ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Несмотря на то, что ты похудела, груди у тебя остались такими же большими и налитыми.

— А теперь я могу сесть в воду? — спросила она резко.

— Еще нет. Повернись ко мне спиной.

Она повернулась и замерла, прикусив нижнюю губу.

— Какие чудесные ягодицы. — Голос Руэла вдруг стал хриплым. — Сожми их и напряги… ты помнишь те картины в вагоне махараджи?

Джейн чувствовала себя как рабыня, которую привели на рынок. Нужно избавиться от него. Он получил, что хотел. Он заставил ее пережить то, чего она избегала всю свою жизнь. Шлюха в палатке Француженки.

— Нет. Не помню. Достаточно?

— Да, — сказал он все таким же хриплым голосом. — Можешь спускаться в бассейн.

Она с облегчением погрузилась в пенистую воду. Не смотреть на него. Думать только о том, что впереди ее ждет свобода. Она выдержит это мучительное испытание и не позволит ему унизить ее. От плавающей на поверхности воды губки распространялся опьяняющий запах жасмина и лимона. Взяв ее, Джейн принялась тереть плечи, смывая дорожную пыль.

— Не так сильно и грубо, — насмешливо попросил Руэл. — Мне не хочется, чтобы ты содрала свою нежную кожу.

Джейн смотрела на разводы пены невидящими глазами.

— Ты будешь разочарован. Твоя месть не удастся.

— Правда? — Его голос раздался уже за ее спиной. — Почему ты так решила?

— Я не собираюсь… — Она запнулась, почувствовав, как его руки коснулись ее волос. Руэл начал расплетать косу. — Я не позволю тебе оскорбить или задеть меня.

— В самом деле? — Его пальцы утонули в ее волосах, разделяя их и распуская по плечам.

До чего же умен этот Руэл. Мягкие шелковистые волосы, рассыпавшиеся по плечам, еще более усиливали ощущение уязвимости. Она облизнула пересохшие губы.

— Пока я ехала сюда, у меня было время все обдумать. Я смогу вынести, сколько понадобится. Думаю, тебе скоро это прискучит, и ты вернешься к своим делам…

— Сможешь? — эхом отозвался он и прошел по краю бассейна.

У Джейн перехватило дыхание. Руэл разделся донага. И стоял перед ней, слегка расставив ноги, демонстрируя, каким образом собирается наказать ее.

Сейчас они соединятся. Он будет двигаться в ней взад и вперед, как это было в вагоне махараджи. И она вновь ощутит себя беспомощной игрушкой в его руках. Но на этот раз он не будет обращаться с ней так бережно, как это было тогда.

— Если слон снова появится, надеюсь, Ли Сунг даст нам знать?

— Что? — Джейн с трудом удалось отвести от него взгляд. — Думаю, что ничего подобного не повторится.

— Данор делает то, что считает нужным… Подними грудь. Я хочу посмотреть, как на ней блестит вода.

Джейн сжала губку.

— Ты сказала, что выполнишь все, что я прикажу, — напомнил он негромко. — Я сдержу свое обещание, ты — свое.

Закрыв глаза, она выпустила из рук губку и, поддерживая грудь ладонями, приподнялась над водой.

— Хорошо, — его голос звучал совсем близко. — Выше. Теперь придвинься, чтобы я мог дотронуться до них. Вот так. Хорошо.

Его губы сомкнулись на ее соске.

Она поймала ртом воздух, и глаза ее сами собой широко распахнулись. Руэл посасывал и покусывал кончики ее грудей, а глаза его не отрывались от ее лица. Он внимательно ловил малейшее изменение в выражении ее глаз. Мускулы ее живота непроизвольно сжались, откликаясь на внутренний зов.

— Теперь сиди совершенно спокойно. Я попробую наградить тебя за послушание. — Его рука скрылась под водой. И снова Джейн судорожно схватила ртом воздух, когда его большой палец коснулся заветной точки ее лона и начал совершать круговые движения. Горячие, стремительные, как волны, ощущения пронизывали ее тело. Рука Руэла скользнула еще ниже, и он пробормотал:

— Расслабься.

Джейн ничего не могла с собой поделать. Один палец. Два. Три. Они вошли в нее, заполняя болезненную пустоту. Спина начала выгибаться дугой. Руки стискивали фарфоровые бортики бассейна, когда его пальцы погружались в нее то быстрее, то медленнее. Она вновь закусила губу, чтобы не закричать от невыносимого ощущения, переполнявшего ее. Наконец Руэл оставил ее.

