ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вашей вины здесь нет, мисс Уинстон, – сказал мистер Дэвис, вежливо улыбаясь. – Это я пришел слишком рано. Дело в том, что мне хотелось поговорить с вами до того, как вы с головой уйдете в ваши повседневные заботы.

В последних его словах прозвучало нечто такое, что заставило Хани повнимательнее вглядеться в гостя. "Знает, что наши дела плохи? – подумала она. – Откуда? И зачем он тогда пришел?"

– Дело у меня важное, – продолжал тем временем мистер Дэвис, снова опускаясь в удобное кресло для посетителей, – и мне бы хотелось, чтобы вы начали работать на нас как можно скорее.

– На нас? – машинально переспросила Хани, и ее брови удивленно поползли вверх. Обойдя вокруг стола, она опустилась в собственное кресло с высокой спинкой и придвинула к себе чистый блокнот. – Вы меня заинтриговали. Я слушаю вас, мистер Дэвис.

– Я сотрудник Государственного департамента, мисс Уинстон, – негромко сказал Дэвис. – И можете не сомневаться, что работа, которую мы хотим поручить вам, действительно очень ответственная и важная. И срочная. Мы хотели бы, чтобы вы взялись за обеспечение безопасности одного весьма высокопоставленного лица, находящегося в нашей стране с визитом. По нашей информации, определенные силы планируют его убийство, и наша задача – предотвратить покушение.

Он достал из кармана небольшой блокнот и быстрым движением перелистнул страницы.

– Согласно вашему досье, за время службы в управлении полиции Хьюстона вы дважды исполняли обязанности телохранителя. В первый раз вы обеспечивали безопасность важного свидетеля, а во второй – охраняли телеведущую, которая получила письмо с угрозами.

– Досье? – удивилась Хани. – У вас есть на меня досье?

Дэвис закрыл свою записную книжку и улыбнулся ей снисходительной, успокаивающей улыбкой.

– Досье есть у каждого работника правоохранительных органов, и мы сочли необходимым заглянуть в него, когда… когда вас рекомендовали нам в качестве исполнителя этой важной работы. Согласитесь, что нам важно было убедиться в вашей профессиональной компетентности и личной порядочности, прежде чем доверить вам охрану принца Руби.

– Принца Руби?! – Хани едва не подскочила в своем кресле, и глаза ее от удивления расширились. – Вы хотите, чтобы я охраняла принца Руби?

– Не только, мисс Уинстон. Вам придется также отвечать за безопасность его двоюродного брата Алекса Бен Рашида, однако официально вы будете числиться телохранителем принца, – быстро сказал Дэвис. – Ваша работа почти не будет отличаться от той, чем вы занимались раньше. Вам придется жить в одном с ним помещении и сопровождать объект, куда бы он ни направился. Если вам понадобится подкрепление или люди для страховки – не стесняйтесь, звоните мне или кому-то из моих заместителей, и мы обеспечим нужное количество профессионально подготовленных людей.

– Минуточку, – медленно произнесла Хани. – Я что-то не улавливаю связи… С каких это пор правительство Соединенных Штатов набирает телохранителей для иностранных гостей среди частных детективов? Куда же подевались Секретная служба, ФБР и ЦРУ?

Джош Дэвис неловко отвел взгляд, он казался несколько смущенным.

– Дело в том, что принц Руби отказался от обычных телохранителей. "Или мисс Уинстон – или никто!" – вот его подлинные слова. Когда вчера вечером принц позвонил мне, он очень настаивал на том, чтобы его охраняли именно вы.

– Так он позвонил вам вчера вечером? – нетерпеливо перебила Хани. – Случайно не после восьми часов?

Наконец-то ситуация начала проясняться, и Хани обиженно поджала губы. А она-то чувствовала себя виноватой, что нагрубила ему, и даже собиралась извиниться! Еще вчера Хани заметила, что ее внешность произвела на принца сильное впечатление, но она никак не ожидала, что он пойдет так далеко и попытается загнать ее в угол. То, как беззастенчиво принц Руби воспользовался своими связями и своим высоким положением, заставило ее испытать очередное разочарование. Она думала о нем лучше!

