ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А я?

— И ты тоже — часть Гленкларена.

— Не стану отрицать этого, — улыбнулся Йен. — Мне дорог каждый камешек на нашей дороге, каждый прутик в саду и каждый побитый молью ковер в доме.

— Ну и возвращайся обратно.

Но Йена не так-то просто было переубедить, если он что-то решил.

— Только вместе с тобой. — Он опустил глаза вниз и не без усилия проговорил: — Ты же знаешь, что я не приезжал за тобой только потому, что был жив отец. Вместе вам было бы там слишком тесно. Старик был не прав. Но мне ничего не удавалось поделать с ним. Ты знаешь его упрямый характер. И все же я всегда чувствовал себя виноватым от того, что ты…

— Перестань казниться, — покачал головой Руэл. — Тебе нелегко было все время лавировать между нами, и я не ждал, что ты сумеешь переубедить его.

— А я надеялся до последнего, что он поймет свою неправоту. К сожалению, мне не хватало решимости…

На мгновение, глядя на Йена, Руэл почувствовал прилив теплых родственных чувств. Любовь? Какая ерунда! В его душе уже давно все перегорело. Любовь — опасная вещь. Она делает человека уязвимым. Вот почему никогда нельзя копаться в душе. Лучше скользить по поверхности:

— Ну и глупо с твоей стороны.

— Может быть, и глупо, — снова улыбнулся Йен, — но я собираюсь увезти тебя в Гленкларен.

Руэл смотрел на Йена со смешанным чувством раздражения и беспомощности. Брат всегда корил себя за то, что отец третировал младшего сына, и сейчас, судя по всему, хочет восстановить справедливость. Руэл слишком хорошо знал непоколебимое упорство, с которым Йен, приняв однажды решение, следовал ему до конца, независимо ни от чего.

— Зачем мне возвращаться туда? Что я там потерял?

Слова его, как он сам видел, не возымели никакого действия. И в первый раз за все это время Руэл понял, насколько серьезным препятствием для достижения желанной цели оказался неожиданный приезд брата. Ему и без того предстоит масса сложностей, и если Йен будет повсюду таскаться за ним, ни к чему хорошему это не приведет.

— Черт возьми! Надеюсь, ты не собираешься торчать здесь?

— К сожалению, придется.

— Убирайся к чертям собачьим. Оставь меня в покое.

— Как только мы ступим на палубу парохода, который повезет нас домой, ты ни разу не увидишь меня.

— Но я не собираюсь в Гленкларен. Как только я поправлюсь, я поеду в Казанпур.

— А не в Циннидар?

— Скажем так: Казанпур — это перевалочный пункт, откуда я попаду в Циннидар.

Йен нахмурился.

— Где он хоть находится?

— В Индии. Город Казанпур — самый большой город, можно сказать, столица провинции, которой управляет махараджа Савизар.

— Зачем тебе тащиться в еще одну языческую страну? Едем лучше сразу…

— Нет, мне надо в Казанпур, — упрямо процедил сквозь зубы Руэл.

Йен пристально посмотрел на брата и, смиряясь с его решением, вздохнул.

— А у тебя хватит денег на дорогу?

— Три месяца мой участок давал хороший навар. И даже после того, как я отдал изрядную сумму Миле, у меня осталось достаточно на дорогу и на жизнь в Казанпуре.

— Очень хорошо. В таком случае, можешь рассчитывать на мою компанию. К несчастью, хотя Гленкларен по-прежнему все еще богат землями, само поместье не приносит никакого дохода. Точно так же, как и в те времена, когда ты нас покинул. Я поеду с тобой, дождусь, когда ты устанешь от своих дурацких затей, и мы вместе вернемся домой. Без тебя моя нога не переступит порога родного дома.

— А если не устану?

— Подожду еще.

— Йен, черт тебя побери! У меня в Казанпуре важное дело. И нет времени…

— Я тебя не тороплю, — спокойно ответил Йен и, встав, прошел к печке. — Расскажешь мне про свои дела в Казанпуре попозже. А сейчас бери ложку и миску. Хватит спорить. Тебе пора подкрепиться как следует. Куда бы ты ни держал путь, тебе везде понадобятся силы.

Казанпур, Индия

6 мая 1876 года

— Добрый вечер, мисс Барнаби! Разве никто не предупредил вас, что иностранкам лучше не показываться в этой части города после наступления темноты, к тому же без сопровождающих?

