ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Руэл помолчал.

— В пределах разумного. Золотые двери я могу себе позволить. Но если ты вздумаешь сделать из золота целый поезд…

В глазах Картаука промелькнули озорные огоньки.

— Я постараюсь умерить свой аппетит. Возможно, я ограничусь одним паровозом. — Он поднялся и повернулся к конюшне. — А сейчас мне пора возращаться. Я должен закончить то, что начал.

— Так ты едешь?

— Как я могу устоять против соблазна сделать золотой паровоз? — улыбнулся Картаук.

— Нет, Руэл. — Йен пытался придать своему тону твердость. — Об этом даже нечего и думать. Я не могу оставить Гленкларен.

— Полгода — небольшой срок. Я не собираюсь оставлять тебя на острове навсегда. — Он понизил голос и заговорил еще более проникновенно: — Подумай о Маргарет. Неужели ты собираешься оставить ее вдовой после всего, что она для тебя сделала?

Йен сжал губы.

— Иной раз мне кажется, что это было бы самым лучшим подарком, какой я мог бы для нее сделать.

— Значит, ты совершенно не знаешь и не понимаешь Маргарет. Она так любит тебя. И ей так хочется, чтобы ты жил.

Йен вздохнул.

— Я знаю. Бедная женщина.

— Она не чувствует к себе жалости.

Йен внезапно вспыхнул.

— Да, не чувствует. Выйти замуж за калеку, который, возможно, никогда не сможет подарить ей ребенка.

— В этом тебя убедил доктор?

Йен пожал плечами.

— Нет. Напротив, он уверял, что Маргарет сможет зачать от меня. Но вот прошло уже два года…

— Это не такой уж большой срок.

— Для меня — целая жизнь, — резко ответил Йен.

Руэл сжал губы.

— Последнюю зиму ты болел не переставая. Как только ты снова окрепнешь…

— Возможно, — горько улыбнулся Йен. — Но, боюсь, моим единственным чадом останется все-таки Гленкларен. Ты очень много сделал для него. Видимо, я страшно неблагодарный человек…

— Мне не нужна твоя благодарность. Я хочу, чтобы ты поехал со мной на Циннидар. Тамошнее солнце поможет тебе окрепнуть.

Йен надолго погрузился в молчание. Наконец он поднял голову и ответил:

— Я подумаю.

— Хорошо, — отозвался Руэл, вставая. — А теперь отдохни. Наш разговор дался тебе нелегко. Я попрошу Маргарет, чтобы она принесла тебе ужин.

— Нет, я не хочу…

Но дверь за Руэлом уже закрылась. Йен устало откинулся на подушки. Мудрый Руэл отгадал то, в чем он не хотел признаться даже самому себе: ему не хватало силы бороться с искушением. Далекий свет, явившийся ему однажды в забытьи, все сильнее и сильнее манил его к себе. Иногда он снился ему, и Йен просыпался ночью, чувствуя досаду и тоску, что этот золотой свет, дарующий вечное успокоение, снова ускользнул во мрак. Он изо всех сил скрывал от Маргарет эту досаду и тоску.

Но и прекрасная, сильная, заботливая Маргарет тоже начинала время от времени растворяться на фоне этого манящего сияния.

Но если Господь Бог посылает ему Руэла, значит, он знает, что делает. И надо подчиниться его воле.

Циннидар… Даже название звучало странно и непривычно для его уха. Как же должна выглядеть эта экзотическая страна? И что сулит ему приезд туда — смерть или в самом деле возрождение?

Руэл нашел Маргарет в кабинете за столом, где она делала записи в книге прихода и расхода.

— Кажется, мне удалось сломить его упорство. Думаю, если ты сейчас поднимешься наверх, тебе удастся завершить то, что я начал.

Маргарет закрыла книгу.

— Не думала, что у тебя получится.

— Тебе удалось найти кого-нибудь, кому ты сможешь передать дела на время вашего отсутствия?

— Из Эдинбургского университета недавно вернулся сын викария Тимоти Друммонд. Это способный осмотрительный человек, не наделенный большим воображением, зато умеющий аккуратно вести дела.

— Тогда скажи об этом Йену. Он относится к Глен-кларену, как к ребенку, — медленно проговорил Руэл. — Кажется, он потерял надежду, что вы сможете родить своего.

