ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда зачем я завел этот разговор?

Маргарет не знала, что ответить. Кто знает! Может быть, он решил, что таким образом ему лучше всего удастся отвлечь ее от горестных мыслей, в то же время не уязвляя ее гордости. Неужели он обнаружил ее слабость и так безошибочно действовал, что сумел заставить ее забыть обо всем на свете. Нет! Такого не может быть. Они только что познакомились. Откуда он успел научиться читать в ее душе с такой легкостью?!

— Почем мне знать! — резко ответила она. — Может, это какие-то языческие штучки?

— Тогда такая богобоязненная женщина, как вы, без труда раскусит их, — вежливо ответил Картаук и, прежде чем она успела ответить, начал спускаться вниз по лестнице.

Было уже больше девяти вечера, когда Джейн и Ли Сунг закончили уборку буфетной и поднялись по лестнице на второй этаж.

— Господи милостивый, до чего же я устала! — Она выпрямилась и откинула голову назад. — Сколько же нам пришлось вынести ведер воды, пока мы отмыли этот пол? Ложись спать. Утром будет полегче, — сказала она Ли Сунгу, который открыл перед нею дверь ее спальни.

— Картаук нашел в конюшне место для мастерской и жилья. Я буду жить с ним.

— Но у тебя здесь есть комната.

— Я уже привык с Картауком, — коротко ответил Ли Сунг.

— Но будет ли тебе там удобно?

— Честно говоря, в храме я чувствовал себя гораздо уютнее, чем в этом замке.

— Надо постараться извлечь как можно больше пользы от пребывания здесь. Как мы это обычно делали.

— Да, — ответил Ли Сунг. — Только есть одна разница.

Она понимала, что он имел в виду. Им обоим Гленкла-рен показался чужим и негостеприимным местом. И к тому же для них более привычным было строительство, а не ремонт.

— Привыкнем.

— Чтобы помочь Йену? Насколько я могу судить, для него Маргарет — самое главное. Это предел его мечтаний. — Он слабо улыбнулся. — Ни о чем другом он и не помышляет.

— Но она не может выполнять сразу сто дел. Пока она занимается Йеном и помогает ему восстановить силы, я буду помогать Гленкларену. — Джейн помолчала. — Если тебе здесь очень не нравится, то не обязательно…

— Хочешь, чтобы я отыскал Патрика и пил вместе с ним в Эдинбурге? — спросил он едко. — Признаться, у меня было время, когда я пытался пойти по этой дорожке…

— Ты никогда не рассказывал мне.

— А ты думаешь, почему я никогда не беру ни капли в рот? Ковылять да еще качаться — так не очень быстро добираешься до места.

Она ласково коснулась его руки.

— Я знаю, Ли Сунг.

— Нет, не знаешь. — Он перевел взгляд на лестницу. — Теперь только Йен может по-настоящему понять меня. — Он начал спускаться. — Я лучше остановлюсь там, где меня не будет терзать искушение.

Джейн проводила его до дверей и, глядя, как он, прихрамывая, шагает по двору в сторону конюшни, думала: может ли один человек по-настоящему понять другого? Ей казалось, что она знает Патрика. Однако он совершил такой поступок, который она даже вообразить себе не могла. Она считала, что знает Ли Сунга, но оказалось, что и в этом она ошиблась.

Сверкающие голубые глаза — красивые, как у падшего ангела.

Почему вдруг этот образ вновь всплыл в ее памяти? Наверное, рассказ Маргарет. То, что она узнала от нее. Еще несколько печальных страниц из его трудного детства, полного обиды, горечи и унижений. Долгое время он казался ей загадочным и непредсказуемым.

В последние недели после аварии она обнаружила в нем решимость и волю, которую никто не в силах поколебать.

Нет, ей нельзя думать о Руэле. Она не станет лгать самой себе. Ее чувство к нему называется любовью. Но время и расстояние погасят этот костер. Она будет так занята, что у нее не останется времени думать о нем.

Джейн могла разглядеть в бледных сумерках отлогие холмы, заросшие вереском. Эта земля отличалась от Казанпура так же резко, как резко изменилась вся ее нынешняя жизнь.

Но ей не следует думать о другой жизни. Пока она может быть хоть чем-то полезной Йену — ее место здесь.

