ЛитМир - Электронная Библиотека

— Монстры — они и есть монстры. Но, я полагаю, о нем мне следует узнать все, что только можно.

— Нет, Арчер — это особая категория. Ты вряд ли себе представляешь. Он вырос в трущобах Альбукерке, Нью-Мексико. Толкал наркотики уже в девятилетнем возрасте, был задержан по подозрению в убийстве одноклассника, когда ему было тринадцать. Это было убийство, совершенное с особой жестокостью: он долго измывался над парнем, прежде чем положить конец его страданиям.

Штат не смог завести на него дело, и Арчер ушел на все четыре стороны. Он исчез, предположительно, сбежал в Мексику. После этого его уголовное досье читается как энциклопедия. Он переключился с наркотиков на оружие, оно стало делом его жизни.

К двадцати двум годам он сколотил свою собственную группировку и вышел на международную арену. За последние двадцать лет он весьма преуспел. У него есть инвестиции в Швейцарии и судно под названием «Славная девчонка», которое он использует для своего бизнеса. Порт приписки — Марсель, но он использует эту посудину для транспортировки оружия на Ближний Восток. Ублюдок любит деньги и власть, он так и не утратил вкус к садистским выходкам. Ходят прямо-таки леденящие душу истории о том, как он расправлялся с лидерами конкурирующих группировок и с другими своими жертвами. В каком-то смысле это стало для него отличной рекламой. Никто не жаждет попасть в его черный список.

— Едва ли это может меня удивить, — сказала Мелис. — Я представляю, что он такое, — я видела, что он сделал с Кэролин. Мы получим его фотографию?

— Как только Уилсон сумеет ее раздобыть. — Джед задумчиво помолчал. — А знаешь, в этом нет необходимости. Не отвечай на звонки. Ты не обязана принимать такое наказание. Арчер последует за нами, когда мы отправимся в Лас-Пальмас.

Мелис резко вскинула голову.

— А мы отправляемся в Лас-Пальмас?

— Как только я узнаю, что «Трина» в порту и должным образом экипирована.

— Значит, ты твердо решил мне помочь? А как насчет доказательств и обязательств?

— Каждому в жизни выпадает случай бросить жребий. — Джед прищурился. — Но я собираюсь свести риск к минимуму. Сначала мы найдем Маринт, потом Арчера. Есть шанс, что нам удастся подстрелить двух зайцев сразу, если он последует за нами в Лас-Пальмас.

— Мы по-прежнему в тупике. Мне придется довериться тебе.

Он кивком подтвердил ее правоту.

— Но, знаешь, теперь я и сам мечтаю добраться до этого сукина сына. Тебе не придется слишком сильно рисковать. И вот еще что, — сухо добавил Джед. — Таблички и переводы принадлежат мне. Это мое условие.

— Нет, они мне могут понадобиться как приманка для Арчера.

— Я их тебе одолжу, но с этого момента они принадлежат мне.

Мелис обдумала его слова.

— Ты ставишь трудные условия, Джед.

— Я прошел выучку у профессионалов. Все это дорогостоящее мероприятие обернется заурядной авантюрой, если ты не дашь то, что мне нужно.

— Я сдержу слово. Я все тебе дам.

— Одно мне нужно знать прямо сейчас. Какое оборудование мне понадобится? Какова предполагаемая глубина?

— Там, где мы нашли таблички, глубина всего шестьдесят метров. Если только там нет какой-нибудь впадины, для первоначальных исследований сгодятся и водолазы.

— Без спускаемых аппаратов? Это значительно сократит расходы.

— Экономь на чем сможешь и пока сможешь. — Мелис сделала паузу. — Потому что поиски местонахождения обойдутся тебе гораздо дороже, чем ты думаешь. Тебе придется найти самолет, который можно будет оборудовать резервуарами для транспортировки Пита и Сьюзи. А когда они прибудут в Лас-Пальмас, тебе потребуется еще более емкий резервуар. Бассейн.

— Что? Ни за что! Я знаю, как ты привязана к Питу и Сьюзи, но я не буду оплачивать перевозку твоих водоплавающих друзей через полмира. Если бы ты знала, сколько денег потребуется…

— Они должны быть с нами. Это мое условие!

— Я оставлю на острове достаточно людей, чтобы присмотреть за твоими питомцами и оградить их от любой угрозы. Ничего с ними не случится.

