ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ли Сунг презрительно фыркнул.

— Но он едва стоит на ногах. Чем его можно покормить? — Джейн озабоченно посмотрела на Ли Сунга.

Но тот упрямо молчал.

— Если нет молока, придется дать воды, — ответил вместо него Руэл.

Ноги Калеба подкосились, и он мягко осел на землю.

Джейн с нежностью склонилась над ним.

— Я схожу за водой, — пробормотал Ли Сунг и, подхватив фляги, исчез в зарослях.

— Что это с Ли Сунгом? Я его просто не узнаю. — Джейн недоумевающе смотрела вслед своему товарищу. — Он никогда не был жестоким человеком. А сейчас в него будто вселился нечистый дух.

— Он готовился к единоборству, ему хотелось показать свою смелость, а вместо этого приходится выступать в роли няньки, — никакого героизма. Ему непросто смириться со своим поражением.

— Но Данор явно выделяет его и доверяет ему.

— Надеюсь, Ли Сунгу не понадобится много времени, чтобы осознать это. А сейчас я пойду за ветками. Малыш не сможет идти сам. Он слишком слаб. Надо сделать ему носилки. Мы их приторочим к седлам и потащим за собой… — Он повернулся, чтобы уйти.

— Руэл! — окликнула его Джейн.

Он обернулся к ней.

— Малыш выживет? Правда?

— Если ты хочешь, чтобы он выжил, он непременно выживет, — твердо проговорил Руэл и скрылся в кустарниках.

Его слова принесли Джейн чувство облегчения. Почему-то она поверила ему. Руэл сумел вырвать Йена из лап смерти. И они спасут это маленькое беспомощное существо, которому некому помочь, кроме них.

Наггет не протестовал, когда Руэл приторачивал к седлу две жерди. Но тотчас принялся брыкаться, как только в носилки положили Калеба. Точно так же повела себя и Бедилия, когда носилки прикрепили к седлу Джейн.

Руэл тихо выругался.

— Вот чего я не ждал, так это сопротивления с их стороны.

— Слон и лошадь — не пара друг другу, — назидательно заметил Ли Сунг.

Джейн встревоженно нахмурилась.

— Что же теперь делать? Калеб не сможет пройти это расстояние. Он падает через каждые два шага.

Руэл, не говоря ни слова, отвязал жерди от седла Бедилии и начал вязать из веревок лямку. Закончив ее, он примерил носилки к себе.

— Другого выхода нет, — сказал он, обращаясь к Джейн. — Ты поведешь моего Наггета, а я поволоку слоненка.

— Твое милосердие можно измерить. Оно весит около полутора сотен фунтов, — язвительно заметил Ли Сунг.

— Я бы предпочел, чтобы оно было размером с мышь, — сумрачно ответил Руэл, перекидывая лямки на плечи. — Идемте.

— Подожди. — Джейн вытащила из дорожной сумки две простыни и подложила их под лямки.

Он улыбнулся.

— Спасибо.

— Скомандуешь, когда захочешь остановиться.

— Уверяю тебя, что не стану скромничать. — Его лицо напряглось, когда он склонился вперед и сделал шаг.

В течение ночи они делали два коротких привала. Но устроиться как следует на отдых решили только на рассвете.

Джейн соскочила с лошади на небольшой прогалине, неподалеку от ручья.

— Ли Сунг, бери фляги, иди быстрей за водой. А я пока разведу костер.

— Ну вот, теперь меня превратили в водоноса, — проворчал он, берясь за фляги.

— А что прикажете делать мне, мэмсахиб? — шутливо спросил Руэл.

— Сидеть и отдыхать. Мы с Ли Сунгом справимся сами.

Руэл отвязал лямки и опустился на землю неподалеку от Калеба:

— Нам придется сменить одеяло, которое я натянул меж жердей. Это уже протерлось в нескольких местах.

— Возьмешь мое. — Джейн опустилась на колени возле наломанной кучи веток и быстро развела огонь. — Удивительно, что оно вообще выдержало такой переход. — Она подошла, чтобы погладить слоненка, и, бросив взгляд на Руэла, охнула: на его рубашке проступила кровь.

— Тебе не помогли эти прокладки?

Руэл пожал плечами.

— Могло быть и хуже.

Джейн опустилась рядом с ним на колени и расстегнула рубашку.

— Надо найти что-нибудь поплотнее. И когда тронемся в путь, я потащу одну из жердей.