Теперь для нее существует только Гленкларен.

Циннидар.

Пальцы Руэла стиснули поручни небольшого рыбацкого судна. Остров стремительно приближался. Остров, который таил в себе невероятные возможности — золото, власть, свободу. Руэл вспомнил, какое чувство удивления и восхищения испытал, когда в первый раз увидел загадочный Циннидар.

И ему вспомнилось, как Джейн рассказывала о поездах, уходящих в неведомые манящие дали.

Проклятье! Ему не следует думать о ней.

Вместо этого он будет вспоминать Йена, каким он видел его, когда уложил на кровать в каюте «Красавицы»: бледного, истощенного, измученного болью.

Судно подходило все ближе к берегу. Он был почти дома.

Но Руэл тотчас отбросил и эту мысль. Циннидар — не дом. А всего лишь куча золота. Ему не нужен дом. Ему не нужна Джейн Барнаби. То, что ему нужно, таится в чреве горы. И ему придется трудиться в поте лица, чтобы вырвать то, что она прячет. Это очень хорошо, что ему предстоит так тяжко работать.

Теперь для него будет существовать только Циннидар.

10

4 октября 1879 года, Гленкларен

Джейн столкнулась с Маргарет, когда та вышла из комнаты Йена.

— Как он?

— Упрямится, — ответила Маргарет. — Он и слушать не желает о поездке в Испанию на эту зиму. Ничего не могу с ним поделать.

Если уж Маргарет, которая не любила признаваться в своих поражениях, сказала, что у нее ничего не выходит, значит, дело было почти безнадежным.

— Он уже говорил с врачом?

— Сегодня утром, — по-прежнему коротко ответила Маргарет. — Йен заявил, что поедет в Испанию не раньше весны, что сейчас он нужен в Гленкларене. — Она двинулась по коридору к лестничной площадке, и Джейн последовала за нею.

— Я сказала этому упрямцу, что останусь вдовой раньше, чем дождусь весны. Ты уже сама видела, какие здесь суровые зимы. А ему все никак не удается избавиться от кашля.

Джейн пережила три зимы в Гленкларене и не питала никаких надежд на то, что следующая окажется намного теплее и мягче предыдущих.

— Быть может, он все же передумает…

— Это тянется уже три месяца. И он постоянно твердит о том, что еще осталось сделать в Гленкларене этой зимой. Йен убьет себя.

— Настаивай на своем, — посоветовала Джейн, хотя и сама видела, как воодушевила Йена идея строительства новой дамбы.

— Мужчине необходимо осознание того, что он нужен. Что без него не могут обойтись. Я знала, что это единственный способ вернуть его к жизни. — Лицо Маргарет исказилось. — Три года подряд я твердила ему, что Гленкларен без него пропадет! Как я теперь могу внушить обратное? Как могу требовать, чтобы он уехал погреться на солнышке, бросив строительство в самом разгаре?

— Именно поэтому ты послала за мной? Но я уже говорила ему, что мельницу мы отладили — теперь она работает безотказно. Нам нет необходимости стоять рядом и ждать, не выйдет ли из строя еще что-нибудь, как это случалось раньше. — Джейн озабоченно нахмурилась.

— Да я уж потом поняла, что погорячилась. Он и тебя не станет слушать. К счастью, я ожидала чего-то в этом роде и заранее приняла меры.

— Какие?

— Руэл, — коротко ответила Маргарет.

Джейн застыла на месте, словно ее окатили ледяной водой.

Ее собеседница окинула ее проницательным взглядом.

— Ты побелела, как мука в закромах твоей любимой мельницы. Если одно только упоминание об этом привело тебя в дрожь…

— Просто здесь очень тусклое освещение.

— Ничего подобного. В полдень здесь хватает света. Это известие о его приезде так взволновало тебя, — прямо сказала Маргарет.

— Но почему меня это должно волновать?

— По той же причине, по которой ты не упоминала имени этого мошенника с первого дня своего пребывания в Гленкларене. — Маргарет устало покачала головой. — Это, конечно, не мое дело, чем Руэл ухитрился не угодить тебе. Насколько я знаю, у него в этом плане выдающиеся способности. Если ты не хочешь говорить со мной на эту тему, то я могу…

51
{"b":"8046","o":1}