ЛитМир - Электронная Библиотека

Он задумался над ответом.

— Я не мог упомянуть о них. Он сказал, что ему нужно чем-то тебя зацепить. Мы обсуждали различные варианты.

Мелис не могла до конца поверить в эту страшную правду.

— Варианты? О мой бог! — Ее обожгло гневом. Она сделала шаг вперед. — Кэролин в мучениях умерла из-за того, что ты рассказал ему о ней и об этих записях. Ах ты, сукин сын! Он зарезал ее.

Глаза Фила округлились.

— Она умерла?

— А как ты думаешь, что еще могло случиться, когда ты напустил на нее этого садиста? Это ты запустил весь механизм, а сам отсиживался тут на острове, дожидаясь, пока Маринт свалится тебе прямо в руки, как спелое яблоко.

— Я вовсе не хотел, чтобы она пострадала. У меня и в мыслях не было.

— Точно так же, как ты вовсе не хотел, чтобы Джеда убили?

Фил кивнул головой:

— Я не признавал и не признаю…

— Может, ты и мечтатель, но ты же не дурак. И не настолько ты оторван от жизни. В глубине души ты прекрасно знал, какой конец ждет Кэролин. — Ее голос звенел от негодования. — Тебя не волновала судьба Кэролин. Тебя не волновала судьба Джеда. Тебя не волновала моя судьба. Тебя вообще ничто не волновало, кроме Маринта.

— Ты несправедлива. Я заботился о тебе. Я всегда был очень привязан к тебе, Мелис:

— Правда? Тогда почему же ты забыл, сколько лет мы прожили вместе? Почему заключил сделку, чтобы убить Джеда? Почему позволил Арчеру убить мою лучшую подругу? Почему позволил ему терроризировать меня своими гнусностями? Этот кровопийца едва не довел меня до психического расстройства!

— Это не моя вина. — Лонтана попытался улыбнуться. — И я знаю, что никто не смог бы довести тебя до психического расстройства. Уж я-то знаю, какая ты сильная. От тебя все отскакивает. Ты всегда была храброй…

— С тобой разговаривать бесполезно. Ты такой же растленный тип, как и Арчер, только сам этого не понимаешь. Что ж, зато я понимаю. Чтоб тебе гореть в аду, Фил! Будь проклят!

Мелис повернулась и направилась к машине.

— Ты никогда не понимала, что такое Маринт! Я все сделал правильно! — крикнул он ей вслед. — Это не моя вина, если где-то что-то пошло не так, если какие-то частности не сложились. Ты должна вернуть мне мои бумаги. Они мне нужны.

«Какие-то частности», — в изумлении повторила про себя Мелис. Три ни в чем не повинных человека погибли из-за страсти Фила к мертвому городу, а он все еще не сознавал всей чудовищности того, что натворил. А может, и никогда не осознает.

— Я думаю, было бы ошибкой оставлять Лонтану в его уютном маленьком коттедже, — прошептал Джед, открывая для нее заднюю дверцу машины. — Может, вы с Николасом подождете меня немного, а я вернусь и позабочусь, чтобы Лонтана больше никогда не причинял тебе подобного рода неприятностей?

Мелис покачала головой.

— Официально он числится мертвым.

Джед говорил серьезно. Никогда раньше она не видела такой жестокой решимости у него в лице. Она снова покачала головой.

— Ладно, как скажешь. — Джед пожал плечами. — Может, позже. Я думаю, на сегодня с тебя хватит. — Он сел на заднее сиденье рядом с ней. — Поехали, Николас.

— Он этого заслуживает, Мелис, — сказал Николас, заводя машину. — Лучше бы ты передумала.

— Я знаю, что он этого заслуживает. Я… я просто не могу разобраться с этим сейчас. Он действительно помог мне, когда я в нем нуждалась. Я все время об этом вспоминаю, и это мне мешает. — Мелис устало потерла висок. — И он даже не понимает… Он убежден, что ничего плохого не делает. У него какой-то провал в совести, когда речь заходит о Маринте.

— Как ты узнала, что тут замешан Лонтана? — спросил Джед.

— Я не знала, я догадалась. Ведь все пошло не так. Я лежала в домике доктора и пыталась сложить все кусочки воедино, но у меня ничего не получалось. Ты мне сказал, что ты этого не делал. А кроме тебя, на свете есть только два человека, которые знали, где закопан сундук: это Фил и я.

— А если, допустим, я тебе солгал?