— Ты едва пришла в себя. Справлюсь сам.

— Я уже и думать забыла о болезни… — Она не договорила, увидев, что сталось с его плечами. Больше всего досталось правому — оно все было покрыто красными рубцами. Кое-где содранная кожа висела лохмотьями, и из-под нее сочилась кровь. — Боже, как это, должно быть, больно!

— Не буду уверять тебя, что это самые приятные ощущения, которые мне довелось пережить в жизни.

— Почему ты сразу не сказал мне?

— Хотел, чтобы сердце прекрасной дамы дрогнуло из-за того, что я пролил кровь, выполняя ее приказание, — попытался отшутиться он.

Джейн принялась промывать раны.

— Почему ты все время шутишь?

— Чтобы показать, какой я храбрый и мужественный.

— Придется придумать новый способ, как тащить Калеба.

— Ничего страшного не произошло. Подумаешь, какие-то царапины.

— Это я решила спасти Калеба. И я не позволю, чтобы из-за меня ты…

— Нет, нет, Джейн. Как я могу отказаться от своего счастья. Ты своими глазами увидишь, сколько я пролил крови ради тебя. А вдруг мне больше не представится случая столь наглядно жертвовать собой. — Он смотрел ей прямо в глаза. Улыбка играла на его губах. Но что-то в его тоне говорило о том, что в его шутке кроется и доля истины. — И каждый раз, как ты будешь перевязывать мои раны, ты будешь привязывать себя ко мне.

— Что за фантазии! — отозвалась Джейн, сосредоточенно накладывая повязку на израненное плечо.

— Никаких фантазий. Когда ты заботишься о ком-нибудь, то ты привязываешься к этому существу или человеку навсегда. Я хочу принадлежать тебе.

Джейн недоверчиво посмотрела на Руэла.

Его лицо неожиданно озарила ясная, простая улыбка: без иронии, без насмешки.

— Мне понравился этот малыш, и я попытался бы спасти его в любом случае, но кроме того, можешь считать, что это мой способ ухаживать за тобой.

— Ухаживать? — Это слово напомнило ей тот вечер в Казанпуре, когда они сидели на веранде, держась за руки, и Руэл пытался «ухаживать» за ней по обычаям Гленкла-рена.

— Нельзя вернуть прошлое, — сказала она печально.

— А я и не хочу возвращать его. Я хочу начать все сначала, — отозвался Руэл.

— Думаешь, такое возможно? — Джейн проверила, крепко ли держатся повязки, и поняла, почему еще ей вспомнился Казанпур. Когда Руэл вытащил Йена из пучины, она тоже перевязала ему плечо.

— В чем дело? — Руэл внимательно всматривался в ее лицо. — Что случилось?

— Я вспомнила, как перевязывала тебя там, в ущелье, — тихо сказала Джейн.

На мгновение лицо его застыло, как маска, но он сумел выдавить из себя улыбку.

— Не стоит постоянно смотреть только назад. Перестань думать о прошлом. Его нельзя изменить.

Она покачала головой.

— Не могу.

— Можешь. — Он перевел взгляд на Калеба. — Разве у него была надежда выжить два дня назад?

— И сейчас этой надежды почти нет, — проговорил Ли Сунг, который подошел к костру. — Ого! Как он тебя пометил. Воистину — дитя своего отца.

Несмотря на то, что он пытался сохранить взятый прежде тон, выражение его лица, движения его рук, когда он опустился на колени возле слоненка и принялся поить его, выдавали тщательно скрываемые нежность и сострадание.

— Вот вырастет и станет таким же разбойником, как и его папаша.

— Ложись, поспи, — посоветовала Джейн, глядя на Руэла.

— Пожалуй, я так и сделаю, — сказал он и вытянулся рядом со слоненком.

Джейн нахмурилась:

— Подожди, я принесу одеяло.

— Мне и так хорошо, — ответил он и закрыл глаза. — Четыре часа. Не больше. Надо быстрее добраться до лагеря… — Он не договорил, тут же погрузившись в сон.

Следом за ним прилег и Ли Сунг. Джейн достала одеяла. Треск костра действовал успокаивающе. Тепло наполняло ее уверенностью.

Но воздух раннего утра был еще прохладным.

Руэл лежал совсем рядом.

Она встала, взяла свое одеяло, подошла к нему и укрыла. Руэл спал, тяжело дыша. Калеб открыл блестящие глазенки и хоботом коснулся ее щеки.

87
{"b":"8046","o":1}