ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А может быть, Рунн не позади, а впереди нее?

В том, что Рунн ее просто так не отпустит, Алекс не сомневалась. Но сейчас лучше было об этом не думать. Главное — двигаться, двигаться как можно быстрее, оставляя по возможности меньше следов.

Быть может, Рунн и непревзойденный профессионал, но он все-таки человек, а люди несовершенны.

Люди допускают ошибки, следовательно, у нее есть шанс.

Главное — бежать.

И не останавливаться.

11 ноября, 00.40

Телефон Моргана зазвонил как раз в тот момент, когда он поднимался на борт самолета.

— Привет, — сказал Рунн. — Ты небось весь извелся, пока ждал моего звонка? Я тоже ждал… очень долго ждал. Но, похоже, скоро все кончится.

— Я рад, — холодно ответил Морган. — Мне, честное слово, надоело водить тебя за нос. Это оказалось скучней, чем я думал. Одного не пойму: с чего ты вообразил, будто сможешь взять надо мной верх? Я играл в эти игры, когда ты еще под стол пешком ходил.

Рунн делано рассмеялся.

— Тебе не удастся меня разозлить, Морган. Если я чему-то у тебя и научился, так это умению контролировать свои эмоции.

— Судя по следам, которые остались в доме Пауэрса, ничему ты не научился. Я там был и видел все собственными глазами. Можно подумать, там орудовал обкурившийся подросток, а не профессионал.

— Я был ранен и не мог… — Рунн осекся. — Нет, я не собираюсь оправдываться. К тому же сейчас со мной все в порядке. Я полностью контролирую ситуацию.

— Ты будешь ее контролировать, когда поймаешь Алекс Грэм. А ведь этого еще не произошло, не так ли?

— Пока нет. Я решил дать ей час форы. Правда, довольно щедро с моей стороны? К исходу этого часа она вообразит, будто я в самом деле решил ее отпустить, и исполнится надежды. А мы оба прекрасно знаем, как быстро ломается человек, когда его лишают надежды, как много он совершает ошибок. Такой человек мечется, впадает в отчаяние, даже в истерику, если это женщина… Рассказать тебе, что я с ней сделаю, когда она окажется у меня в руках?

— Сначала тебе нужно ее поймать. Ну так как, Шин Той, скажешь ты мне, наконец, где находишься, или будешь выламываться, словно мелкая шпана из Централ-парка?

Последовала долгая пауза, потом Рунн сказал:

— Разумеется, Морган. Ведь ради этого все и затевалось, правда? А что касается твоих последних слов, то за них мне сполна заплатит Алекс.

— Я жду, Рунн! — напомнил Морган.

— Ты должен выехать из Вашингтона по Белт-уэй. Доедешь до шоссе 270 и повернешь на север. На указателе Мэттью-парк повернешь налево, доедешь до первого перекрестка и свернешь направо. Справа от шоссе стоит рекламный щит ресторана «Коппер-мор». В шести милях к западу от него ты увидишь высокий утес с лысой макушкой; от него до Z-III рукой подать. Формально этот полигон под названием Скоттиш-Вэли принадлежит Управлению инженерных войск сухопутных сил США. Двести акров заросших лесом холмов, лощин, ручьев… — Он немного помолчал, очевидно, дожидаясь, чтобы Морган как-то отреагировал, потом спросил: — Когда ты здесь будешь?

— Чтобы добраться туда, мне может потребоваться несколько часов. Но не беспокойся — я появлюсь, когда ты будешь меньше всего этого ожидать.

— Постарайся не слишком копаться, иначе я потеряю терпение и перережу ей глотку.

— В этом случае ты меня вообще не дождешься. К чему мне мертвая женщина?

— Разве ты не захочешь отомстить?

— Месть хороша для узколобых придурков вроде тебя. Ты же знаешь, что я не позволяю чувствам управлять собой.

— Да, я знаю… Я понял это, когда ты использовал меня, чтобы прикончить моего отца. Ты хоть знаешь, Морган, что до встречи с тобой у меня никогда не было настоящего друга? Я буквально боготворил тебя, и мне казалось, что ты тоже считаешь меня другом.

— Нет, Рунн, я никогда не считал тебя своим другом. Ты был только средством, ключом к твоему отцу.

