ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно, нет. – Тесс, не глядя на него, стоя на коленях перед Аполлоном, тщетно пыталась соскрести грязь с его длинной шерсти. – Но она и Мэндл заняты. Как только мы вошли в лес, они отстали и на время потеряли меня из виду.

– Заняты?

– Прелюбодействуют.

Алекс хмыкнул, увидев выражение крайнего изумления на лице Галена.

– Тогда она действительно очень занята. Весьма неутомимая особа.

– Кто эта Паулина? – спросил Гален.

– Паулина Калбрен – верная и заботливая нянька Тесс, – ответил Алекс. – А Мэндл – один из грумов моего дорогого дядюшки.

– Ничего не выходит. – Тесс бросила заниматься шерстью Аполлона, поднялась и взяла Галена за руку. – Идем со мной. Здесь есть озеро. Сразу за тем холмом, где мы смоем эту грязь. – Она повернулась к его лошади и остановилась, широко раскрыв глаза от восхищения. – Пресвятая Дева, какой красавец! – Она выпустила руку Галена и шагнула к жеребцу, который испуганно от нее попятился. – Как же я его сразу не заметила. Он такой чудесный!

– Это и понятно, ведь ты оказалась несколько занята, пытаясь остаться в живых.

Тесс проигнорировала легкомысленное замечание своего кузена.

– Как его зовут?

– Телзен, – ответил Гален.

– Я не обижу тебя, Телзен, – нежно пропела Тесс. делая еще один шаг вперед. Конь взглянул на нее с сомнением, но тем не менее продолжал спокойно стоять, даже когда она протянула руку и коснулась белого ромба на его лбу.

– Невероятно, – пробормотал молодой шейх. – Он обычно не позволяет чужим дотрагиваться до себя.

– Он знает, что нравится мне. – Тесс погладила особенно чувствительное место на морде лошади между глазами. – Он и поначалу бы не отшатнулся от меня, не воняй я этой противной тиной.

– Да будет мне дозволено заметить, – Алекс поморщился, – я бы просто зажал нос, подойди ты ко мне поближе.

Гален тепло улыбнулся:

– Вы умеете обращаться с лошадьми.

– Когда этот бесенок не занят исследованием трясины, то проводит большую часть времени в дворцовых конюшнях, пробираясь туда тайком, – сказал Алекс.

– Этот конь не из конюшен. – Тесс доброжелательно взглянула на Галена. – Я бы его там заметила.

– Я держу его возле своей квартиры в городе. Во дворец я приехал только сегодня. – Он из Седикхана?

– Да.

– Никогда не видела более грациозного, сильного коня, чем Телзен. А другие лошади там тоже…

– Тесс, – Алекс опять сморщил нос. – Немедленно!

Тесс кивнула:

– Мы пойдем к озеру пешком. Вы ведь не захотите ехать верхом и пачкать красавца этой грязью?

–Да, небеса покарают тебя, Гален, если ты вымажешь свою лошадь! – торжественно произнес Алекс.

– Я мигом могу погасить твою неумеренную радость, – ответил Гален бархатным голосом, – с тем же успехом сбросив и тебя в это болото. – Он легко поднял Тесс и посадил в седло, затем вскочил сзади. – Но прежде я отмоюсь сам, чтобы до конца прочувствовать свое превосходство.

– Я испачкала ваше седло этой зеленой тиной, – бессильно запротестовала Тесс. – Говорю, нам следовало идти пешком!

Шейх ударил пятками коня, посылая его в галоп и направляя в сторону холма, на который указывала девочка. Аполлон побежал следом, заливаясь радостным лаем.

– Немного грязи на его холке? Это ерунда для Телзена. Он привык к более серьезным испытаниям.

Она неодобрительно взглянула на него через плечо.

– Вы не пользуетесь шпорами?

– Нет, и не имею обыкновения выслушивать поучения от детей.

– Я не поучала… Я всего лишь сказала, что не следовало пачкать такого прекрасного коня.

– Это почти то же самое. Гален обогнул холм и оказался на берегу небольшого озера, окруженного невысокими соснами.

– Здесь глубоко?

– Нет.

– Хорошо.

Он снял ее с лошади и бросил в озеро. От холодной воды у девочки перехватило дыхание, пока она пыталась вынырнуть на поверхность.

Шейх наблюдал за ней с чуть выжидательной улыбкой, продолжая спокойно сидеть в седле.

– Ой, как здорово, – воскликнула она, отдышавшись. – Спасибо вам!

