ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вероятно, он счел это несущественным, потому и не сказал мне.

— А может, он знает, как ты слаба. Только на то и годишься, чтобы употреблять тебя по прямому назначению.

— Он вовсе не так обо мне думает!

— О, да у тебя голос дрожит! А вчера, перед тем как повесить трубку, я слышал, как ты заплакала. Может, передашь мне документы? Я сразу оставлю тебя в покое.

Мелис сделала паузу. Пусть думает, что она пытается овладеть собой.

— Я не плакала. Это тебе показалось. Я никогда не плачу.

— Ты была на грани. Ты уже несколько раз побывала на грани за последние несколько дней. А ведь это не кончится, ты же знаешь. Я буду ждать тебя в Лас-Пальмасе.

— Хорошо. — Мелис не пыталась сдержать дрожь в голосе. Пусть думает, что дрожь вызвана страхом, а не гневом. — Я передам полиции, куда ты едешь. Может, они тебя арестуют и запрут до конца твоих дней.

— Этого никогда не случится. У меня большие связи. Ты имеешь дело не с каким-нибудь там жалким любителем. А на Ближнем Востоке имеется один весьма влиятельный лидер, готовый нажать на любые кнопки, чтобы я ни в чем не нуждался. Ему очень импонирует идея сверхзвуковой пушки.

— Забудь! Он ее не получит.

— Получит. Ты уже почти готова. А сейчас я включу пленку номер два, и ты будешь слушать. Я прослушал все, и эта моя самая любимая. А потом будет блиц-опрос, поэтому не пытайся ее блокировать.

После этого в трубке послышался ее собственный голос на пленке.

Мелис видела, как Джед впивается в нее взглядом, чувствовала, как все его тело наливается яростью и дрожит, словно под действием электрического тока. Она повернулась к нему спиной и ушла на край ланая.

— Сукин сын!

До нее донесся громкий стук стеклянной двери: это Джед ушел с террасы.

Мелис не оглянулась. Она прекрасно понимала, почему именно эта пленка стала для Арчера самой любимой. Записанный на ней рассказ был полон боли, страданий и ярких деталей, призванных воскресить страшные воспоминания.

Надо держаться. Она больше не та девочка. Нельзя дать ему победить.

Джед был в кухне и яростно шинковал морковь на деревянной доске, когда Мелис вернулась с ланая.

— Закончила разговор?

— Да. Он знает, что мы отправляемся в Лас-Пальмас. Он все это время следил за «Триной». За тобой он тоже следил. Он знает, что мы берем дельфинов.

— Я и не пытался сделать из этого секрет. — Нож, который он сжимал в руке, глубоко врезался в дерево. — Я думал, может, он подойдет поближе, и тогда я его вырублю.

— Нельзя резать морковь таким ножом, — нахмурилась Мелис. — Так ты палец себе оттяпаешь.

— Не бойся, не оттяпаю. Не один только Арчер умеет владеть ножом.

— Ты же говорил, что сегодня очередь Николаса готовить.

— Ему нужна была помощь, а мне — трудотерапия. Мне хотелось ощутить в руке оружие. — Джед все еще не смотрел на нее. — Душевно пообщалась?

— Все было не так уж страшно.

— Не лги мне. Я видел твое лицо.

— Ладно, допустим, это была не лучшая минута моей жизни. Почему ты не рассказал мне про Кобба и Данска?

— Да с какой стати мне тебя дергать? Я же не взял Арчера, а эти… Так, мелкая рыбешка.

— С такой стати, что мне не нравится, когда меня держат в неведении. С такой стати, что Арчер использовал это против меня.

— Ладно, в следующий раз я тебе обязательно скажу. О чем еще вы говорили?

— Он прокрутил мне одну из пленок Кэролин.

— Лучше бы она их сожгла.

— Откуда ей было знать?

— Зато мы теперь знаем. Я их сожгу. А когда поймаю Арчера, может, я и его сожгу. Изжарю эту свинью живьем на медленном огне. Сейчас мне кажется, что нож — это слишком чистая вещь для такого, как он.

Мелис попыталась улыбнуться.

— Ну, если уж ты собираешься зажарить его, как рождественского поросенка, может быть, мне стоит сунуть яблоко ему в рот?

Джед вскинул на нее взгляд, и она испугалась пылавшего в.нем бешенства.