— Ты подонок, Морган! — Голос Рунна стал хриплым, словно от боли. — Так знай же, что эта женщина для меня — тоже ключ. Ключ к тебе, к твоей смерти. Приезжай и попробуй отнять у меня этот ключ. — Не прибавив больше ни слова, Рунн отключил связь.

«Когда ты здесь будешь?..»

Этот вопрос Рунна поверг Моргана в состояние, близкое к отчаянию. Он знал, что в лучшем случае доберется до Z-III не раньше, чем через пять часов. Сумеет ли Алекс продержаться столько времени? И чего ей это будет стоить? Зная ее, Морган мог с уверенностью сказать, что она не сдастся легко и Рунну придется применить силу. А это означало верную смерть.

Морган вошел в самолет и, сев в кресло, с силой потер лицо. «Не раскисать! — скомандовал он себе. — Ведь умел же ты оставаться спокойным, даже когда ставкой в игре была твоя жизнь!»

Но в этой игре ставка была гораздо выше.

Алекс…

— Рунн звонил мне десять минут назад и сказал, что он на месте, — сообщил Дэнли Бетуорту, когда тот взял трубку. — Этот желтый был чертовски любезен. Ты не знаешь, что это с ним?

— Ничего удивительного, — проворчал Бетуорт. — В конце концов, он занимается делом, которое любит больше всего на свете. Ты в курсе, откуда он должен стрелять?

— С вершины утеса.

— Держись поближе к нему, чтобы ликвидировать его немедленно. Мы не можем позволить себе никаких ошибок.

— Я все сделаю сам. Через десять секунд после своего выстрела Рунн будет мертв. Как дела в Вашингтоне?

— Все идет по плану. Меня беспокоит только Логан — он подобрался довольно близко. Ничего, когда все рычаги будут в наших руках, мы его просто раздавим. Кстати, аппаратура, которую ты установил в Кемп-Дэвиде, работает превосходно, — добавил Бетуорт, вспомнив, что Дэнли обожает похвалы. — Отличная работа, Бен!

— Спасибо. — Дэнли немного поколебался. — Мне не нравится только одно: Лири сегодня не вышел на связь.

— Вот как? А что, есть основания для тревоги?

— Пожалуй, нет. Кордоба сообщил, что после своего приезда Лири все вечера проводил в гей-барах. Очевидно, просто загулял с новым мальчиком. И все же мне было бы спокойнее, если бы он оставался на месте. Это было бы лишней гарантией, что «Матанса» не сорвется с крючка.

— Ничего, натрахается и вернется. Лири вполне надежен — это твои собственные слова, Бен. Что касается Кордобы, то он знает свою выгоду. Не беспокойся, он не станет отказываться от своих обязательств. — Бетуорт посмотрел на часы. — О, уже половина третьего ночи! Остался всего один день, потом нас уже ничто не остановит. Знаешь, Бен, я очень рад, что в Скоттиш-Вэли у меня есть такой человек, как ты. Сам я смогу приехать туда только завтра — мне нужно убедиться, что ничего не сорвется в последний момент. Ну а если у тебя возникнут какие-то затруднения, позвони мне.

Закончив разговор, Бетуорт откинулся на спинку кресла. Он испытывал небывалый душевный подъем. Приятное возбуждение разливалось по жилам, словно молодое вино. Чувствовать себя всемогущим было по-настоящему восхитительно! Другие на его месте могли нервничать и суетиться, но Джерри Бетуорт был вылеплен из самого крутого теста.

Так, во всяком случае, ему казалось.

5.05

— Дэнли нигде нет, — мрачно сказал Логан. — И я по-прежнему не могу дозвониться в Кемп-Дэвид. Каждый раз мне говорят, что ни Келлер, ни президент не принимают никаких звонков.

— Ты, кажется, собирался действовать через Челси?..

— Я заказал разговор с Питсбургом, но, честно говоря, надежды у меня мало. Первую леди охраняют не хуже, чем самого президента, — Андреас об этом позаботился.

— Странно, — проворчал Гэлен. — Я допускаю, что президент может не отвечать на звонки — из-за занятости, усталости, из-за болезни, наконец. Но Келлер… Для него не ответить на звонок означает пренебречь информацией, которая может оказаться жизненно важной. Секретная служба очень тщательно проверяет все поступающие к ним сообщения — этот порядок был введен после убийства Кеннеди и с годами стал еще более жестким.

71
{"b":"8049","o":1}