ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алекс внезапно почувствовал себя неуютно, осознав, как упорен Гален даже в таком, казалось бы, незначительном деле, что же можно сказать о его преданности грандиозным замыслам!

– Почему бы тебе не пойти и не предупредить ее? – предложил Гален, не глядя на Алекса. – Ведь ты именно этого хочешь. – И ты не попытаешься остановить меня?

– Зачем, если это поможет тебе избавиться от чувства вины? – Он плотно обвязал тряпку вокруг колена Селика.

– Ты надеешься, что убедил ее?

– Нет, – тихо ответил Гален. – Я уверен, что убедил ее.

* * *

– Ты не обязана соглашаться с ним, – Алекс смотрел на выпрямленную спину отвернувшейся к окну Тесс. – Все, что тебе надо сделать, – это сказать, что ты не желаешь выходить за него замуж, и мы утром же поедем с тобой в Белайхо.

– Ведь это ты все сам устроил, разве нет? – Тесс говорила тихим голосом. – Меня удивило, когда отец предложил мне поехать во Францию. Ведь именно ты подал ему эту идею и убедил его. Почему?

– Гален решил, что тебя надо защитить, и уверил меня, что сестры в монастыре справятся с этим лучше всего.

– А ты всегда делаешь то, что велит тебе шейх Бен Рашид?

– Он убедил меня, что это для твоей же пользы.

– Да, он может быть очень убедительным. – Она обернулась к нему. – Но я удивлена, почему ему так легко удается получать от тебя то, что он хочет.

– Он не… – Алекс оборвал себя и тяжело вздохнул. – В действительности, ему не стоило большого труда подчинить меня своей воле в то время. Я тогда оставался эдаким пустоголовым щеголем, обеспокоенным прежде всего покроем своего костюма, нежели тем, что происходит вокруг меня.

Она задумчиво и внимательно изучала его.

– А ты изменился.

– Седикхан, Гален изменили меня. – Алекс оглядел свой золотой парчовый сюртук. – Хотя, должен признаться, я до сих пор люблю иногда блеснуть.

– Но в этом нет ничего плохого. – Она улыбнулась ему нежной, любящей улыбкой. – И этот пустоголовый щеголь очень добр ко мне.

– Ты щадишь меня. Мне надлежало больше заботиться о тебе. А для этого недостаточно сделать что-то путное один раз.

– Это то, чему ты научился в Седикхане?

– Да. Этому и многому другому.

– Что ж, это, должно быть, очень интересная страна. Почему ты пытаешься отговорить меня ехать туда.

– Я почувствовал ответственность за тебя.

–Ну и?..

– Это очень сложная ситуация. Я не хочу, чтобы ты страдала.

– И все-таки ты согласился вовлечь меня в эту авантюру.

– Ты нужна Галену. Ты нужна Седикхану. Я думал, что для тебя в этом не будет большого вреда.

– А сейчас ты думаешь иначе? Он пожал плечами.

– Не знаю. Гален… он не всегда… – После длинной паузы он сказал тихо: – В Заландане Гален – полновластный правитель, и его люди преданы ему. Он властелин более могущественный, чем даже мой отец.

– Это не так уж плохо, если его люди преданы ему.

– Ты не понимаешь. Желание Галена объединить Седикхан – страсть, способная уничтожить все на своем пути. – Он грустно взглянул на нее. – Я не хочу, чтобы тебя смели, Тесс.

Она засмеялась.

– С чего бы мне волноваться из-за таких пустяков. Я останусь гостьей в Седикхане всего на три года или, может быть, даже меньше.

Он заметил румянец волнения на ее щеках и с грустью почувствовал, что его слова не поколеблют ее решения.

– Три года могут показаться очень долгими.

– У меня к тебе только один вопрос. Ты полагаешь, Гален сдержит свое обещание? Я могу доверять ему?

–Да.

Она пересекла комнату и легко коснулась его щеки поцелуем.

– Я благодарна тебе за твою заботу, Алекс. Но я уверена, все будет действительно чудесно. – Однако в ее голосе слышались горькие нотки. –

Я знаю, что всего лишь пешка для твоего друга, но была ли я чем-либо другим? В конце концов, у меня есть шанс на независимость, если я соглашусь на его условия. Никто до сих пор не предлагал мне даже такой возможности. Ты прав и он прав. Это неплохая сделка.

– Так ты решилась?

Она кивнула и отступила на шаг.

– Я лучше скажу ему об этом. Где он?

