ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет.

Маргарет замерла. Картаук придвинул к ней ящичек.

— Открой его и посмотри.

— Нет! — Маргарет отвернулась. — Я не хочу видеть, как он страдал.

Картаук сам открыл ящик.

— Если ты подойдешь и посмотришь на эту маску, тебя не будут терзать угрызения совести. Или ты теперь совсем не доверяешь мне?

Она смутилась.

— О чем ты говоришь?

— Сделай, как я говорю. Покажи, что ты по-прежнему веришь мне…

Она проглотила комок, застрявший в горле.

— Не заставляй… — Она встретилась с ним взглядом. — Будь милосерднее…

Картаук молча смотрел ей в глаза. Маргарет медленно, с огромным трудом перевела взгляд на маску, лежавшую на бархатной ткани. И резко выдохнула, пораженная увиденным.

— Боже! — Ее рука потянулась к лицу Йена, словно она хотела погладить его. — Он выглядит…

— Радостным, счастливым… и свободным, — подсказал Картаук. — Он победил их. И эта победа принесла ему удовлетворение.

— Свет… — медленно проговорила Маргарет, чувствуя, как начинает таять твердый комок в ее груди. — Я забыла про свет, о котором он всегда говорил.

— Никогда не забывай об этом. — Картаук сделал паузу. — Сохрани эту маску.

Маргарет пристально посмотрела на маску еще раз и медленно покачала головой.

— Мне не нужно то, что Абдар оставил в память о Йене. — Она поднялась и бросила маску в котел. Ее глаза блестели от слез облегчения, когда она повернулась к нему с робкой улыбкой. — Сделай что-нибудь необыкновенно прекрасное, Картаук. То, что потрясло бы сердце каждого и смягчило душу.

Картаук закрыл котел крышкой.

— Задача, достойная великого мастера… Нам придется поддерживать этот жар всю ночь. Температура не должна упасть. — Он сел на землю. — И как полагается скромному подмастерью гениального мастера, ты будешь приносить дрова.

— А ты будешь праздно сидеть и смотреть, как пляшут язычки пламени?

— Конечно.

Она присела рядом с ним:

— Настоящий язычник.

— Вот именно.

Так они и сидели всю ночь. Тишина окружала их со всех сторон. Чистое, яркое пламя беззвучно пожирало все новые порции дров, которые они молча подкладывали в костер. Ближе к рассвету Маргарет решилась.

— Мне нужно кое-что сказать…

— Думаю, тебе не стоит этого делать, — не глядя на нее, ответил Картаук.

— Несмотря на то, что Йена нет в живых, — продолжила Маргарет, не слушая его, — я все равно не смогу… — Она не закончила фразу и после короткой паузы договорила: — Я уже никогда не смогу чувствовать к тебе то, что чувствовала прежде.

— Я знаю, — спокойно ответил он.

— Теперь все изменится.

— Все всегда меняется. Чередуются времена года, рождаются дети, умирают люди…

— Я хотела сказать, что не смогу…

— Тсс, — Картаук прямо встретил ее взгляд. — Я знаю и это. — Он опустился на корточки и пошевелил угли. — По-моему, нам нужны еще дрова, подмастерье.

— Эту тяжелую корзину нужно отнести на корабль, Тамар, — скомандовала Джейн и, перейдя в другую комнату, указала на большую вазу, стоявшую возле парадной двери. — И это тоже надо упаковать. Мне всегда особенно нравилось…

— Ты куда-то собираешься?

Джейн обернулась.

В дверях стоял Ли Сунг, оглядывавший перевязанные сундуки, ящики и корзины.

— Конечно, нет, — ответила ему Джейн. — Маргарет решила похоронить Йена в Гленкларене. Она отплывает через два дня. Я подумала, что ей нужно забрать отсюда кое-что, чтобы украсить замок.

— Гленкларен не Циннидар. Что уместно здесь, будет казаться там странным и чуждым.

— То, что красиво, остается красивым везде, — возразила она озабоченно и повела Ли Сунга на террасу. — Как идет работа на складах?

— Многое разрушено, многое погибло. Медфорд считает, что придется заменить колею на протяжении пяти миль. Нам повезло, что Абдар прошел не так много…

— Очень повезло, — насмешливо ответила Джейн. — Думаю, как только мы закончим восстановление колеи, до завершения дороги останется только месяц.

Ли Сунг покачал головой.

— Два месяца.

Джейн недоуменно посмотрела на него.