Голос, донесшийся из мрака, был негромким и мягким, но в нем таилась такая опасность, что сердце Джейн на секунду замерло, а потом бешено заколотилось. Обернувшись, она увидела в нескольких ярдах от себя принца Аб-дара. Рядом с ним шел красивый молодой человек, его всегдашний спутник, Пачтал! Господи! Она была уверена, что приняла все меры предосторожности. Ей и в голову не приходило, что они смогут выследить ее.

Повинуясь первому порыву, Джейн рванулась вперед, надеясь затеряться в темноте пустынной улицы.

Но было слишком поздно. Не успела она сделать нескольких шагов, как сильная рука схватила ее за плечо и заставила развернуться.

Перед нею стоял Абдар.

— Как невежливо убегать, когда я хочу поговорить, — сказал он и поставил фонарь на землю. — Как ты думаешь, Пачтал, наверное, ее следует наказать за это!

Джейн закусила нижнюю губу, чтобы не вскрикнуть от страшной боли, когда Пачтал резко вывернул ей руку. Она выпустила мешок, который несла с собой. Из-за слез, что навернулись на глаза, лицо принца Абдара, белый тюрбан на его голове начали расплываться.

— Еще несколько дней назад я хотел поговорить с тобой. Но ты не пожелала прийти ко мне. Вот я и подумал, что будет лучше, если мы выберем более укромное местечко. Итак, отвечай: где прячется Картаук?

— Я не знаю никакого Кар… — Мучительная боль вновь пронзила тело.

— Видишь, Пачтал начинает терять терпение, — вкрадчивым голосом проговорил Абдар. — Он бы с большим удовольствием сейчас развлекался во дворце. Мало радости три вечера подряд выслеживать тебя в темных грязных закоулках. Представляешь, как ему будет досадно, если эти усилия окажутся напрасными…

Джейн отчаянно пыталась придумать, как ей добраться до ножа, запрятанного в ботинке.

— Мне жаль вас разочаровывать, но я ничем не могу помочь вам.

— Для иностранки ты слишком хорошо знаешь все закоулки на базаре. Где он прячется?

— Не знаю. Я же сказала, что…

Пачтал снова резко вывернул руку, слегка приподняв ее, и от боли у Джейн потемнело в глазах. Пламя в фонаре, который держал Абдар, казалось, качнулось и потускнело. Джейн с ужасом поняла, что она вот-вот потеряет сознание. Нет! Ей нельзя падать в обморок в такую минуту.

— Еще раз! — приказал Абдар.

В течение какого-то мгновения, которое показалось Джейн бесконечным, для нее не существовало ничего, кроме этой страшной пронзительной боли.

— К чему это упрямство?! — раздраженно сказал Абдар. — Все равно ты признаешься. Все женщины слабые и глупые существа. Они не могут долго сопротивляться.

Несмотря на нестерпимую боль, Джейн почувствовала обиду. Да, она проявила глупость, не подумав, что за ней могут пойти следом от самого бунгало. Но слабой ее нельзя назвать.

— Зачем напрасно мучиться? Я ведь знаю, как это больно. Что для тебя Картаук! — прошептал Пачтал на ухо, стиснув руку. — Ты уже получила от него, что хотела.

— Не знаю я никакого Картаука.

— Он ведь твой любовник, не так ли? — снова проговорил Пачтал. — Его высочество считает, что он весьма хорош как мужчина, если ты готова так рисковать ради него. Но тебе придется отказаться от его услуг.

Абдар вытянул вперед руку и коснулся груди Джейн.

— Ты недурна собой и найдешь себе другого мужчину. Я даже не отказался бы увидеть тебя на своем ложе.

Джейн мысленно представила, что стал бы делать принц, если бы она ударила его по этому чистому, почти детскому личику.

Принц лениво разглядывал ее.

— А ты знаешь, Пачтал, она и в самом деле недурна. Скулы слишком высокие, но рот очень чувственный. Давай посмотрим, какая у нее грудь. — Он расстегнул блузку и распахнул ее, обнажая груди Джейн. — О! Оказывается, ужасная грубая мужская одежда скрывала подлинные сокровища. Никогда не думал, что у такой худенькой женщины может быть такая большая красивая грудь. — Он обхватил ее обнаженные груди, взвешивая их на ладони, как спелые дыни. — Она немного напоминает мне Мирад.

5
{"b":"8046","o":1}