ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не буду твоей, Руэл. Забудь об этом.

— Нет, будешь. И мы насладимся близостью, каждой минутой, проведенной вместе. — Он увидел, что она собирается что-то возразить, и поднял руку. — Я не буду ни грубым, ни жестоким, ни… поспешным, Джейн.

Его слова заставили всплыть в памяти Джейн картину того, как в заведении Цабри, совершенно нагой, он откинулся на кровати и ленивым движением потер одной ногой о другую.

Странное стеснение в груди не давало ей перевести дыхание. Почему-то не хватало воздуха.

— Я не буду наслаждаться…

— Будешь, черт возьми! — Сдержанная холодность вдруг исчезла. Голубые глаза сверкнули синим пламенем. — Я не из тех мужчин, которые приходили в публичный дом, где ты выросла. Я — Руэл Макларен. И ты будешь ощущать это каждую минуту, когда я буду с тобой.

Еще одна картина сама собой всплыла в памяти: как он поднимался навстречу ей с кровати…

Краска залила ее лицо.

— Хватит говорить о том, что…

— Хорошо. Не будем. — Он смотрел прямо перед собой и говорил быстро и жестко. — Но я буду думать об этом так же, как и ты. Желание иссушает меня. Знай, что каждый раз, когда я бью молотом о костыль, я думаю о тебе. Каждый раз я думаю о том, что вхожу в тебя. — Его голос стал еще более хриплым. — Ив каждый удар я вкладываю всю свою силу и мощь, потому что хочу войти как можно глубже. — Он тронул ногами своего жеребца, пуская его в галоп. — Помни об этом, Джейн.

Джейн услышала удар молота по костылю.

И этот удар вызвал сразу ответную дрожь во всем теле.

«Я слышала этот звук тысячу раз, — попыталась убедить она себя. — И никогда не обращала на него особого внимания».

Но после того, что ей сказал Руэл, она уже не могла не замечать его. Соски ее грудей болезненно ныли в ответ. И каждое прикосновение к рубашке вызывало в теле волну жара.

Руэл снова взмахнул молотом. Мышцы на его руках, на спине, на груди напряглись и отливали золотом.

А потом молот со страшной силой обрушился на костыль, и он сразу на несколько дюймов вошел в землю.

И в ответ напряглись мышцы Джейн.

Что с ней происходит? Она вся горит. Джейн поднесла руки к пылающим щекам.

Жарко. Это все из-за солнца.

Она быстрым шагом подошла к разносчику воды и отрицательно покачала головой, когда он протянул ей воду для питья. Сложив ладони, она вытянула их перед собой. Набрав полную горсть, Джейн плеснула воду себе в лицо, а затем провела влажной ладонью по шее. Стало немного легче. Ну конечно, все дело в этом солнце.

Руэл, прервав работу, смотрел на нее.

Он слегка расставил ноги, обеими руками удерживая молот.

Джейн вдруг почувствовала, что вместе с каплей воды, что скатывается меж ложбинками грудей, скользит и его взгляд.

Соски сразу напряглись и заныли.

Руэл провел языком по губам.

И снова дрожь волной прошла по телу Джейн.

Это было невыносимое ощущение. Томительное, тягучее и болезненное.

Вот Руэл вновь поднял молот. Удар, и костыль глубоко вонзился в землю.

— Ты не стала дожидаться меня вчера, — негромко сказал Руэл. — Почему ты убегаешь?

— Я не убегала, — резко возразила Джейн, быстро шагая по шпалам через мост ущелья Сикор.

Она чувствовала на себе его взгляд. И снова все тело напряглось при воспоминании о том, как он стоял, расставив ноги и поднимая молот вверх.

— Не сопротивляйся. Отдайся мне, и тебе сразу станет легче. Тебе понравится. — Его голос снова внезапно стал хриплым. — Видит Бог, мы оба нуждаемся в этом. Мне кажется, я просто схожу с ума.

Джейн уже почти бежала, спотыкаясь о шпалы.

— Осторожно, черт бы тебя побрал, — пробормотал Руэл. — Ты что, хочешь свалиться в ущелье?

— Зато искалеченная женщина не будет вызывать у тебя желания!

Он сдавленно рассмеялся.

— Может быть, это и вызовет некоторые трудности, но мы сможем приспособиться. Хочешь, я опишу тебе, как мы могли бы проводить с тобой время?

