ЛитМир - Электронная Библиотека

Пронзительный свист послышался у него за спиной.

Николас оглянулся через плечо и увидел, как спасательная ракета разрезает воздух.

— Что, черт побери, происходит? — Арчер выбежал на палубу, его взгляд был прикован к ракете. — Дестрикс, врубай прожектора.

Он взял бинокль у первого помощника. Поначалу ему показалось, что корабль атакован, но он сразу сообразил, что Келби не стал бы столь демонстративно привлекать к себе внимание.

Его глаза лихорадочно рыскали по воде в том месте, где взлетела ракета. Ничего.

— Да где же эти чертовы прожектора?

Свет прожекторов пронизал ночной воздух над водой. Катер с заглушённым мотором тихо покачивается на волнах.

— Он слишком далеко, из воды его не выбьешь, — сказал Дестрикс. — И потом, мне кажется, он пуст.

Арчер сфокусировал бинокль на катере. Что-то белое… Он еще раз подкрутил фокус. Маленькая девочка с золотистыми волосами. Тонкие запястья связаны веревкой. Мелис!

— Есть!!!

Его охватило неудержимое волнение. Келби капитулировал! Он получил Мелис.

Арчер повернулся к Дестриксу:

— Доставь ее сюда. Проверь катер, убедись, что он не заминирован, но, главное, доставь ее мне.

Он проследил за Дестриксом и двумя матросами, пока они спускали шлюпку и гребли к катеру, а потом снова навел бинокль на Мелис. Она явно была без сознания. Может, ее одурманили наркотиками? Надо было подавить ее волю каким-то способом, чтобы втиснуть в это платье. Оно пробуждало слишком много кошмарных воспоминаний о кафасе.

Но раз уж Келби заставил ее надеть платье, это недвусмысленно означало, что он капитулировал по всем фронтам. Он не просто отдал Мелис, он преподнес ее в подарочной упаковке, которую Арчер сам для нее выбрал. Похоже, что в отношении Келби к ней не было ни капли сентиментальности.

Дестрикс добрался до катера и уже проверил его. Потом он поднял Мелис и передал ее одному из матросов в шлюпке. Они подняли весла, включили двигатель и понеслись назад к кораблю.

Сердце у него билось сильно, до боли, пока он следил за приближающейся шлюпкой. Он и сам не знал, что заставляет его кровь как безумную бежать по жилам: ненависть, похоть или предвкушение мести. Это уже не имело значения.

Мелис будет принадлежать ему.

Джед с такой силой стискивал бинокль, что вены вздулись у него на руках, пока он смотрел, как Мелис поднимают на борт. Она была безжизненной, как тряпичная кукла, пока ее везли в шлюпке, но сейчас начала шевелиться.

А когда ее подняли на борт, даже смогла встать на ноги. Но лишь на один миг. Арчер размахнулся и изо всех сил ударил ее по лицу. Она упала на палубу.

— Джед, — раздался у него за спиной голос Николаса.

— Не сейчас, ублюдок.

Один из мужчин заставил Мелис подняться на ноги и начал подталкивать ее к трапу, ведущему в каюты. Она скрылась из вида.

Джед волчком повернулся к Николасу. Его душила ярость, он даже не сразу смог заговорить.

— Ах ты, сукин сын! Ты что творишь?

— Только то, что хотела сама Мелис. Это был ее план с самого старта. Ты не хотел, чтобы она нам помогала, вот она и пошла сама.

— С твоей помощью, будь ты проклят!

— Она нашла бы способ и без меня. Ты совершил ошибку, Джед. Ее невозможно было удержать.

— Ты не дал мне ни единого шанса.

— На ее месте я чувствовал бы то же самое. Она должна была это сделать. Арчер ей крупно задолжал. На Кадоре она не смогла взыскать свой должок, вот и решила, что другого случая не будет. И к тому же нам действительно был чертовски нужен этот отвлекающий маневр.

Перед глазами у Джеда стояла картина: Арчер бьет Мелис наотмашь по лицу, и она падает на палубу.

— Она у него в руках. Ты хоть понимаешь, что это значит?!

— Ну так пойдем и заберем ее обратно, пока он не причинил ей вреда. Я принес тебе водолазный костюм и снаряжение, — сказал Николас. — Мелис подорвет заряд в час сорок пять. У нас осталось чуть больше часа, чтобы доплыть туда и занять положение. Когда раздастся взрыв, все побегут в зону камбуза. Это наш шанс попасть на борт. После этого все зависит от нас. Я велел Мелис спрятаться и не высовываться после того, как она бросит взрывчатку.

