ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если я замерзну — это должно тебя только порадовать.

— Неправда. Я не хочу, чтобы кто-либо прикасался к тебе, пусть даже ветер. Только я один имею право карать или миловать тебя, нести зло или благо. — Слова были произнесены мягким, обыденным тоном. Но Джейн догадывалась о том, какая сила таится в них.

Руэл осторожно прикоснулся к ее щеке ладонью.

Джейн почувствовала, как жаркая волна прошла по телу, и резко отстранилась.

Он улыбнулся, заметив ее движение.

— Я наведаюсь к тебе завтра утром. К тому времени я уже переговорю с Мэгги и Йеном. И мой план примет окончательные очертания.

— Ты надеешься уговорить Йена поехать в Испанию?

— Нет, я заберу его с собой на Циннидар.

Джейн, не веря своим ушам, смотрела на него в немом изумлении.

— Он не поедет.

— Ошибаешься. Поедет. — Он посмотрел ей в глаза. — И ты тоже, Джейн.

У нее перехватило дыхание.

— Нет, — прошептала она.

— Завтра утром не уходи на мельницу до моего прихода.

— Это угроза?

— В данный момент нет. Завтра ты увидишь, насколько продумано мое предложение, Джейн. — Он повернулся и начал спускаться с холма. — Кстати, не надевай этот плед больше. Мне неприятно видеть тебя в нем.

Человек, который попросил ее выйти за него замуж, считал, что она недостойна носить плед цветов родового клана. Странно, что такая мелочь задела ее после того, что она уже вынесла.

— Этот плед мне подарила Маргарет. И поскольку ты отказываешься от всего, что связывает тебя с Гленклареном, я буду носить этот плед.

— Ты решила, что я боюсь за честь своего рода? — Он покачал головой. — Если бы я решил, что ты можешь оскорбить Макларенов таким образом, то одел бы тебя с ног до головы в эту проклятую клетку. Мой отец сделал все, чтобы я возненавидел эти цвета.

— Тогда почему ты запрещаешь мне носить этот плед?

— Шотландские цвета — как клеймо. Клеймо принадлежности к чему-то. И мысль о том, что Гленкларен наложил на тебя лапу, вызывает во мне чувство возмущения. Не надевай его в следующий раз.

Глядя ему вслед, Джейн почувствовала, как смятение снова вспыхнуло в ее душе. Стоило ему только появиться, как буря чувств снова захлестнула ее. Совсем недавно она сокрушалась, что жизнь становится слишком однообразной. А теперь о тихом и ровном течении дней, которые тянулись эти три года, вспоминается как об утраченном рае.

Руэл не имеет права заставлять ее ехать в Циннидар. Он не может приказать ей делать то, что считает нужным. Прошло время, когда он мог играть на ее чувстах и подчинять своей воле.

Теперь она в безопасности.

Джейн глубоко вздохнула, стараясь успокоить себя. Да, она еще не могла избавиться от непонятного загадочного влечения к нему. Но это только тело отказывалось подчиняться ей. Это не любовь. Она уже пережила период сумасшествия. Годы разлуки помогли ей освободиться от пут.

Это не любовь.

11

— Если Йен отказался ехать в Испанию, как ты собираешься уговорить его ехать на другой конец света, в Циннидар?!

— Испания находится слишком близко. Там он постоянно будет думать о Гленкларене. Ты не успеешь оглянуться, как снова окажешься на корабле, следующем в Шотландию.

— В этом ты, может быть, и прав, — нахмурилась Маргарет. — Но жаркий, душный климат Востока тоже не принесет ему пользы.

— Разве по мне скажешь, что я нездоров?

Маргарет невольно окинула его взглядом. Руэл и в самом деле выглядел крепким, как ствол дуба. И кожа его была загорелой, шелковистой и блестящей, как у спелого желудя.

— Видимо, сам дьявол печется о тебе, если ты сумел привыкнуть к адской жаре.

Руэл рассмеялся.

— Кажется, я недооценивал тебя, Мэгги. Хотя ты всегда разбиралась во мне лучше, чем Йен.

— Мне тоже так казалось. Но за эти годы я переменила свое суждение о тебе. Ты так заботился о Гленкларене и об Йене.

Руэл посерьезнел.

— Я люблю Йена, Мэгги.