— Ты не понимаешь. Без них мы не сможем найти Маринт. Только они знают туда дорогу.

— Не понял?!

— Ты меня слышал. Мы нашли Пита и Сьюзи в береговых водах вблизи Кадоры, одного из Канарских островов, когда Фил искал Маринт. Они все время путались у нас под ногами, плыли в кильватере «Последнего приюта», ныряли вместе с нами, когда мы погружались под воду в поисках. Они были молоды, не старше двух лет. Это необычно для молодых дельфинов — отделяться от матери или своей избранной подгруппы, но Пит и Сьюзи с самого начала были необычными дельфинами. Казалось, они жаждали человеческого внимания. Я дала им это внимание. Они всегда появлялись у «Последнего приюта» с рассветом и исчезали на закате. Я никогда не видела их в темноте. Может быть, именно тогда они уплывали к своей матери или к своей стае. Меня это не занимало, мне было довольно дневных часов. Честно говоря, я не горела желанием отыскивать затерянные города, а тут мне выпал шанс понаблюдать за дикими дельфинами с близкого расстояния. Под водой я больше времени проводила с ними, чем в поисках мечты Фила.

— Что вряд ли привело его в восторг.

— Верно, не привело. Но зато он пришел в полный восторг, когда я последовала за дельфинами в одну из подводных пещер и нашла таблички.

— Ты хочешь сказать, что дельфины привели тебя к табличкам?

— Я не знаю наверняка. Думаю, да, хотя доказать не смогу. Может быть, они просто хотели поиграть в знакомых для себя местах.

— А весь навар достался Лонтане! Неплохо!

Мелис поджала губы.

— Он был вне себя об возбуждения. Он был уверен, что дельфины приведут его к самому городу. Вместе с людьми, которых он нанял в Лас-Пальмасе, он неделями нырял каждый день и следовал за дельфинами. Он пытался их гонять, даже запугивать, чтобы они уплыли от шхуны и показали путь. Мне хотелось его придушить. Я просила его прекратить, но он ничего не желал слушал. Он мог думать только о Маринте.

— Но он ведь не получил, что хотел?

— Нет. Однажды на рассвете Пит и Сьюзи не приплыли. Три дня спустя мы узнали, что пара молодых дельфинов запуталась в рыбацких сетях у берегов Лансароты. Это были Пит и Сьюзи. Они были больны и сильно обезвожены. Я страшно рассердилась на Фила. Я ему заявила, что, если мы не возьмем дельфинов к себе на остров, чтобы дать им поправиться, я раструблю о найденных табличках на весь мир.

— Смею предположить, угроза возымела действие.

— Ему это не понравилось. Денег у него было немного, а транспортировка дельфинов дело дорогое. Но мы перевезли Пита и Сьюзи домой самолетом, и с тех пор они здесь.

— Но, я бьюсь об заклад, Лонтана не хотел, чтобы они оставались здесь. А что сделал он сам? Вернулся на Канары и попытался отыскать Маринт без них?

— Да, но морское дно в том месте — это лабиринт рифов, уступов, пещер. И если случайно не наткнуться на Маринт, его можно проискать хоть сто лет, но так и не найти.

— И он больше не давил на тебя, чтобы опять задействовать дельфинов?

— Разумеется, давил. Особенно после того, как получил перевод текста табличек. Среди прочего выяснилось, что жители Маринта постоянно использовали дельфинов в своей повседневной жизни.

— Каким образом?

— Остров жил рыбной ловлей, и дельфины помогали загонять рыбу в сети, предупреждали о появлении акул и даже учили детей плавать. Дельфины столетиями были неотъемлемой частью жизни тех людей.

— И что же? Какое отношение это имеет к обнаружению Маринта?

— Дельфины по-прежнему являются для нас загадкой. Не исключена вероятность существования генетической памяти, передающейся от поколения к поколению. Возможно, дельфины, появившиеся на свет уже после разрушения Маринта, сохранили на генетическом уровне воспоминания о нем. Но не исключено, что они просто привязались к ареалу, оказавшемуся для них благоприятным. Как бы то ни было, Фил был уверен, что мы должны дать Питу и Сьюзи новый шанс отыскать Маринт.

23
{"b":"8047","o":1}