— Нет. — Джейн не чаяла, когда она доберется до баньяновой рощи, где стояли лошади. Вскочив в седло, она обернулась к Руэлу. — Если ты придешь завтра, я скажу Робинсону, чтобы он вышвырнул тебя.

— Нет, не скажешь. Потому что это выведет меня из себя, и может статься, ты останешься без надсмотрщика. — Руэл улыбнулся. — Ты ведь знаешь, как опасно выводить меня из себя… Лучше не усложнять такие простые вещи. Приди ко мне!

Солнечный свет пронизывал его волосы. Казалось, он купается в лучах солнца, легкой походкой направляясь к ней. Джейн не могла отвести от него глаз, как это не удавалось ей делать в течение дня, когда он взмахивал своим проклятым молотом.

— Нет! — почти отчаянным голосом выкрикнула она и пустила Бедилию галопом вперед.

— Сегодня ночью на склад пробрался Ли Сунг, — сказал Йен.

Руэл напрягся как пружина.

— Ты уверен?

— Конечно. Иначе я не стал бы говорить тебе. У него есть свой ключ. Вечером на склад заходила Джейн. У нее в руках был мешок. А когда она ушла, руки у нее оставались пустыми. Через два часа пришел китаец и унес мешок. Я шел следом за ним, но потерял из виду, когда он дошел до базара.

— Нарочно? — спросил насмешливо Руэл.

— Мне продолжать наблюдать за складом?

Руэл поколебался немного.

— Думаю, не стоит. Мы узнали самое главное.

— Как не похоже на тебя. Обычно ты более нетерпелив.

Руэл и на этот раз сгорал от нетерпения. Все в нем кипело. Он напоминал вулкан перед извержением.

Но его нетерпение не имело никакого отношения к Картауку.

5

Дождь начался рано утром два дня спустя.

Небеса словно прорвало, и потоки воды хлынули на землю Джейн удивилась тому, насколько резко произошла смена погоды, и сначала даже обрадовалась ей. Хотя бы потому, что впервые за последние дни ей удалось несколько часов не думать о Руэле. Все ее мысли были заняты новыми трудностями.

К полудню с обеих сторон колеи образовались глубокие лужи. Рабочие скользили при каждом шаге. К трем часам дня пелена дождя стала настолько плотной, что невозможно было различить костыли, стоявшие на расстоянии вытянутой руки. В четыре часа Джейн поняла, что все усилия сопротивляться стихии не приносят ощутимого результата, и попросила Робинсона отпустить рабочих по домам с тем, чтобы они пришли на следующий день как можно раньше.

— Наконец-то, — проворчал Руэл, бросая молот в накрытую брезентом тачку, стоявшую возле колеи. — Я уж думал, что ты хочешь вместе со мной утопить в грязи и всех остальных.

— Можешь не возвращаться, если работа тебе не по душе, — яростно ответила Джейн. — Никто не просит тебя оставаться. Мы не можем бросить строительство. Осталось пройти еще пятнадцать миль, чтобы соединить два отрезка. И мы будем приходить сюда каждый день, пока не закончим все.

— Или — пока ты не свалишься без сил, — сказал Руэл, глядя на нее. — Ты едва стоишь на ногах.

— Но я-то не жалуюсь, — ответила сердито Джейн, направляясь к мосту через ущелье.

— Я тоже не жалуюсь. Можно привыкнуть и к тому, что ты с утра до вечера стоишь под водопадом, — вдруг улыбнулся он.

Джейн, искоса посмотрев на него, с отчаянием подумала, что этот упрямец, наверное, и в аду сумел бы прижиться. И с еще большим отчаянием она заметила, что стоило ему взглянуть на нее, как тело снова становилось непослушным, будто наливалось свинцом.

— Напрасно. Все равно это ничего не даст.

— Ошибаешься.

Джейн чувствовала на спине его взгляд, когда быстрыми шагами шла по мосту. На этот раз вместо лениво струящихся вод под ногами несся грозно ревущий поток. И Джейн с гордостью отметила, что опоры выдержали натиск стихии. Она снова попыталась сосредоточиться на мыслях о строительстве. Попыталась заставить себя забыть о том, как Руэл стоял в мокрой рубашке, прилипшей к телу так, что вырисовывался каждый мускул, и смотрел на нее. Сейчас для нее главное — придумать, как преодолеть трудности, что их ожидают в ближайшем будущем, и не обращать внимания на эту непонятную ноющую болезненную пустоту внутри.

24
{"b":"8046","o":1}