— Если к тому времени она еще будет жива.

— Она умница, Джед. Она не наделает глупостей.

Джед это знал, но ничего не мог с собой поделать: страх глодал его изнутри. Надо взять себя в руки, иначе он не сможет действовать в боевой обстановке.

— Ладно, куда ты спрятал взрывчатку?

— В ее правую сандалию. А в левую я поместил один из моих любимых стилетов и отмычку, — улыбнулся Николас.

— Легко достать?

— Стоит только сорвать подметку, и дело в шляпе. Она сможет это сделать одной рукой.

— У нее руки связаны! Твоя идея?

— Я же тебе сказал: все придумала Мелис. Если он ее не развяжет, она сможет использовать стилет. Это будет нелегко, но выполнимо.

— Если у нее будет шанс.

— Да, если у нее будет шанс.

— Ты мог ее остановить.

— Я решил не пытаться. — Николас смотрел прямо в глаза Джеду. — Можешь сколько угодно винить во всем меня. От этого ничего не изменится. Дело сделано.

Он был прав. Дело было сделано. И Джед не мог повернуть время вспять.

Николас смягчился, увидев отчаяние Джеда.

— Мне очень жаль, что пришлось так поступить. Поверь, я сам вовсе этому не рад, Джед. Я тоже очень за нее тревожусь.

— Ты тревожишься? Ты и понятия не имеешь, что это такое. — Джед отвернулся. — Давай двигаться. Где мой костюм?

Стены каюты были отделаны панелями ажурной золотой резьбы.

Постель была застелена бархатным покрывалом.

Когда матросы из команды Арчера втолкнули Мелис в его каюту, она прижалась к стене, да так и застыла. Ей было дурно. Это был ее кошмар, воплотившийся в жизнь. Даже марокканские фонари стояли на полу возле постели.

Неужели она слышит барабанный бой? Нет, это лишь игра ее воображения. Она закрыла глаза, чтобы прогнать видение. Но она не могла изгнать воспоминания.

Надо собраться с силами и одолеть их, сказала она себе. Именно на такую реакцию и рассчитывает Арчер. Не надо давать ему ничего из того, на что он рассчитывает.

Который теперь час? Мелис заставила себя открыть глаза и взглянуть на часы в золотом корпусе на стене. У нее еще пятьдесят минут. Еще пятьдесят минут ей придется оставаться в этом золоченом аду. Если она будет стоять очень тихо и смотреть только на потолок, она выдержит.

Дверь открылась, и на пороге возник Арчер. Он стоял, глядя на нее, и улыбался.

— Ты похожа на трусливую мышь. Где твое достоинство, Мелис?

Она с трудом выпрямилась.

— Ты столько трудов затратил… Когда же ты все это успел?

— Как только прибыл сюда из Майами. Я ни минуты не сомневался, что рано или поздно ты окажешься в этой каюте. Это был лишь вопрос времени. Подбор и компоновка материалов доставили мне громадное удовольствие. Я внимательно прослушивал пленки и в соответствии с ними заказывал товар. Это не давало мне скучать. — Он сокрушенно покачал головой. — Жаль, что меня здесь не было, когда ты увидела каюту. Хотелось бы мне видеть твое лицо в этот момент. Я был немного рассержен, иначе не забыл бы, что собирался быть здесь. — Арчер подошел к ней и дотронулся до синяка у нее на подбородке. — Келби не питал к тебе тех нежных чувств, на какие ты рассчитывала, верно?

— Он подонок! — Мелис посмотрела ему прямо в глаза. — Такой же, как ты.

— Рыбак рыбака видит издалека. — Одним пальцем он погладил розовую атласную ленточку у нее в волосах. — Но ты не должна его винить. Ты же мне сама говорила, что он без ума от своей яхты.

— Я все-таки не думала, что ради этой идиотской яхты он продаст меня.

— Неужели ты до сих пор не усвоила, что шлюхи — одноразовый товар? На смену одной всегда найдется другая. Но я готов признать, что твой случай — особенный. Я питаю к тебе чуть ли не родственную привязанность. — Арчер отступил на шаг. — И ты так прелестно выглядишь! Ну-ка повернись. Сделай это для меня.

58
{"b":"8047","o":1}