрю Рэмси, и теперь она готова цепляться за него, даже если это означает конфликт с матерью.

Лили медленно пошла к выходу, ничего не видя от слез. Она знала, что в таком состоянии все равно не сможет есть, а чтобы заснуть – об этом нечего и думать. Через минуту она стояла на террасе, глядя на прибой, посеребренный лунным светом, и тщетно пыталась найти выход из положения.

– Позвольте мне поговорить с ней, – раздался вдруг негромкий голос рядом с ней.

Лили вздрогнула и повернулась к ступенькам, ведущим вниз с террасы.

– Я не собирался приходить к вам до завтра, – продолжал Эндрю, поднимаясь к ней. – Но у меня не идет из головы, как отнеслась к вашим словам Кэсси, и я понял, что она будет переживать. Ведь она расстроена, не так ли?

– Да будьте вы прокляты! – Лили нервно сжала руки. – Все было хорошо, пока здесь не появились вы.

Эндрю стоял на террасе, внимательно глядя ей в лицо.

– И вы тоже расстроены. Поверьте, мне жаль, что так вышло, Лили! – Он порывисто шагнул к ней. – Позвольте мне помочь… – Он отступил, покачивая головой. – Хотя нет, еще рано.

– Вы мне поможете, если уберетесь отсюда.

– Это не решение проблемы. Вы же очень близки с Кэсси. Вы знаете, как она это воспримет.

– А вот вы – не знаете! Вы ничего о ней не знаете! Вам что, захотелось поиграть в отца? Но Кэсси не игрушка, которую можно взять, а потом бросить, когда она вам надоест.

– Это не так, Лили.

– Почему я должна вам верить? Моя дочь лежит в постели, вероятно, плачет и даже не позволяет мне ее утешить. – Глаза Лили опять наполнились слезами. – Раньше у нас никогда не было таких ссор. Она всегда меня любила и знала, что я ее люблю… – Слезы мешали говорить. Помолчав минутку, она продолжала дрожащим голосом:

– Пожалуйста, уезжайте, оставьте нас.

– Неужели вы не понимаете, что это невозможно? – В голосе Эндрю прозвучала такая боль, что Лили была поражена. – Я действительно хочу вам помочь. Позвольте мне увидеть ее, Лили.

– Нет.

– Ну пожалуйста! – Лицо Эндрю, озаренное лунным светом, было напряжено, уголки губ опущены. – Я должен что-то сделать. Нельзя вас оставлять в таком состоянии. Дайте мне поговорить с ней всего пять минут, и я постараюсь все уладить.

– И скажете, что вы ее отец?

– Нет. – Он прямо посмотрел ей в глаза. – Не скажу, пока не пойму, что заслужил право так называться, и пока вы сами мне это не разрешите. – Он просяще улыбнулся. – Я даже обещаю, что она поест.

5
{"b":"8045","o":1}