— Почему? Я понимаю, что сейчас нам нет необходимости спешить, как раньше, но все равно это слишком…

— Я должен уйти…

— Куда? — еще больше удивилась Джейн.

— Дилам сказала, что высокий совет приглашает меня. Я не могу отказаться, не оскорбив циннидарцев.

— Но зачем это тебе? — слегка понизив голос, спросила Джейн.

— Пора изменить место мужчины в этом обществе, — усмехнулся он весело. — Битва с Абдаром принесла мне большое уважение. И не стоит упускать такой возможности. — Он помолчал и добавил совсем другим тоном: — Кроме того, наступило время познакомиться с детьми Дилам.

Джейн слабо улыбнулась.

— Неслинг?

— Больше, чем неслинг, — мягко возразил он.

— Она замечательная женщина. Счастья тебе, Ли Сунг. — Говоря это, Джейн уже не испытывала грусти. Она не ощущала себя одинокой и потерянной. Пути их разошлись, но узы, связывающие их, остались навсегда. Они слишком крепки. Никакое расстояние не порвет их. Странно, что она не поняла этого сразу. — Спасибо, что пришел сказать мне об этом первой.

— Нет, я пришел не за этим, — ответил Ли Сунг. — Я пришел к Руэлу — сказать, что он дурак.

Джейн растерянно смотрела на него:

— С чего это тебе пришло в голову?

— Я говорил с Медфордом. Руэл поверил, что ты заказывала рельсы, из-за которых произошла авария в Казанпуре? Так ведь?

Этого следовало ожидать. Последние дни Ли Сунг и Медфорд работали бок о бок.

— Почему ты мне не сказала об этом?

— Я… не могла.

— Я знаю, почему ты не сказала мне. — Он встретился с ней глазами. — Но почему ты не сказала об этом Руэлу… Из-за Патрика? Ты дала ему обещание?

— Это плата за то, что он сделал для меня.

— Но я не связан обещанием. И я расскажу обо всем Роэлу.

— Нет! Это все осталось в прошлом.

— Но он должен узнать, что ты ни в чем не виновата.

— Я проявила доверие к человеку, которому не имела права доверять. В этом и заключается моя вина. — Видя, что выражение лица Ли Сунга остается прежним, она поспешно добавила: — Руэл сейчас чувствует еще большую вину по отношению к Йену, чем я. Мне не хочется, чтобы он один нес эту ношу на своих плечах. Груз, разделенный на двоих, становится намного легче.

Ли Сунг с пониманием кивнул.

— Но не слишком ли тяжела эта ноша?

— Я взяла ее по собственному желанию. Руэл любит меня, несмотря ни на что. И самое большое счастье для меня видеть это.

— И ты никогда не расскажешь ему?

Она покачала головой.

— Дай мне обещание, что и ты не сделаешь этого. Пообещай, что не расскажешь Руэлу…

— Что именно он не должен мне рассказывать? — поинтересовался Руэл, стремительно и легко взбегая по ступенькам. — Есть плохие новости, Ли Сунг? Что-нибудь на строительстве?

Джейн умоляюще смотрела на своего друга.

Тот поколебался.

— Джейн хотела рассказать тебе обо всем сама.

— Так в чем дело?

— Я собираюсь уехать на некоторое время. Это, конечно, скажется на сроках строительства. Но не так уж сильно.

Джейн с облегчением вздохнула.

Руэл еще некоторое время смотрел вслед Ли Сунгу, пока тот не вышел из дворца, а затем повернулся к Джейн.

— Но это не все новости. Ты что-то…

Джейн поторопилась отвлечь его.

— Мы вернемся позже к этим вопросам. — Она помолчала. — …После свадьбы.

Руэл замер.

— Свадьбы?

— Ты хочешь сказать, что не собираешься жениться на мне? Должна тебя предупредить, что я не из тех женщин, которые легко сносят такие оскорбления.

— Ну, конечно! — нетерпеливо воскликнул он. — Я боялся, что жизнь, которую я собираюсь предложить тебе, будет не по вкусу…

— Но предложение остается в силе?

— Если тебе не нравится дворец, я могу сровнять его с землей и выстроить лачужку.

— Ли Сунг считает Циннидар земным раем, как и ты. Рай не самое худшее место для житья. — Она улыбнулась, глядя на многоярусную террасу. — Со временем, быть может, я приспособлюсь и ко дворцу, смогу оценить все прелести жизни в нем…

101
{"b":"8046","o":1}