ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Кто это?» — подумала она, не в состоянии понять, почему он сидит рядом с нею.

— Все в порядке, милая. Рука лишь слегка задета, и потеря крови небольшая. — Мужчина улыбнулся. — Я вижу, что вы никак не можете вспомнить, кто я. Меня зовут Йен Макларен, граф Гленкларенский. Руэл — мой брат.

И тут Джейн начала припоминать случившееся. Она подняла левую руку перед собой. Рукав ее рубашки был оторван, и на предплечье лежала тугая чистая повязка. Она обвела взглядом комнату.

— Где…

— Отель «Найала». Когда вы упали в обморок, мы решили перенести вас сюда: это намного ближе, чем до вашего бунгало.

— Я никогда не падаю в обморок! — сердито возразила Джейн.

— Конечно, нет, — серьезно кивнул Йен в ответ. — Скажем так: вы очень крепко заснули.

— Где Руэл?

— Это его комната. Но он испачкался в крови, пока нес вас на руках. И я отправил его в мою комнату переодеться. Я боялся, что вас может встревожить вид крови, когда вы… проснетесь.

Йен говорил о том, что он отослал Руэла, таким тоном, как если бы речь шла о непослушном мальчишке. Представить себе человека, с которым она познакомилась у Цабри, выполняющим чьи-либо приказания Джейн была не в состоянии. Взгляд ее обратился к темному окну.

— Который час?

— Почти час ночи. Как я уже сказал, вы немного вздремнули.

Джейн с трудом приподняла голову, пытаясь сесть.

— Мне надо вернуться к себе.

— Ты спокойно можешь остаться в моей комнате. А я переночую у Йена. — В дверях стоял Руэл. Он успел переодеться. На нем были бежевые брюки, свежая белая льняная рубашка и коричневые ботинки.

Он подошел к ней, и Джейн снова отметила ту грацию, с которой он двигался.

— Я пошлю записку Рейли и сообщу, где ты, чтобы он не беспокоился.

— Нет! — быстро ответила она. — То есть я хотела сказать, что очень благодарна вам, но я не хочу, чтобы он…

— …узнал, где ты провела вечер? — мягко уточнил Руэл. — А кто такой Пачтал, Джейн?

Она молчала.

— Думаю, что мне следует напомнить тебе о том, что я убил человека, который, по всей вероятности, следил за тобой. — Он пожал плечами. — И не раскаиваюсь. Презираю тех, кто нападает сзади. Но я имею право знать, чем это грозит мне.

Джейн вцепилась в одеяло.

— Ничем. Скорее всего, это один из подручных Пачтала.

— А кто такой Пачтал?

— Он служит принцу Абдару, — ответила Джейн и торопливо добавила: — Махараджа не рассердится: Абдар сам позаботится, чтобы до отца не дошли слухи о происшедшем.

— А почему Абдар послал убийцу к дому Цабри?

Джейн понимала, что у Руэла есть все основания задавать подобного рода вопросы. Но, с другой стороны, чем меньше ему будет известно, тем лучше. Она отбросила одеяло.

— Мне надо идти. Рано утром я должна быть на работе.

— День, а то и два рабочие вполне обойдутся без тебя.

— День или два? — Она посмотрела на Руэла, как на сумасшедшего. — Через две недели начинается сезон дождей. Я не могу позволить себе потерять даже час.

— Рейли поработает немного один, пока ты не придешь в себя. Ведь это он заключил договор на строительство, не так ли?

Джейн ничего не ответила. С трудом заставив себя спустить ноги с кровати, она попробовала встать.

В глазах у нее тотчас потемнело. Комната качнулась сначала вправо, потом влево.

— Что ты делаешь? — Вовремя подоспевший Руэл успел поддержать ее. — Ложись немедленно!

— Нет. Мне уже лучше. — Джейн говорила правду. Хотя она все еще чувствовала слабость, комната больше не качалась. — Я должна…

— Идти на работу? Заниматься этой дерьмовой дорогой? — вскипел Руэл.

— Не выражайся так грубо в присутствии леди, — осуждающе заметил Йен. — Но я согласен с ним в том, что вам необходимо отдохнуть, милая.

— Спасибо за участие, — ответила Джейн.

— Хорошенькое выражение, — раздраженно заметил Руэл. — Она прыгает на кинжал, предназначенный мне, а я живо принимаю участие, предлагая ей отдохнуть в своей комнате? Каково?

— Ты здесь ни при чем, — ответила Джейн. — Произошла какая-то ошибка.

