ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я приеду к тебе.

— Нет, не надо. Я же знаю, какое у тебя плотное расписание и, как всегда, пациентов под завязку.

— И у меня есть подруга, которой я нужна.

— Спасибо, Кэролин, я справляюсь. Но если захочешь приехать сюда на выходные, я буду только рада. Ты уже давно не видела Пита и Сьюзи.

Мелис представила себе, как сосредоточенно размышляет Кэролин, хмуря свой шоколадный лоб.

— Ты там одна? — спросила Кэролин.

— Нет, Кол здесь. И даже если бы его не было, я никогда не чувствую себя одинокой, Кэролин. У меня есть дельфины.

— Ну да, есть с кем поговорить по душам.

— По правде говоря, да. Они, по крайней мере, не огрызаются.

Кэролин засмеялась.

— Ладно, тогда дождусь выходных. А на следующей неделе возьму себе несколько отгулов, и мы махнем на моем катере на остров Парадиз. Будем лежать на пляже, пить пинаколаду[7], а весь остальной мир пошлем к чертям.

— Отличный план!

— Да, но нереалистичный. Ну ладно! — Кэролин помолчала. — Позвони мне, если я тебе понадоблюсь. Это давно назревало, ты же знаешь. И когда твои эмоции вырвутся из-под спуда, я хочу быть на месте и прийти к тебе на помощь.

— Я справлюсь. Жду тебя в пятницу после обеда. — Мелис помедлила секунду. — Спасибо, Кэролин. Я тебе когда-нибудь говорила, как много для меня значит иметь такую подругу, как ты?

— Точно не скажу, но уверена, в одном из припадков сентиментальности ты об этом упоминала. Увидимся в пятницу.

Кэролин повесила трубку.

В пятницу… А сегодня вторник. Волна одиночества накатила на Мелис. Выходные вдруг показались ей страшно далекими. Ей захотелось тут же перезвонить Кэролин и…

Стоп! Что она скажет Кэролин, если перезвонит? Захнычет и признается, что ей так одиноко? Нет, она никому не будет плакаться в жилетку. Даже Кэролин.

Надо заняться дельфинами. Остров успокоит ее, залечит ее раны.

«Если твои эмоции прорвутся из-под спуда, я хочу быть на месте и прийти к тебе на помощь».

Эмоции не прорвутся. Она уже пришла в себя. Она владела ситуацией. Как всегда.

А до пятницы совсем не так далеко.

Через четверть часа после того, как Джед сошел с самолета на Тобаго, его сотовый зазвонил.

— Ну как, я не задержал тебя с первым отчетом? — спросил Уилсон. — Не хотел заставлять тебя ждать.

— Тебе полагается медаль за старательность, разве я тебе не говорил? — Джед рассчитался с носильщиком и сел в такси. — В порт, — сказал он водителю, устраиваясь на заднем сиденье. — Что у тебя есть для меня?

— Не так много, как мне бы хотелось. Профессиональное прошлое Лонтаны тебе известно.

— Только не за последние пару лет.

— Это потому, что два года назад он исчез со всех радаров. Никто не знал, где он и что делает.

— Где-то плавал? Сокровища искал?

— Его шхуна стояла на приколе в Нассау еще год назад. Потом он прилетел, снялся с якоря и в большой спешке отправился куда-то на «Последнем приюте». Он никому не сказал, куда собирается и когда вернется.

— Интересно!

— А сразу после того как он покинул Нассау, там появились крутые костоломы и начали его искать. Вопросы они задавали весьма грубо.

— А где была Мелис Немид все это время?

— На своем острове с дельфинами.

— Она знала, где Лонтана?

— Если и знала, никому ничего не сказала.

— Расскажи мне о Мелис Немид.

— Тут много белых пятен. Похоже, она появилась в жизни Лонтаны, когда ей было шестнадцать. Он тогда изучал теплые океанские течения у берегов Сантьяго в Чили. Она была подопечной некоего Луиса Дельгадо. Училась в школе и участвовала в его программе «Спасите дельфинов». По словам Гэри Сент-Джорджа, она была тихой, замкнутой девочкой, казалось, вся ее жизнь сосредоточена на учебе и работе с дельфинами. Тихоня. Умна не по годам. Училась в основном дома, через Интернет, и на практике, во время работы. Но в шестнадцать лет ее приняли в колледж, и она защитила сразу магистерскую степень по биологии моря, минуя бакалавра.

