ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, — сказала она. — Понимаю. Мне тоже очень понравилось, если ты об этом.

Морган усмехнулся.

— Тебе понравилось? — повторил он. — По-моему, ты просто пытаешься поставить меня на место.

— А где твое место? Каждый раз, стоит мне только отвернуться, ты захватываешь все новые и новые территории.

— Я просто не могу удержаться, — пожаловался он, слегка покусывая ее сосок. — Ведь это так интересно, так увлекательно! Кроме того, ты, кажется, не возражала против того, чтобы я… — Его мобильник, лежавший рядом на тумбочке, разразился громкой трелью, и Морган выругался. — Не дай бог, Гэлен звонит нам, чтобы сказать, что у него нет никаких новостей! — Он взял телефон и нажал на кнопку. — Что случилось, Гэлен?

— Я думаю, Смизерс мертв, — сказал Гэлен. Морган сел на кровати.

— Почему ты так решил? Откуда ты знаешь?

— Пока это только предположение. Я разговаривал с ним по телефону, потом услышал звук выстрела — и все.

— Избавься от своего телефона, пока тебя не засекли.

— Сомневаюсь, что это возможно. Впрочем, я его уже выбросил и разговариваю с тобой по другому аппарату. Смизерс успел сообщить, что на фабрике осталось много электронного оборудования, но все важные документы вывезены или уничтожены. Конечно, можно попробовать покопаться в электронике, но я сомневаюсь, что нам это что-то даст — в противном случае ее бы тоже увезли. Тем не менее Смизерсу удалось обнаружить нечто странное. Подвал, куда он спустился и где его убили, значительно больше по площади, чем само здание; судя по всему, он захватывает и часть фабричного двора. Пол там земляной, а в земле — глубокие ямы. Смизерс сказал, у них такой вид, словно кто-то пытался прорыть подземный ход на другую сторону планеты.

— Это все?

— Да. Если Смизерс и увидел что-то еще, сообщить об этом он не успел. Эти гады его прикончили. Или захватили. Последнее, впрочем, маловероятно.

— Смизерс был твоим другом?

— Нет, но это я послал его в Фэрфакс, и я за него отвечаю! Он был… одним из моих людей, если ты понимаешь, что я хочу сказать. Это дело становится для меня почти личным… Послушай, Джадд, ты не знаешь, что это могут быть за ямы? Для чего они?

— По поводу ям ничего сказать не могу. Но у меня есть одна мысль. Нужно найти единственного известного нам человека, который может рассказать, что происходило на фабрике. Как насчет кредитки Пауэрса? Есть что-нибудь новенькое?

— Пока нет. Когда что-то будет, я тебе сразу сообщу, но это будет не завтра и даже не послезавтра. Сейчас я лечу в Браунсвилл — мне необходимо убедиться, что я не ошибся и Смизерс действительно погиб.

Гэлен дал отбой, а Морган повернулся к Алекс. — Что случилось? — спросила она.

— Погиб Смизерс — агент Гэлена, который ездил в Фэрфакс. — Морган встал. — Пойду приму душ и сварю кофе. Думаю, мы больше не можем позволить себе валяться в постели.

— Этот Смизерс… Почему его убили? Он что-то нашел?

Морган мрачно посмотрел на нее.

— Только глубокие ямы в земле.

— Ничего не понимаю! — воскликнула Алекс, прихлебывая кофе. — Что они могли копать в подвале? Не нефть же там искали!

— Это действительно вряд ли. Судя по количеству электронно-измерительного оборудования, там, скорее всего, проводились какие-то эксперименты. — Морган откинулся на спинку стула. — Как бы то ни было, нам придется кое-что разведать, проверить все возможности. Скажи, тебе знакома такая работа, как поиск и сопоставление фактов?

Алекс фыркнула:

— Конечно, знакома. Ведь я же журналистка.

— Вот и отлично. — Морган немного помолчал. — Итак, что мы имеем? Рухнула плотина, вода затопила долину и вызвала сильный оползень, под которым погибли десятки людей. При этом плотину никто не взрывал, если только официальные сообщения не лгут. Я лично склонен им верить — в Арапахо-Джанкшн работало слишком много независимых ученых и экспертов, чтобы им можно было одним махом заткнуть рты или обвести вокруг пальца.

— Если так, — не выдержала Алекс, — то что ты хочешь от меня? Что я должна найти, какие факты?