— А мне кажется, что очень даже при чем, — мрачно проговорил Руэл. — И во всяком случае, я твой должник. А я привык оплачивать свои долги.

— Ты ничего мне не должен.

Его лицо вдруг озарилось улыбкой, и гнев растаял, как тонкий ледок под ярким весенним солнцем.

— А я слышал одно китайские изречение, где говорилось: если ты спас человека — его жизнь принадлежит тебе. — Синие глаза весело смотрели на нее. — Теперь тебе не удастся отделаться от меня.

Странное чувство охватило Джейн: его голос как будто звал за собой, обещая впереди что-то волнующее, тревожное и прекрасное. Как будто вновь она услышала печально-призывный гудок паровоза в ночи, как будто дальняя дорога поманила ее.

— Ты согласна? — спросил Руэл, вглядываясь в ее глаза.

Еще ни одному человеку не удавалось коснуться этих невидимых струн в ее душе, как это удалось Руэлу, которого она знала всего несколько часов. Должно быть, он хорошо освоил науку обольщения женщин в такого рода заведениях, как то, где они встретились.

Мысль об этом сразу отрезвила Джейн.

— Нет, — ответила она решительно и на одно мгновение почувствовала удовлетворение, увидев удивленное лицо Руэла. Но Джейн поняла и то, что ей не удастся выстоять против такого умелого и опытного противника. Значит, самое главное для нее — как можно скорее закончить этот тягостный разговор. — Но я очень благодарна вам обоим, что вы были так внимательны…

— Нет, нет. — Руэл встал перед ней, загораживая дорогу к двери. Он снова помрачнел. — Ступай в постель. С первыми лучами солнца, черт тебя подери, мы отправимся на эту дорогу, без которой ты не можешь жить.

— Мы?

— Да, мы. На ее строительстве занято столько людей. Почему бы и мне не попробовать? Надо, чтобы кто-то приглядывал за тобой. Иначе ты просто надорвешься.

«Кто-то приглядывал за тобой…»

Эта фраза оказала на Джейн странное магическое действие, будто открылись какие-то заржавевшие дверцы и свежая, чистая струя воздуха ворвалась в тайные закоулки ее души.

— Это работа не для тебя.

— Несколько дней пойдут только на пользу. Она оглядела со вкусом обставленный гостиничный номер.

Руэл угадал, о чем подумала Джейн.

— Спроси у Йена, где он нашел меня в Крюгенвилле. Чтобы добиться приема у махараджи, приходится соблюдать правила приличия. Но я не брезгую никакой работой.

Джейн вспомнила про мозоли, которые она почувствовала, когда провела пальцем по его ладони.

— Ложись, — снова повторил Руэл. — А на рассвете я разбужу тебя.

Джейн почувствовала, что у нее нет сил спорить и сопротивляться. Она послушно легла и натянула на себя одеяло. Пусть попробует один день позабивать костыли — это сразу отрезвит его.

— Мне нужна чистая рубашка, чтобы никто не заметил повязку на руке.

— Думаю, мне без труда удастся найти лишнюю.

— Нет. — Джейн кивнула на Йена. — Лучше, если он даст свою. Он больше. Мне нужна рубашка попросторнее.

Йен улыбнулся:

— С удовольствием уступлю вам свою.

— И обязательно разбудите меня на рассвете. — Джейн закрыла глаза.

— Может, все-таки сообщить Рейли, где ты? — спросил Руэл.

— Он никогда не интересуется, где я была. И к тому же он все равно встает намного позже и не заметит, что я не ночевала дома.

— Вот как, — едко заметил Руэл. — Значит…

— Идите, — сказала Джейн, не открывая глаз — Вы не даете мне заснуть.

Она слышала, как Йен одобрительно засмеялся.

— Наконец-то тебя поставили на место. Идем ко мне и выпьем по стаканчику виски. Ну и духотища! С каким удовольствием я бы оказался сейчас в Гленкларене.

— Ты не устаешь повторять это каждый день.

— Не повредит, если я напомню еще раз. Мне показалось, что с каждым днем ты все спокойнее воспринимаешь эту мысль.

Дверь за ними закрылась. И Джейн, по-прежнему не открывая глаз, подумала, какой странный контраст являли собой эти два человека. Руэл — подвижный и блестящий, как ртуть. Его брат — уравновешенный и твердый в своих нравственных принципах, как гранитная скала. Однако, несмотря на всю разницу, она чувствовала, какие крепкие узы связывают их.

16
{"b":"8046","o":1}