– В конюшне. Я пойду с тобой.

– Я пойду одна. – Она задорно улыбнулась. – Не хмурься. Все будет просто великолепно!

2

Что вы делаете? – спросила Тесс, стоя в дверях конюшни.

Гален повернулся к ней. Лучи заходящего солнца осветили радужным ореолом темный силуэт ее стройной фигурки и зажглись пламенем в ее темно-рыжих волосах.

– Мою лошадь укусила змея по дороге в Динар, и ранка воспалилась, – спокойно объяснил он.

– Становится темно, вам понадобится фонарь.

– Я собирался зажечь его.

– Не отвлекайтесь. – Она живо повернулась к столбу возле двери, на котором он висел. На полочке под ним взяла огниво, высекла огонь и зажгла фонарь.

Он видел очертания ее тела сквозь тонкий голубой батист платья с высокой талией.

Она поставила фонарь на землю возле ведра и залюбовалась конем. Не выдержав, дотронулась до его морды.

– Он красавец! Как его зовут?

– Селик.

– А что случилось с Телзеном?

– Я держу его на племя. Селик – один из его потомков.

– Он очень нежный. Довольно неожиданное свойство для жеребца.

Он с любопытством поглядел на нее.

– А что вы знаете о жеребцах?

– Мало. Мне еще нужно многому учиться. – Она встала на колени рядом с ним. – Змея ядовитая?

– Да, но она его лишь поцарапала.

– А какую мазь вы используете?

– Травяную смесь из горчицы и ржи.

– А вы не пытались добавить туда мяты?

– Нет.

– Она снимает жар, и конь мог бы выдержать более горячий компресс.

– Откуда вы знаете?

– Я пробовала разные травы, когда одна из кобыл графа повредила ногу. – Она потянулась мимо него, размотала компресс с ноги Селика и нежно погладила колено жеребца.

– Вы только посмотрите. Вы когда-нибудь видели такое изящное сложение?

“Ее сложение более изящно”, – подумал Гален, сознавая, что мог бы смять ее только одним неосторожным словом.

Он видел тонкие голубые ниточки ее вен на запястьях и мог ощутить биение ее пульса на виске, всего в нескольких дюймах от его собственного.

– Исключительное.

– Просто удивительно, как эти колени могут выдержать такой вес. – Она обмакнула тряпку в воду и отжала. – Нам понадобится более горячая вода.

– Я сделаю. – Он встал, взял ведро, вылил воду за дверью, затем прошел к очагу и налил в ведро горячей воды из большого чайника.

– Какого графа?

– Что? – Она сосредоточенно хмурилась, накладывая повязку. – Ах, это. Граф де Санвен. Его поместье располагалось недалеко от монастыря. Он держал прекрасных лошадей, хотя ни одна из них не сравнится с этим красавцем. – Она села на пятки, продолжая с восхищением разглядывать коня. – У вас много таких, как Селик?

– Ни одна лошадь не похожа на другую.

– Пожалуй.

– Сестры позволяли вам посещать графа?

– Вначале нет. Мне приходилось незаметно ускользать из монастыря. – Она поморщилась. – Я даже не могу вам сказать, как часто меня ловили и приводили к матери-настоятельнице для наказания.

– Сколько лет этому графу?

– Не знаю, – она пожала плечами. – Я никогда не интересовалась его возрастом.

– Приблизительно. – Поймав ее удивленный взгляд, Гален понял, что спрашивал слишком резко, и попытался смягчить тон. – Молодой?

Она покачала головой.

– Мне кажется, у него уже внуки. Гален почувствовал, как напряжение сошло с него. Он поставил ведро с горячей водой возле нее.

– Вам он нравился?

– Да… его лошади. Вначале он очень раздражался, но когда увидел, что я могу быть полезной в его конюшне, то стал почти приветливым.

– Почти?

– Ну, он больше не рычал на меня и нанес визит матери-настоятельнице, уговорив ее позволить мне приходить к нему дважды в неделю.

– И как он этого добился?

– Он уверил ее, что будет наблюдать за мной, что у меня природный дар в обращении с животными. Еще он сказал, что уверен в том, что святой Франциск Ассианский приветствовал бы мою любовь и заботу о животных. – Она усмехнулась. – Впервые мои дела одобрили. Мать-настоятельницу очень удивило и обрадовало отношение святого Франциска, проповедовавшего самоотречение от мирских благ.

10
{"b":"8052","o":1}