— Точно знаю, что ты мне не лгал. Мне очень жаль, что пришлось задать тебе этот вопрос.

— Мне тоже очень жаль. Я чуть было не свернул тебе шею.

— Знаю. Но мне надо было убедиться. Второе возможное объяснение показалось мне слишком диким. Я просто не могла его осмыслить. — Губы у нее задрожали. — Нет, это неправда. Мне было слишком больно думать, что Фил способен так поступить со мной.

— Я думаю, Николасу следует развернуть машину.

— Нет! — Мелис запрокинула голову на спинку сиденья. Она была бесконечно измучена душой и телом. И сердцем тоже. Она оплакала Фила в Афинах, там она его похоронила. Но нынешнее расставание оказалось острее и горше. — Если я этого не делала и ты этого не делал, значит, бумаги перепрятал Фил. Но если он сделал это перед смертью, то по какой причине? Что его на это подвигло? Тот Фил, которого я знала, вернее, думала, что знаю, обязательно предупредил бы меня. Маринт значил для него все. Окажись он в опасности, он не стал бы рисковать и не унес бы эту тайну с собой, чтобы она была утеряна навек. — Ей пришлось замолчать, чтобы отдышаться. — Но он мне ничего не сказал. И это заставило меня задуматься о других возможностях. Мои размышления привели меня к совершенно безумному предположению. Но только оно не было безумным, верно? Оно оказалось верным, вполне разумным и настолько отвратительным…

— Тише, девочка. — Джед осторожно обнял ее, притянул к себе, заставил опустить голову себе на плечо. — Все кончено. Разве что ты изменишь свое решение, и тогда я вернусь повидаться с Лонтаной с глазу на глаз. Только скажи, и я к твоим услугам.

— Это ничего не изменит. Я теперь знаю, что он не тот человек, кем я его считала. Он мне не друг, он пожертвовал мной ради Маринта. Я это навсегда запомню… Но я не хочу вспоминать его смерть.

— Ладно, тебе решать. Для меня это стало бы очень приятным воспоминанием. — Джед принялся осторожно массировать ей шею. — Рана болит?

— Немного.

Ей было приятно прижиматься к его сильному, полному жизни телу. А Фил хладнокровно заключил сделку, чтобы погасить эту жизнь! О господи! Это было ужаснее всех терзаний, через которые протащил ее Арчер. Фил должен быть наказан. Мелис знала, что гнев еще придет, но сейчас ее душа была наполнена болью. Правда, присутствие Джеда не давало ей почувствовать себя одинокой. Сколько раз он обнимал ее, терпеливо утешал за то короткое время, что они были вместе? Она не собиралась считать. Он дал ей главное — веру и надежду.

— Лонтана причинил тебе больше боли, — сказал Джед. — И эту рану я, черт меня побери, лечить не берусь.

— Я больше не хочу о нем думать. — Мелис понимала, что, несмотря на всю ее решимость, ей до конца своих дней придется жить с этим ощущением предательства. — Мы уже рядом с причалом?

— Еще пять минут, — заверил ее Николас.

— Хорошо.

Ей хотелось поскорее добраться до яхты и хоть ненадолго спрятаться ото всех. Ей еще предстояло подумать об Арчере, но прямо сейчас у нее не было на это сил. Ей хотелось оказаться как можно дальше от этого острова.

Подальше от Фила и его маленького коттеджа с окнами на бескрайнее синее море, хранившее его мечту.

Только с третьей попытки Лонтана сумел дозвониться до Арчера. Ему пришлось собрать всю свою выдержку, чтобы скрыть панику, когда Арчер наконец ответил.

— Ты мне обещал, что уберешь Келби из кадра! Ты должен сделать это немедленно. У меня уже снаряжено судно для подъема находок со дна, мне пора заявлять о правах на разработку участка, но я не могу этого сделать, пока он жив. И его, и «Трину» надо уничтожить немедленно.

— Где бумаги, Лонтана?

— Они у меня. Избавься от Келби.

Наступило долгое молчание.

— А почему ты позвонил мне именно сейчас?

— Что ты должен… — Лонтане пришлось остановиться и глотнуть воздуха. — Ты пытался меня предать. Сегодня ночью ты хотел забрать мои исследования у Мелис. Ладно, я тебя не виню, я понимаю. Но теперь ты знаешь, что все бумаги у меня, и ты должен сдержать слово. Делай то, что обещал.

53
{"b":"8047","o":1}