— Да. Ты очень изменился. Прежде у тебя и под пыткой такое признание нельзя было бы вырвать. — Она с вызовом посмотрела на него. — Если ты его так любишь, то увези в Испанию, убеди его провести зиму в Мадриде.

— Не могу, черт побери! Я должен на ближайшем судне вернуться на остров. Ситуация там далеко не блестящая.

— Состояние Йена тоже далеко не блестящее.

Руэл нахмурился.

— Циннидар ничем не напоминает Казанпур. Остров овевают прохладные бризы, они смягчают жару. Неужели ты думаешь, что я стал бы рисковать его здоровьем?

Маргарет изучающе смотрела на него.

— Нет, — сказала она наконец. — Ты не стал бы ему вредить.

Руэл насмешливо поклонился.

— Думается, мне следует поблагодарить тебя за трогательное доверие.

— Благодарность мне ни к чему. Я должна убедиться, что такого рода поездка пойдет ему на пользу.

— Повторяю еще раз: климат на острове прекрасный. Намного лучше и здоровее, чем в Испании. Слуг сколько угодно. Они будут спотыкаться друг о друга, желая угодить Йену.

— Что может принести скорее вред, чем пользу. Три года я внушала Йену уверенность в себе, в своих силах. А как насчет жилья?

— К вашим услугам будет дворец. Когда-то давным-давно Савизары построили на острове дворец, но поскольку появлялись они там нечасто, со временем он пришел в запустение. Перед отъездом я оставил рабочих с заданием привести его в жилой вид. — Он слабо улыбнулся. — Ты поймешь меня, когда мы прибудем на место, Мэгги.

— Увидим. — Она нетерпеливо вскинула голову. — Но все эти разговоры ни к чему. Тебе все равно не удастся убедить Йена поехать с тобой.

— До тех пор, пока у него не будет уверенности, что в его отсутствие за Гленклареном найдется кому присматривать. У тебя есть кто-нибудь на примете?

— Он бы доверил Джейн…

— Джейн поедет с нами, — перебил ее Руэл. — Джейн и Ли Сунг. Подумай, нет ли кого-нибудь еще?

— Это непростая задача.

— У нас есть в запасе несколько дней.

— А теперь ты собираешься подняться к Йену?

Он отрицательно покачал головой.

— Пусть спокойно поспит эту ночь. Он сразу догадается, чего я хочу. Я приступлю к этому разговору завтра, с утра.

— Тогда я попрошу Мэри, чтобы она провела тебя в комнату.

Руэл снова покачал головой.

— Я не останусь здесь. Отец перевернется в гробу, как только я засну в стенах этого благословенного замка.

— Неужто мысль о том человеке, который давно лежит в гробу, заставит тебя…

— Не вижу ничего странного в том, что не хочу беспокоить мертвеца и делать то, что ему пришлось бы не по душе при жизни. — Он невесело улыбнулся. — Хотя было время, когда я мечтал, что найду здесь приют.

— Куда ты собираешься пойти?

Он пожал плечами.

— Найду какой-нибудь укромный уголок. А утром я вернусь и поговорю с Йеном…

— … который скажет тебе «нет».

— Сначала, — кивнул Руэл. — А потом все равно согласится, если ты найдешь, кто будет управлять делами в Гленкларене.

Маргарет нахмурилась.

— Возможно, викарий знает кого-нибудь. Я бы предложила Картаука, но Йен никогда не доверит ему управление имением. Он побоится, что Картаук, поглощенный своей работой, не заметит пожара, даже если будет пылать крыша над его головой.

— Тем более что Картаук тоже едет с нами. Он мне нужен.

— Ты намучаешься с ним, — сухо заметила Маргарет. — Он страшно упрям.

— И только это качество ты обнаружила в нем?

— Нет… Он оказался очень полезным. — Она отвела в сторону взгляд. — Йену его общество доставляет большое удовольствие.

— И тебе тоже?

Маргарет почувствовала на себе его пристальный, изучающий взгляд.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ничего. — Руэл пожал плечами. — Меня не было здесь долгое время.. И я забыл, какая ты добродетельная особа.

— Добродетельная? — Она смотрела на него во все глаза, потрясенная услышанным. — Ты считал, что я могу…

— Забудем об этом.

— Я никогда не забуду того, что ты сказал. — Гнев душил ее. — Я люблю моего мужа, Руэл. Как ты посмел даже помыслить о том, что…

56
{"b":"8046","o":1}