ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Шлюха! Вот ты где! — Из клубов дыма выскочил Пачтал с перекошенным от ярости лицом. Он поднял руку. Джейн увидела блеск стали.

— Ложись! — Картаук толкнул ее так, что Джейн, как подкошенная упала на колени. Клинок просвистел над ее головой.

Пачтал, метнувший кинжал, бросился на нее. Картаук схватил его за руку и завел ее за спину, а потом стиснул ему горло.

Глаза Пачтала налились кровью. Он дергался и извивался, но не мог вырваться из могучих рук мастера. Картаук сделал какое-то неуловимое движение, и Джейн услышала хруст ломаемых позвонков.

Пачтал еще раз дернулся и затих. На лице его застыла искаженная гримаса, которую он много раз наблюдал на лицах своих жертв.

Картаук бросил его на землю, как грязную тряпку. Потом наклонился и поднял кинжал.

— Какая жалость, что это был не Абдар. Но я должен оставить его Руэлу.

— Откуда ты знаешь?.. — крикнула в отчаянии Джейн.

— Знаю, — перебил ее Картаук. — Смотри…

Повернувшись, Джейн посмотрела в ту сторону, куда указывал Картаук, и увидела лежавшего на земле Абдара.

Нога его была вывернута под неестественным углом. Изо рта сочилась кровь. Над ним стоял Руэл. Глаза его сверкали яростью и гневом.

Абдар что-то прохрипел, пытаясь подняться.

— Руэл! — крикнул Картаук и бросил кинжал.

Но Руэл даже не взглянул на клинок, упавший рядом с ним.

— Это будет слишком легкая смерть для него. — Он приподнял Абдара и поволок его к горящей палатке. — Уведи Джейн подальше отсюда.

— Кали накажет тебя! — визжал Абдар, казалось не чувствовавший боли. — Она поразит тебя и раздавит, как муху.

— Скоро ты сможешь обсудить с ней, каким именно образом наказать меня. Ли Сунг!

— Я здесь! — отозвался тот, появляясь из дымовой завесы.

Данор медленными шагами двинулся в ту сторону, где лежал на земле Абдар.

— Уводи слонов. Они сделали свое дело.

— Нет! — завопил от ужаса Абдар, догадываясь, какая казнь выпала на его долю. — Не надо… Только не это!

Ли Сунг издал гортанный крик, и гулкий топот был ему ответом.

— Кали… не простит вам… А-а-а-а!!!

Джейн сомневалась, заметили ли слоны Абдара, которого Руэл оставил на их пути. Они торопились поскорее выбраться из этого ада и быстро шагали к воде.

Правосудие свершилось. Джейн не подняла бы руки, чтобы спасти Абдара. Но и смотреть на происходившее у нее не было сил. Крики Абдара становились все тише, пока, наконец, не раздался последний мучительный стон.

Только после этого она открыла глаза.

Руэл стоял и пристально смотрел на то место, где он оставил махараджу. И жестокое удовлетворение пылало в его глазах.

— Поезжайте сами, — сказал Картаук, усаживая Джейн и Руэла в лодку. — Мне надо вернуться к палатке Абдара.

— Зачем? — не поняла Джейн.

— Маски, — коротко ответил Картаук. Джейн содрогнулась.

— Пусть остаются там. Они тебе не нужны.

— Я не могу оставить их. Я не хочу, чтобы та мука, что терзала этих людей, осталась запечатленной на века. Я не верю в силу и энергию зла. Но я не хочу, чтобы такой благородный металл, как золото, хранил память об этом злодейском поступке.

— Но что ты можешь сделать?

— Расплавить их и создать нечто прекрасное. Красоту вместо уродства.

— И маску Йена ты тоже хочешь расплавить?

— Не уверен. — Он задумчиво свел брови. — Когда Пачтал говорил о ней, что-то беспокоило его. И я, кажется, догадываюсь. — Он оттолкнул лодку от берега. — Я приеду в лагерь, как только найду их.

22

— Я нигде не вижу Ли Сунга, — сказала Джейн, вглядываясь в торжествующие лица островитян, когда они вышли на берег.

— Он здесь, не волнуйся за него, — ответил Руэл.

И в эту минуту они увидели, что юноша спешит им навстречу. Ему с трудом удавалось пробиваться сквозь ликующую толпу, потому что то один, то другой островитянин спешил приветствовать его. Когда Ли Сунг, наконец, добрался до них, лицо его сияло, воодушевленное восторгом победы, что светился и на лицах остальных циннидар-цев.