Его улыбка погасла, и он, прищурившись, посмотрел на нее.

– Кажется, вы более благодарны, чем ваша гончая. Я ожидал, что вы рассердитесь на меня. Аполлон прыгнул в озеро следом за девочкой, расплескивая вокруг воду и грязь с шерсти. Тесс, смеясь, увертывалась от брызг и снова ныряла.

Наплававшись, она спросила:

– Почему? – Вода бежала по ее щекам, а лицо светилось от смеха. – Я ведь была такая грязная, а вы позаботились об мне, швырнув меня в озеро. Разве можно на вас сердиться?

– Могу лишь сказать, что при дворе в Тамровии я еще не встречал ни одной дамы, столь же лишенной чувствительности, как вы.

– Но я не придворная дама. – Окунувшись с головой в воду, она принялась проворно отжимать копну своих темно-рыжих кудрей. – И по крайней мере еще четыре года могу не беспокоиться о том, что стану ею. Меня пока не выпускают из классной комнаты.

– Понятно. – Гален соскочил со своего вороного жеребца. – Тогда вы не будете возражать, если я искупаюсь вместе с вами. – Он ступил в озеро и пошел на глубину, пока вода не достала до подбородка. – Бог мой, как холодно!

– Ведь еще только апрель. – Она энергично отжала волосы, а затем вновь погрузилась в воду с головой. – А в вашей стране озера холодные?

– Не такие. Тамровия находится на Балканах, а Седикхан – в пустыне. – Он окунул голову и принялся тереть ее так же энергично, как и Тесс. – Хотя на холмах около Заландана озера, пожалуй, не теплее.

Его мокрые волосы блестели на солнце, как черный агат, а лицо под темным загаром покраснело от холода. Яркие лучи солнца коснулись его бронзовой кожи, придав ей почти золотой оттенок, и Тесс поймала себя на том, что зачарованно смотрит на него. Молодой шейх не был миловиден, как Алекс. Его высокие скулы, словно высеченные из камня, своими резкими, четкими очертаниями напоминали гранитные скалы, разбросанные по берегу озера. Тяжелые голубоватые веки прикрывали темные, глубоко посаженные глаза. Он так же отличался от других придворных, как волки, на которых охотился ее отец, от изнеженного Аполлона. Он казался жестче, сильнее, яростнее. И поступал иначе, чем другие. Ни секунды не колеблясь, он полез в вонючую топь, чтобы спасти ее, – как и она, не раздумывая, прыгнула за Аполлоном. Даже Алекс, любя ее, попытался найти безопасный для себя способ ее спасения.

Она очнулась, услышав вопрос Галена:

–Почему вы так смотрите на меня, килен?

– Килен?

– Это значит “маленькая” или “малышка” на моем языке.

– О! – Она отвела взгляд. – Я лишь хотела узнать, почему вас зовут “золотой”? Из-за цвета вашей кожи?

Он помолчал, насмешливо улыбаясь.

– Неужели обо мне говорят и в классных комнатах? Нет, меня называют “золотой” из-за золота в моем кошельке.

Она вновь посмотрела на него.

– Вы очень богаты?

– Как Мидас, славившийся своими сокровищами. Мои холмы возле Заландана полны золота. – Его губы скривились в усмешке. – Я так богат, что меня терпят при вашем королевском дворе и, более того, даже домогаются моего общества, несмотря на то, что я всего лишь варвар из дикой страны.

В его тоне Тесс послышалась боль, и она попыталась утешить его.

– Варвар – значит дикий, правда? Думаю, звучит совсем неплохо. В лесу много чудесных диких созданий.

– Но их не приглашают во дворцы.

– А должны, – заявила она.

– Интересно, как вы заговорите через пять лет.

– Как и сейчас. – Она выбралась из воды и плюхнулась на землю. Аполлон взобрался на берег следом за ней.

Туфли Тесс потеряла, и ее коричневое бархатное платье представляло собой мятую тряпку; скорее всего ей здорово попадет за это приключение, но она об этом сейчас не беспокоилась. Ей нечасто позволяли разговаривать со взрослыми, а Гален Бен Рашид оказался самым интересным человеком из всех, кого ей до сих пор приходилось встречать.

– Нет, я не изменюсь.

– Посмотрим. – Гален выбрался на берег и растянулся возле нее. – Я буду очень удивлен, если вы останетесь прежней. Ваша сиятельная матушка не благоволит ко мне.

2
{"b":"8052","o":1}