— Новые технологии, — медленно сказал Морган. — Или, наоборот, старые, но забытые. Сообщения о новых методах в таких областях, как, например, геологоразведка или сейсмология, которые по какой-то причине не разрабатывались. В общем, я не знаю… Нам нужна любая ниточка, но я не представляю, что это может быть!

— Я тоже не представляю — пока. Но это ничего не значит. Я уверена — если что-то промелькнуло в средствах массовой информации, я это найду.

— Что тебе для этого нужно?

— Хороший компьютер и пароль, чтобы войти в программу Лексис-Нексис. А еще, конечно, время и немного везения.

— Компьютер и программу я тебе обещаю, что же касается времени и удачи — тут я не властен. В любом случае надо начать как можно скорее.

— А что будешь делать ты?

— Как только Гэлен мне перезвонит, я отправлюсь на поиски мистера Пауэрса. Мне нужно очень серьезно поговорить с этим господином. Если он расскажет нам все, что мы хотим узнать, ничего больше не понадобится.

— А если он не захочет рассказывать?

— Он захочет, — тихо ответил Морган. — Это я тебе обещаю.

От этих слов на Алекс вдруг повеяло таким леденящим холодом, что она вздрогнула и поскорее поставила чашку с кофе обратно на поднос. Каких-нибудь сорок минут назад она лежала в одной постели с этим человеком и чувствовала себя превосходно. Морган казался таким страстным, внимательным, нежным… Теперь это был совсем другой человек — властный, уверенный, опасный.

— Ты хотела бы, чтобы я притворился кем-то, кем я на самом деле не являюсь? — негромко спросил Морган, внимательно наблюдавший за выражением лица. — Напрасно. Умение быть самим собой при любых обстоятельствах — редкая добродетель, и ты ее тоже не лишена. — Он внезапно усмехнулся. — Пауэрс что-то знает, на сегодняшний день он — наш единственный ключ к разгадке. И он все мне расскажет.

— А если он все-таки не захочет?

— Тогда ему будет очень, очень больно. И даже если Пауэре человек упрямый, я сомневаюсь, что он продержится больше получаса.

— О боже!

— Может быть, мне следует проявить мягкость и отпустить Пауэрса на все четыре стороны, чтобы он устроил еще одно Арапахо? Я не знал, что тебе так нравится копаться в глине и искать мертвые тела.

— Ты с ума сошел!

Его губы изогнулись в какой-то странной гримасе, смысл которой до Алекс не дошел.

— Прошло столько времени, а ты так и не разобралась во мне! А может… Известно ли тебе, что на многих женщин запах смерти действует… возбуждающе?

— Что-о?!

Он поднял руку и поднес к ее глазам.

— Что ты видишь?

— Я…

— Ты видишь смерть? Она здесь, только она выжидает. Вот этот палец плавно нажмет на спусковой крючок, винтовка дернется, пуля вылетит из ствола, и…

— Замолчи! — Алекс вздрогнула. — Не надо так говорить! Ты меня…

— Пугаю? Но ведь ты боишься не меня, ты боишься правды. Большинство людей не хочет ничего знать о некоторых не слишком красивых делах, даже если они совершаются ради них, ради их безопасности. Жизнь не бывает без грязи и крови, просто об этом не принято говорить и на это не всегда приятно смотреть. Вот почему люди надеются, что это их никогда не коснется. Часто именно так и бывает, но у нас совсем другой случай.

«Он имеет в виду и меня», — поняла Алекс. Она по уши увязла в этой истории, и выбраться из нее живой, не испачкавшись, было, скорее всего, невозможно. Но если для нее все происшедшее было пусть неприятным, опасным, но все-таки эпизодом в ее жизни, то для Моргана это была повседневная работа. Грязная работа, но и ее тоже должен был кто-то делать.

Так стоило ли удивляться этому вдруг повеявшему на нее холоду? И все же за его суровыми чертами и ледяным взглядом Алекс чудилось что-то еще. Что? Этого она не знала, а выяснять сейчас, что же на самом деле скрывается в глубинах его души, было, наверное, не самой лучшей идеей. Говорят, никто не знает мужчину так хорошо, как женщина, которая с ним переспала. Алекс переспала с Морганом, но не узнала о нем ничего, кроме разве того, что он замечательный любовник. Никого лучше у нее, пожалуй, еще не было. И вот теперь он повернулся к ней новой, неожиданной стороной, о существовании которой она не знала и предпочла бы не знать.

42
{"b":"8049","o":1}