— Очень хорошо, — сказал он. Его грудь вздымалась, словно он взбежал на вершину горы. — Пожалуй, даже слишком хорошо. Я не могу больше ждать. Для начала хватит. У нас впереди еще много времени. — Он поднялся и потянулся за большим полотенцем, лежавшим в шезлонге. — Вставай.

Джейн не знала, хватит ли у нее сил устоять на ногах. У нее дрожали колени, все тело содрогалось от усилий, которые она прилагала, чтобы не выдать своего волнения.

— Вставай. — Не дождавшись, когда она выполнит его приказ, Руэл резко поднял ее и, вытащив из воды, завернул в махровое покрывало. Бросив взгляд на широкое ложе, он вдруг слабым голосом сказал: — Слишком далеко. Я не могу больше ждать, — и резким рывком придвинул ее к себе.

Джейн вскрикнула, когда Руэл вошел в нее. Но это был крик не боли, а наслаждения. И после этого ее охватил жар. Опьянение. Голод. Нет, не голод, а страшная потребность утолить его.

Руэл двигался рывками, крепко сжимая ее своими сильными руками. И Джейн почувствовала, как соски грудей, прижимаясь к нему, твердеют, наливаются от болезненного чувства удовлетворения.

— Держи меня… крепче. Дай… мне… еще больше.

Она не хотела ничего отдавать ему, но почувствовала, что ноги, не подчиняясь доводам рассудка, крепче сжали его бедра. То самое страшное напряжение, которое она запомнила в вагоне, вернулось. Оно усиливалось с каждой секундой. Как могло ее тело изменить ей, подчиниться его приказам?

Руэл перевернулся. Теперь она оказалась внизу на шезлонге. Голова ее свешивалась вниз. Волосы касались пола при каждом новом рывке. Долгий стон зародился где-то в груди, во всем теле, требуя выхода.

Она не могла больше бороться с этим напряжением. Первобытный крик вырвался на свободу. Тело содрогнулось, наполняя ее блаженством освобождения. В этот момент она услышала низкий удовлетворенный возглас Руэла. А затем на нее обрушился шквал, который нес им свободу. Только несколько секунд спустя Джейн поняла, что и здесь он снова победил ее. И никакие доводы рассудка не смогли помешать этому.

Руэл поднял ее на руки и, завернув в большое махровое покрывало, понес к широкому ложу.

Джейн, прерывисто дыша, смотрела на него снизу вверх.

— Ты не ожидала этого? — спросил Руэл, укладывая ее на постель. — Нашим телам нет дела до того, ненавидим мы друг друга или нет. И так будет всегда. Я добьюсь, чтобы это происходило независимо от твоего желания.

— Нет!

— Я еще никогда не отказывался от того, что собирался сделать.

Джейн содрогнулась.

— Это произошло потому, что я и в самом деле не ожидала ничего подобного, — сказала она, запинаясь. — Но такое больше не повторится.

— Повторится. И очень скоро. Я не могу насытиться тобой. И это только первое твое поражение в нашей битве. — Он наклонился к низкому столику и поднял с него что-то. — Помнишь ту ночь у Цабри?

Маска. Изысканная, выполненная из перьев экзотической птицы.

И Джейн вспомнила, как Руэл стоял посреди комнаты и насмешливо смотрел на нее сквозь прорези похожей на эту маски. То же самое он проделал и теперь.

— Я почти ничего не помню из того, что произошло в тот раз. Это не те воспоминания, которыми я дорожу.

— Я тоже. — Он провел перьями по ее соскам. — Тогда я пережил большое разочарование от того, что не получил желаемого.

Ее грудь тотчас набухла, соски остро ощущали прикосновение перьев.

— Зачем ты это делаешь? Перестань… — попросила Джейн.

— Сейчас. — Руэл опустил маску и стал водить ею сначала по животу, а потом его рука начала опускаться все ниже и ниже.

И тотчас Джейн снова ощутила ноющее чувство пустоты в своем лоне. И поняла, что это еще одна пытка, придуманная им. Она должна лежать спокойно. Он не добьется никакого отклика.

— Цабри очень умна. Она знала, что мужчинам, которые приходят в ее дом, нет никакого дела, кто подарит им удовольствие. Маска лишает человека индивидуальности. Правда, Джейн?

78
{"b":"8046","o":1}