— Мне не до шуток, Мелис! Может, ты и способна выносить садистские выходки Арчера, но меня уволь. Мне все это дерьмо уже стоит поперек горла. Не могу смотреть, как ты это выносишь.

— Это мой выбор. Ты тут ни при чем.

— Это пока я не поймал Арчера. Когда я его поймаю, все сделки отменяются. Ты хотела, чтобы я тебе помог его свалить. Я тебе помогу.

— Послушай меня, Джед Келби. Мне нужна помощь, а не покровительство. Не вздумай действовать через мою голову. Это я должна… О черт! — Из большого пальца Джеда потекла кровь. — Я же тебе говорила, возьми другой нож. — Мелис оторвала кусок бумажного полотенца, обмотала им палец Джеда, крепко сжала и подняла руку выше сердца, чтобы остановить кровотечение. — Да, я уж вижу, как ты владеешь ножом. Удивляюсь, как ты не дорезал до самой кости.

— Да какой это нож! — угрюмо проворчал он. — Просто я отвлекся.

— И еще угрожал. Так тебе и надо. — Когда кровь перестала течь, Мелис промыла и просушила ранку, выдавила на нее из тюбика немного «Неоспорина», а потом заклеила пластырем. — А теперь скажи Николасу, пусть закончит готовку. И пусть уж постарается выполнить свою работу лучше, чем ты.

— Как скажешь.

Мелис подняла взгляд, уловив какую-то странную нотку в его голосе. Он смотрел на нее так, что дрожь пробежала по всему ее телу. Она вдруг почувствовала, что они стоят слишком близко, ощутила жар его тела, мощь руки, которую все еще продолжала сжимать в своей. Она попятилась назад и выпустила его руку.

— Все верно, Мелис. — Джед отвернулся к разделочной доске. — Тебе лучше ко мне не прикасаться.

Она немного постояла, не зная, на что решиться, потом повернулась и пошла к двери.

— А может, не так уж я и прав, — раздался его тихий голос у нее за спиной. — По крайней мере, теперь ты больше не думаешь об этой проклятой пленке, верно?

ГЛАВА 10

— Осторожнее. — Мучительно терзаясь, Мелис следила, как дельфинов, зафиксированных в специальных мягких зажимах, опускают в резервуары на самолете. — Ради бога, не уроните их.

— Все в порядке, Мелис, — ответил Джед. — Мы их держим.

— Тогда давайте выбираться отсюда поскорее. — Мелис отерла пот со лба. — Нам семь часов лететь до Лас-Пальмаса, а они уже в страшном расстройстве.

— Все мы тут в страшном расстройстве, — заметил Джед. — Отдавай команду на взлет, Николас.

— Иду. — Лайонс направился к открытой кабине пилота. — Все будет хорошо, Мелис. Мы все предусмотрели.

— Ничего хорошего тут нет. — Мелис взобралась по трем ступенькам к резервуару Пита и тихонько потрогала его нос, гладкий и шелковистый на ощупь. — Прости меня, парень. Знаю, это несправедливо, и ты на это не подписывался. Я постараюсь, чтобы все закончилась поскорее.

— Сьюзи вроде бы не так сильно переживает, — сказал Джед, вернувшись от второго резервуара, где он проверял состояние самки. — Она уже открыла глаза. Они у нее были закрыты все то время, что мы ее грузили.

— Она была напугана. — Мелис даже удивилась: она не думала, что Джед заметит. Последние три четверти часа он бегал взад-вперед, совещался с пилотом и следил за погрузкой дельфинов. — А Пит просто зол, как черт.

— Откуда ты знаешь?

— Я его хорошо изучила. Они почти на все реагируют по-разному.

— Сядь и пристегнись. Нам пора взлетать.

Мелис села в кресло и застегнула ремень.

— Сколько нам потребуется времени, чтобы спустить ребят в большой резервуар в порту Лас-Пальмаса?

— Минут двадцать максимум. — Джед тоже застегнул свой ремень. — Я договорился со студентами с факультета биологии моря, они помогут выпустить их в резервуар. Ребята — я имею в виду студентов — страшно загорелись, они хотят помочь и готовы присматривать за дельфинами. Резервуар имеет семьдесят футов в длину, настоящий бассейн. Твоим ребятам там будет неплохо. Да и пробыть там им придется недолго. Мы их скоро выпустим.

— Ты проверил, чтобы в стенках бассейна были внутренние выступы?

— Все, как было велено. А зачем это нужно?

30
{"b":"8047","o":1}