— Как мы выглядели со стороны? — спросил он у Джейн.

— Как сказочные добрые духи, — ответила она, — которые пришли наказать грешников.

— Есть ли потери? — спросил Руэл.

— Семь раненых. Ни одного убитого. — Он кивнул в сторону наскоро воздвигнутого навеса. — Ранеными занимаются Маргарет и Тамар.

— А слоны?

— В одного попала пуля. Дилам промывает ему рану. Но она считает, что рана несерьезна.

— Я боялась, что будет хуже. Выстрелов было довольно много…

— Солдаты от неожиданности не успевали как следует прицелиться. Они стреляли куда попало и чаще всего просто в воздух. — Ли Сунг усмехнулся.

— Ты не боялся так долго идти под водой?

— Я несколько раз проверил все трубки, которые мы заготовили с Руэлом. Вода не моя стихия. А сейчас я пойду помогу Дилам.

Джейн смотрела, как он пробирается сквозь толпу. На нем была все та же набедренная повязка, которую он надел перед переправой через реку.

— Что-нибудь не так? — спросил Руэл, увидев выражение ее лица.

— Его нога… он никогда и никому не позволял смотреть на нее. Даже я не видела…

— Кажется, теперь он забыл о ней. Ему нечего скрывать, — ответил Руэл. — Все мы рано или поздно понимаем, что можем раскрыться.

Джейн перевела на него радостный взгляд. Руэл говорил не только о Ли Сунге. Он имел в виду и себя тоже, и это означало, что она может надеяться на полную его откровенность с ней.

— Что будем делать теперь?

— Завтра вернемся во дворец, посмотрим, что там можно восстановить, а что придется отстраивать заново. — Его лицо омрачилось. — И еще нам надо подумать о том, где мы похороним Йена.

Джейн кивнула и, подойдя к нему, положила голову на плечо. Руэл обнял ее. И его объятие было полно силы, уверенности и… нежности.

Четыре часа они ждали возвращения Картаука. Маргарет не сводила глаз с реки, вглядываясь, не появится ли лодка.

Когда он, наконец, ступил на берег, Маргарет обрушилась на него с упреками, выплескивая переполнявший ее страх за него:

— Тебе мало было всего случившегося? Что ты рыскал там, как кладбищенский вор?!

— Какая нежная встреча, — ответил Картаук.

Маргарет запнулась.

— И это все, что ты хотела сказать мне? Стоило ли ради этого сидеть на берегу и поджидать меня?

— Ты сам знаешь, что я хотела бы сказать! — сердито ответила она.

— И все-таки ты должна высказать это сама. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Это очень важно… для тебя самой.

Маргарет воинственно вздернула подбородок и нехотя выдавила:

— Мне… очень жаль, что я наговорила перед твоим отъездом. Ты знаешь, я боялась за тебя…

— У меня гора свалилась с плеч, — улыбнулся он ей ясной улыбкой.

— Ты слишком хорошо знаешь меня, и незачем заставлять меня повторять то, что тебе известно лучше меня. Это безжалостно с твоей стороны…

— В высшей степени безжалостно, — согласился он. — A теперь разведи огонь. Я пойду к Медфорду и принесу маску Йена.

Маргарет вздрогнула.

— Джейн сказала мне, что ты хочешь переплавить их.

— Мы оба хотим переплавить их, мой подмастерье.

— Боюсь, что я не смогу…

— Сможешь, — перебил он. — Разведи огонь на берегу. Нам потребуется вся ночь. Мы не должны никого беспокоить.

Когда Картаук вернулся, костер уже горел. В его руках был небольшой деревянный ящичек. Маргарет отвела глаза от этого предмета и поворошила поленья под большим закопченным котлом.

— Я уже положила в него маски. И хотя я старалась не смотреть на них… Ты прав, Абдар — монстр. И если бы он не погиб здесь, то принес бы еще столько зла ни в чем не повинным людям.

— Мне не хотелось, чтобы ты делала все одна. Я бы уберег тебя от этого зрелища, — мягко сказал Картаук.

— Чем скорее исчезнет этот ужас, тем лучше. У меня такое впечатление, что я освободила души этих людей от мук. Положи сюда скорее и маску Йена.

100
{"b":"8046","o":1}