— Все его мысли заняты только этим, — дрогнувшим голосом сказала Маргарет. — Он ни о чем другом не может говорить. Но этого не случится.

— Йен сослался на доктора…

— Я уговорила его солгать Йену. Иначе он бы никогда не женился на мне.

— И никакой надежды нет?

— Почти. Господь иной раз творит чудеса. Но будет лучше не надеяться на чудо.

— Это очень плохо.

— Плохо? Это не то слово. Йен чувствует себя виноватым. И это гнетущее чувство вытягивает из него всю жизненную силу. Ребенок для нас стал смыслом жизни.

— Прости, Мэг… Маргарет.

— Но мы не должны сдаваться. — Она расправила плечи и направилась к двери. — Я поднимусь наверх и поговорю с ним.

Ли Сунг. Железная дорога. Свобода…

Джейн, лежа на постели с открытыми глазами, смотрела в потолок. Почему она боится принять вызов, брошенный Руэлом? Конечно, он не оставил мысли наказать ее, но на обман Руэл не пойдет. Он найдет другой способ.

Железная дорога.

Как заманчиво и как страшно! Но почему она считает, что не сможет противостоять Руэлу? Все последние три года она готовилась к тому, чтобы выдержать схватку с ним.

После полуночи Джейн резко встала с постели и, подойдя к двери, подняла оба пакета, лежавшие на полу. После чего зажгла настольную лампу и вынула отчет Медфорда.

— Я возьмусь за это, — сказала Джейн, открыв дверь Руэлу, когда он пришел к ней утром. — На контракте стоит моя подпись. Отчет Медфорда я оставлю себе. К завтрашнему дню я напишу список материалов и оборудования, которые мне понадобятся в Циннидаре, чтобы я сразу могла приступить к работе. Когда мне там нужно быть?

— Чем быстрее, тем лучше. Я отправлюсь туда с первым же кораблем. Йен сегодня утром согласился последовать за мной. Можешь выехать вместе с ним и Мэгги. — Он окинул ее внимательным взглядом. — Ты выглядишь усталой. Что, не спала всю ночь?

Джейн не обратила внимания на его издевательский тон и резко ответила:

— Я изучала бумаги Медфорда. Ты считаешь, что на него можно положиться?

— Надеюсь. Но от неожиданностей никто не застрахован.

— Если я не уложусь в срок, то получу совершенно ничтожное вознаграждение.

Он кивнул.

— Да, это правда. Но в любом контракте оговариваются такого рода условия.

— Нельзя ли снизить штрафы? Первый — до двадцати процентов, а второй — до десяти?

Руэл покачал головой.

— Ты знаешь, что я не могу пойти на такие уступки. Для меня самое главное — это сроки. Я хочу, чтобы и для тебя это стало основным стимулом.

— Тогда нам больше нечего обсуждать, — сказала Джейн.

Руэл сдержанно поклонился.

— До встречи в Циннидаре.

Джейн смотрела, как он уходит: сильный, уверенный в себе и непоколебимый.

Но она не боится его, черт бы подрал этого Руэла!

Она выстроит железную дорогу в срок и добьется независимости для себя и Ли Сунга. Она будет работать напряженнее, чем когда-либо в своей жизни, и не позволит себе думать ни о чем другом.

На этот раз Руэл не сможет победить ее.

12

— И в самом деле дворец! — пробормотал Ли Сунг, глядя на возвышавшееся на уступах здание.

Джейн невольно стиснула поводья Бедилии, когда увидела перед собой великолепный, недавно отремонтированный дворец. К внутреннему двору с большим мраморным фонтаном в центре вела дорога, по обеим сторонам которой росли ровные ряды кипарисов. От центральной части дворца, покрытой куполом, расходились два крыла. Длинную террасу, вытянувшуюся во всю длину дворца, украшали восемь колонн с арками и мраморными резными балюстрадами. Белый мрамор искрился в лучах вечернего солнца, как алмазное ожерелье.

— А почему нет? Руэл всегда мечтал о власти.

— Такие люди, как он, на самом деле не любят роскоши.

— Зато Йену будет удобно. — Джейн оглянулась на коляску, в которой следом за ними ехали Маргарет, Йен и Картаук. — Он хорошо перенес поездку, правда? Намного лучше, чем путешествие в Шотландию.

— Мне кажется, я вижу Руэла, — сказал Ли Сунг, сосредоточенно смотревший вперед.

59
{"b":"8046","o":1}