– Я почти уверена, что это предполагаемое покушение – плод воображения Его Высочества, – сказала она холодно, – так что на этот счет вы можете не беспокоиться. Впрочем, ваше предложение меня не интересует в любом случае. Вам придется поискать кого-то другого, кто сопровождал бы принца во всех его похождениях… простите, я хотела сказать – поездках. Нет никакого сомнения, что если его высочество даст себе труд напрячь память, он сумеет представить вам целый список женщин, которые могли бы с успехом заменить меня.

Хани поднялась из-за стола.

– Всего хорошего, мистер Дэвис…

– Сядьте, мисс Уинстон.

Голос Дэвиса звучал так же ровно и спокойно, как и минуту назад, но Хани без труда уловила в нем металлические нотки, да и взгляд чиновника стал более острым и пронзительным.

– Сядьте, – повторил он. – Мы еще не закончили нашу маленькую дискуссию. Во всяком случае, вы, как видно, пока не поняли, что я не приму отказа ни в какой форме. Ставки слишком высоки.

– Насколько мне известно, мистер Дэвис, я не состою на службе в вашем ведомстве, – сказала Хани, потихонечку закипая, – и имею полное право сама распоряжаться собой. Я вам только что заявила со всей определенностью, что у меня нет ни малейшего желания…

– Сядьте и выслушайте меня, мисс Уинстон, – в третий раз проговорил Дэвис, и в его голосе ясно прозвучала неприкрытая угроза. – Я хотел бы договориться с вами полюбовно, однако вы, похоже, не расположены пойти нам навстречу. Придется применить другие меры убеждения, пусть даже вам это и не понравится. Начну с ваших вчерашних действий… Надеюсь, вы отдаете себе отчет в том, что, проникнув в номер гостиницы с намерением похитить не принадлежащую вам собственность, вы совершили преступление?

Хани села.

– Он рассказал вам об этом?! – спросила она упавшим голосом.

Дэвис кивнул.

– Принц специально оговорил, чтобы я использовал этот рычаг давления только в том случае, если мне не удастся договориться с вами мирным путем. И, сдается мне, его высочество прекрасно разобрался в вашем характере… – Его губы сложились в циничную усмешку, отчего лицо Дэвиса стало сухим и неприятным. – И зарубите на своем прекрасном носу, мисс:

Стоит принцу или мне позвонить в мэрию, и вы лишитесь своей лицензии на частную детективную деятельность.

– Я была бы круглой дурой, если бы не понимала этого, – холодно ответила Хани. – Я знала, на что шла.

На самом деле она, несомненно, была круглой дурой, когда рисковала всем, что у нее было, польстившись на высокий гонорар, предложенный ей злокозненной сеньорой Гомес.

Судя по выражению лица Дэвиса, он прекрасно понял, о чем она только что подумала.

– С вашей стороны это был довольно опрометчивый шаг, – сказал он с неодобрением и заглянул в записную книжку, которую все еще держал в руке. – Конечно, вас можно понять, учитывая ваше незавидное финансовое положение, но все же риск был слишком велик. Вам еще повезло, что принц Руби решил не выдвигать против вас никаких официальных обвинений.

– …При условии, что я перееду к нему, – едко заметила Хани. – Я не знала, что Государственный департамент промышляет еще и сводничеством!

В лице Дэвиса не дрогнул ни один мускул.

– Вы напрасно расцениваете мою деятельность как сводничество, мисс Уинстон, – сказал он ровным голосом. – Служба, которую я вам предлагаю, является вполне законной и официальной. Любой из ваших коллег с радостью ухватился бы за такую возможность. Учтите: кроме вознаграждения за труды, которое может оказаться для вас довольно существенным подспорьем, вы получите бесплатную рекламу. Охрана особ королевской крови считается очень престижной, и вы можете рассчитывать на самое широкое паблисити.

– В чем в чем, а уж в этом-то я уверена на сто процентов, – вздохнула Хани. – Паблисити мне не избежать, это как пить дать!

Она наклонилась вперед и умоляюще взглянула на своего собеседника.

– Послушайте, мистер Дэвис, если ваш департамент так серьезно относится к своей работе, то вы не можете не понимать, что в данном случае в ней нет никакой необходимости. Ланс Руби не нуждается в охране! – Ее губы насмешливо скривились. – Его нужно охранять разве что от бывших любовниц. Поверьте, со стороны его высочества все это просто уловка, шутка, в которой страдающей стороной в любом случае окажусь я. Право же, у принца довольно странное чувство юмора, и мне оно не нравится…

9
{"b":"8051","o":1}