— Стало быть, очень умна.

— И, судя по всему, обществу людей она предпочитает своих дельфинов. Большую часть времени проводит в одиночестве на своем острове. Правда, полгода назад она ездила во Флориду, но только для того, чтобы протестовать против чиновников, мешающих спасать выбросившихся на берег дельфинов.

— А что сталось с этим Луисом Дельгадо?

— Он переехал в Сантьяго, когда ей было шестнадцать.

— И просто оставил ее?

— Вот это и есть одно из белых пятен. Я знаю одно: на той же неделе она отплыла из Сантьяго с Лонтаной и с тех пор с ним не расставалась. Плавала с ним на «Последнем приюте», принимала участие в нескольких экспедициях. И в то же время каждый из них, судя по всему, ведет свою собственную жизнь.

— А что это за остров, на котором она живет?

— Лонтана купил его на деньги, вырученные от поднятия испанского галеона. Если ты надумал нанести ей визит, без приглашения ездить не советую. Пристать можно только в бухте на южной стороне острова, а вход в бухту огражден сетью под током, чтобы защитить дельфинов. Растительность до того буйная, что даже вертолет не сможет сесть.

— Я пока не собирался наносить ей визит. Найму круизный катер и останусь здесь, пока ты не добудешь мне что-нибудь, что я мог бы использовать. Я думаю, ей нужно время, чтобы примириться со смертью Лонтаны.

— Тогда зачем ты прилетел?

Джед пропустил вопрос мимо ушей.

— Что ты узнал насчет того катера, который я засек, пока искал Лонтану?

— Я все еще над этим работаю. Если он был арендован, есть вероятность, что мы скоро его найдем. Буквы С, И, Р означают «Сирена». Это тип судов, которыми владеет британская лизинговая компания в Афинах. Зарегистрировано множество «Сирен», но у всех названий существительному предшествует прилагательное. Хотя, возможно, я иду по ложному следу. — Уилсон помолчал. — Думаешь, кто-то следил за ней?

— Не исключено. Добудь мне имена и описания. Как можно скорее.

— Завтра.

— Сегодня.

— Трудный ты человек, Джед. Что-нибудь еще?

— Да, попытайся разыскать Николаса Лайонса, пусть приедет сюда.

— О черт!

— Все нормально, Уилсон, — засмеялся Джед. — Насколько мне известно, он в последнее время стал весьма осмотрительным и действует вполне легально… по его меркам.

— Ну, это звучит не слишком обнадеживающе. Похоже, мне следует быть готовым к тому, чтобы снова выкупать вас обоих из тюрьмы?

— Подумаешь, всего-то разок и было дело, а ты все попрекаешь. И тюрьма эта в Алжире — настоящая крепость, а то мы бы и без тебя из нее выбрались.

— Я думаю, ты выбирал себе в друзья самых отчаянных типов, когда служил в «тюленях».

— Ошибаешься. Это я был самым отвязанным типом, Уилсон.

— Что ж, мне остается благодарить бога, что ты вырос, повзрослел и перестал играть в десантника. Это было бы очень похоже на тебя — схлопотать пулю, а меня оставить разгребать всю бумажную работу.

— Ну нет, так подло я бы с тобой не поступил.

— Поступил бы! — Уилсон вздохнул. — У тебя есть хоть малейшее представление о том, где сейчас Лайонс?

— В Санкт-Петербурге.

— Можешь ему позвонить?

— Нет, он часто меняет номера телефонов.

— Что весьма характерно для всех здравомыслящих и осмотрительных граждан.

— Найди его, Уилсон. Заставь его мне позвонить.

— Скрепя сердце и вопреки рассудку. — Уилсон сделал паузу. — Я узнал от Гэри Сент-Джорджа еще одну вещь относительно Мелис Немид. Первые два года жизни с Лонтаной она регулярно посещала промывателя мозгов в Нассау. Доктора Кэролин Мьюлан.

— И что?

— Она не делала из этого секрета. О своих визитах к доктору Мьюлан она говорила вполне открыто. Даже шутила по этому поводу. Сент-Джордж уверен, что и в Сантьяго она посещала психоаналитика.

— Вот это сюрприз! У меня сложилось о ней иное впечатление. Мне она показалась весьма уравновешенной особой. Я даже подумал, что такие редко встречаются.

вернуться

7

Ананасовый коктейль.

9
{"b":"8047","o":1}